Posted 28 декабря 2022, 12:38

Published 28 декабря 2022, 12:38

Modified 28 декабря 2022, 12:52

Updated 28 декабря 2022, 12:52

Газовый рынок 2022: под крылом черного лебедя

28 декабря 2022, 12:38
Непредсказуемых событий, случившихся на газовом рынке в 2022 г., хватило бы минимум на десятилетие.
Сюжет
Итоги 2022

Но среди стаи «черных лебедей» пара обозначенных нами годом ранее трендов по росту газовых котировок и дефициту СПГ проявилась в полной мере. Ожидания от 2023 г. сложно назвать оптимистичными, однако, кто предупрежден, тот вооружен.

Авторы:

Директор по исследованиям «ВЫГОН Консалтинг» Мария Белова

Консультант «ВЫГОН Консалтинг» Иван Тимонин

 

 

Европа: развод с битьем посуды

Главным событием уходящего года для газового рынка, несомненно, стало стремление Европы отказаться от импорта российского газа. Весной Еврокомиссия опубликовала план действий, в соответствии с которым должно было быть обеспечено достижение данной цели, — REPowerEU.

В рамках этого документа был предложен целый комплекс мероприятий, нацеленных на повышение энергоэффективности, развитие альтернативных источников энергии, в том числе рост генерации ВИЭ, запуск мощностей по получению биометана, обеспечение импорта, а также собственного производства водорода, отмена закрытия и увеличение загрузки угольных и атомных электростанций, а также наращивание импорта трубопроводного газа и СПГ нероссийского происхождения. При этом, согласно плану, наибольший эффект должен был быть достигнут именно в результате сокращения спроса, за счет же поиска альтернативных каналов поставок предполагалось заместить лишь 60 млрд м3 российского газа: 50 из них благодаря дополнительному импорту СПГ и 10 — в результате реализации новых трубопроводных проектов.

Теоретически, упор на планомерное сокращение спроса вместе с постепенным увеличением закупок СПГ и трубопроводного газа у альтернативных производителей мог бы позволить Европе отказаться от российских поставок на горизонте до 2027–2030 гг., не оказав радикального воздействия на ценовую конъюнктуру, однако история распорядилась иначе.

На рис. 1 видно, что поставки трубопроводного газа Газпрома начали снижаться еще во второй половине 2021 года, хотя, как мы отмечали в своем прошлогоднем материале, у компании были все предпосылки для роста экспорта вплоть до рекордных значений. После начала специальной военной операции, сопровождающейся резким ростом цен на газ на фоне опасений об остановке поставок российского голубого топлива, наблюдался всплеск экспортной активности (март). Далее произошла череда событий, более чем в три раза сократившая объемы месячных трубопроводных поставок газа из РФ в Европу. Началось все с президентского Указа о расчетах за газ с недружественными странами за рубли (Указ Президента РФ от 31.03.2022 N 172 «О специальном порядке исполнения иностранными покупателями обязательств перед российскими поставщиками природного газа»), в результате которого целый ряд европейских компаний (прежде всего из Польши и стран Балтии) отказались от закупки российского топлива. Некоторые перешедшие на рубли компании — крупные партнеры Газпрома, в частности ENI, заявили о своих планах об отказе от российского газа еще до истечения сроков действия долгосрочных контрактов.

 

Поставки российского трубопроводного газа в Европу по ключевым маршрутам* и цены TTF

В начале мая, ссылаясь на военные форс-мажорные обстоятельства, украинская сторона остановила прокачку газа через ГИС «Сохрановка», что привело к сокращению объемов транзита российского газа почти на треть. Далее в рамках Указа Президента РФ (Указ Президента Российской Федерации от 3 мая 2022 года № 252 «О применении ответных специальных экономических мер в связи с недружественными действиями некоторых иностранных государств и международных организаций») и постановления правительства о контрсанкциях (Постановление правительства РФ от 11.05.2022 № 851 «О мерах по реализации указа президента РФ от 3 мая 2022 г. № 252») произошла остановка эксплуатации газопровода Ямал-Европа (точнее его участка, контролируемого компанией EuRoPol GAS, 51% акций в которой принадлежит Польше), по которому осуществлялись поставки газа в Польшу и Германию. Затем начался турбинный квест, результатом которого стало постепенное сокращение экспорта газа по Северному потоку по причине безвозвратного выбытия на ремонты санкционных газоперекачивающих агрегатов. Финалом этой трубопроводной саги стали произошедшие в конце сентября взрывы на «Северных потоках», приведшие к разрушению двух ниток «Северного потока 1» и одной нитки несертифицированного «Северного потока 2», запуск которого, вопреки нашим ожиданиям, не случился в 2022 г.

Параллельно с падением импорта российского газа Европа в ускоренном темпе начала увеличивать запасы в хранилищах и работать над сокращением спроса на него. Так, в конце июля была утверждена программа ЕС Save Gas for a Safe Winter, направленная на снижение потребления газа на 15% зимой 2022–2023 гг., а уровень заполненности ПХГ к началу отопительного сезона в конце октября был близок к отметке в 95%, что существенно превышает исторические показатели. Вкупе с ростом импорта СПГ это привело к падению цен с рекордных уровней августа в 2,4 тыс. долл./тыс. куб м до комфортных для 2022 г. 1,0-1,4 тыс. долл./тыс. куб м.

В итоге к концу 2022 года Европа подошла с 9%-м сокращением спроса по сравнению с 2021 г., впечатляющим ростом импорта СПГ, некоторым увеличением собственной добычи и масштабным сокращением импорта трубопроводного газа (читай российского). Таким образом, разрыв наших газовых связей происходит быстрее принятых ЕС планов.

 

Газовый баланс Европы в 2021-2022 гг.*, млрд м3

СПГ: битва Европы и Азии за доступные объемы

В прошлогодней статье мы прогнозировали, что динамика роста рынка сжиженного природного газа в 2022 г. окажется достаточно сдержанной на фоне ограниченного числа вводов новых заводов, и данные ожидания оправдались.

Исходя из фактической динамики, производство СПГ в 2022 г. относительно уровня 2021 г. вырастет примерно на 20 млн т или 28 млрд м3 природного газа. Достигнуто это будет благодаря запуску новых заводов — Calcasieu Pass в США, Coral South FLNG в Мозамбике и КС «Портовая» в РФ, а также выходу на полную мощность активов, запущенных в 2021 г. — четвертой очереди российского «Ямал СПГ», а также шестой линии американского Sabine Pass.

Данный рост мог бы оказаться ощутимо выше, однако немаловажными ограничивающими факторами стали авария, приведшая к остановке завода Freeport в США летом текуще2022 года, а также задержки в процессе восстановления работы норвежского актива Hammerfest LNG на месторождении Snovhit, не функционирующего с осени 2020 г. из-за возгорания в турбине.

Более радикальные изменения на глобальном рынке СПГ в этом году произошли со стороны спроса — его структура изменилась весьма существенно. Обусловлено это тем, что сжиженный газ стал ключевым инструментом Европы в вопросе замещения поставок «голубого топлива» из России: регион нарастил импорт продукта почти на 50 млн т (68 млрд м3), увеличив его с 75 млн т (102 млрд м3) до порядка 123 млн т (169 млрд м3), то есть более чем на 60%, тем самым перевыполнив свои планы по REPowerEU в течение 1 года. Столь весомое увеличение потребления было обеспечено не столько благодаря расширению мировых производственных возможностей, сколько за счет «переманивания» изначально предназначавшихся для азиатских импортеров объемов щедрыми ценовыми премиями.

Потребление же в Азии по итогам года сократится примерно на 20 млн т СПГ или 28 млрд м3 природного газа. Большую часть удара при этом принял на себя Китай — спрос в стране снизится более чем на 15 млн т (20 млрд м3), что обусловлено ужесточением нацеленных на борьбу с пандемией COVID-19 ограничений.

Если же подводить итоги 2022 года непосредственно для российской СПГ-индустрии, несмотря на все потрясения нашей стране удалось закрепить позиции четвертого крупнейшего поставщика сжиженного газа в мире после Австралии, США и Катара, удерживающих лидирующие места. В 2022 г. российский экспорт составит порядка 32,5 млн т (44 млрд м3), что превышает показатель 2021 года на 2,2 млн т (3 млрд м3). Загрузка всех российских активов оставалась высокой, а рост будет достигнут за счет вышеупомянутого выхода на полную мощность четвертой очереди «Ямал СПГ», что доказало работоспособность российской технологии, а также ввода нового среднетоннажного завода на компрессорной станции «Портовая», мощность которого составляет 1,5 млн т в год (2 млрд м3).

Говоря о дальнейших перспективах развития крупнотоннажного производства СПГ в России нельзя обойти стороной и вопросы санкционного давления. В частности, запрет на поставку в РФ оборудования для сжижения газа был внедрен еще в рамках пятого пакета санкций Евросоюза. В то же время российская промышленность на сегодняшний день можно считать независимой от импортных комплектующих только в мало- и среднетоннажных сегментах, иными словами, на отечественных решениях возможно строительство заводов с мощностью технологических линий в пределах порядка 1 млн т.

Решение ЕС вряд ли станет проблемой для первой технологической линии завода «Арктик СПГ-2», уже находящейся в высокой степени готовности и ожидающей запуска в предстоящем 2023 г., однако для иных проектов, где на сегодняшний день достигнут меньший прогресс, оно все же может стать проблемой и привести к переносу изначально обозначенных сроков ввода заводов СПГ.

Для российских производителей при этом доступны по меньшей мере два варианта развития ситуации: дальнейшие инвестиции в локализацию технологий и масштабирование имеющихся решений до более крупных мощностей или же переформатирование концепций заводов — строительство большого числа технологических линий малой мощности вместо нескольких крупнотоннажных очередей, что может быть актуально для проектов, еще не прошедших стадию принятия инвестиционного решения. Примеры реализации второго подхода уже имеются в мировой практике, в частности именно так выглядит вышеупомянутый американский завод Calcasieu Pass — 18 технологических линий с единичной мощностью в 0,626 млн т СПГ в год (0,85 млрд м3). Кроме того, подобная конфигурация обеспечивает и ряд конкурентных преимуществ, например, позволяет проводить технологическое обслуживание техлиний поочередно, при этом существенно не снижая производственные возможности актива в целом.

Осторожный взгляд в 2023-й

Новый год — это всегда вера в лучшее будущее. Однако в 2023 г., к сожалению, приходится ожидать дальнейшего сокращения поставок российского газа в западном направлении, которое включает как Европу (ЕС и не-ЕС), так и страны бывшего СССР. В базовом сценарии трубопроводный экспорт на запад составит 80 млрд м3, что означает 60-процентное падение относительно объемов 2021 г. Есть и негативный сценарий, когда Газпром может полностью прекратить поставки в ЕС, например, в связи с недавним установлением потолка цен на газ.

Заполненные под завязку газовые хранилища ЕС служат гарантией относительно комфортного прохождения отопительного сезона 2022-23 г., однако, когда весной начнется подготовка к следующей зиме, Европа может столкнуться с дефицитом газа, что подтолкнет газовые котировки вверх. Ценовые всплески возможны и в самое ближайшее время, в случае возникновения проблем на действующих газопроводах или наступления аномальных холодов. Тут можно говорить практически о любых ценовых уровнях, включая 5 тыс. долл./тыс. м3. Существенным отличием от 2022 г. будет то, что Китай, ранее охотно предоставляющий предназначавшиеся ему объемы СПГ Европе, перестанет это делать в связи с тем, что власти запретили государственным компаниям Поднебесной осуществлять реэкспорт газа в отопительном сезоне.

Россия продолжит укреплять газовое сотрудничество с Китаем: вслед за контрактом на поставки газа по газопроводу Сахалин-Хабаровск-Владивосток, подписанному в феврале 2022 г., стоит ожидать подвижек по Силе Сибири-2. Развитие турецкого направления трубопроводного экспорта — также задача 2023 года. Кроме того, происходит укрепление экономических отношений с Ираном, в том числе в газовой сфере. Однако все эти усилия начнут приносить плоды в виде роста поставок газа за пределами следующего года.