Posted 28 декабря 2022, 11:12

Published 28 декабря 2022, 11:12

Modified 30 декабря 2022, 09:16

Updated 30 декабря 2022, 09:16

Алексей Белогорьев: Экспорт российского газа в ЕС вырастет, но непонятно, когда

28 декабря 2022, 11:12
Алексей Белогорьев
Что ждет российскую и европейскую газовую отрасль в следующем году
Сюжет
Итоги 2022

По данным Минфина, нефтегазовые доходы России за 11 месяцев 2022 года составили 10,654 трлн рублей, что уже выше 2021 года (9,056 трлн рублей). Однако в следующем году картина может быть не такой радужной, поскольку в первом полугодии 2022 года российские экспортные возможности компании использовали на полную мощность.

В настоящее время ситуация совсем иная, особенно это касается экспорта газа. Ожидается, что его добыча в 2022 году снизится на 12% в связи с остановкой работы экспортной инфраструктуры. Взрывы на «Северных потоках», а также остановка части украинского транзита и газопровода «Ямал-Европа» не проходят бесследно. Рост производства СПГ, который в 2022 году составил 8,7%, не может исправить ситуацию.

Глава Минфина Антон Силуанов прогнозирует, что в 2023 году бюджетный дефицит может оказаться выше запланированного, а объем экспорта энергоносителей — ниже. В то же время уже начались политические сигналы о вероятном частичном восстановлении экспорта энергоносителей в ЕС. 26 декабря вице-премьер Александр Новак сделал заявление о возможности запуска газопровода «Ямал-Европа». «Газпром», в свою очередь, оценил стоимость восстановления «Северных потоков».

В ЕС, скорее всего, также понимают, что погода — дама переменчивая. Пока Европе с ней везло, и отопительный сезон смогли начать поздно, но какие температуры будут в следующем году, никто предсказать не может. В МЭА считают, что европейские страны перенесут эту зиму с незначительными рисками из-за 90-процентной заполненности хранилищ газа, но следующая зима будет тяжелой из-за недостатка или полного отсутствия российского газа. При этом ожидается, что основные объемы СПГ пойдут в Китай. напомним, что в этом сезоне из-за ковидных ограничений КНР удалось поддерживать длительную газовую «диету».

Существует мнение, что в настоящий момент Китай аккуратно подталкивает Евросоюз и РФ к восстановлению отношений. Поскольку Пекину гораздо выгоднее иметь платежеспособный Брюссель, способный покупать китайские товары, чем видеть обнищание европейцев, которые еще и попытаются отобрать у КНР сжиженный газ.

О том, что ждет российскую газовую отрасль в следующем году, «НиК» спросил у замдиректора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексея Белогорьева.

Об экспорте в ЕС: в Германии на российский газ в 2023 году не рассчитывают

«В «Газпроме» уверены, что экспорт в страны ЕС частично восстановится, примерно до 60 млрд кубометров. Если он останется на текущем уровне (через Украину), то он не превысит 25-30 млрд кубометров. Предполагается, что от текущего уровня в два раза можно нарастить поставки. Есть такие настроения. Но я не уверен, что речь идет о следующем годе. Поскольку пока не нормализовались политические отношения между Москвой и Брюсселем, вероятность использования «Северных потоков», даже если абстрагироваться от сложностей их ремонта, не очень велико, как и использование газопровода «Ямал-Европа».

По сути, пока у «Газпрома» технически сохраняется только возможность увеличения прокачки через Украину. Но компания не прибегала к этому более полугода: с конца мая уровень поставок через Украину держится на одном и том же уровне 42,5 млн кубометров в сутки. При этом даже через «Суджу» по контракту можно отправлять 78 млн. Не так давно через этот маршрут отправлялось до 160 млн кубометров газа.

Кроме того, украинский транзит не имеет большого количества потребителей. Сейчас ГТС Украины  — это в основном маршрут, используемый для поставок в Словакию, Австрию, Венгрию, частично в Северную Италию. Но Венгрия сейчас во многом переключилась на «Балканский поток», Италия активно замещает российский газ. Поэтому для увеличения поставок через Украину нужно договариваться, что этот газ пойдет дальше через Чехию в Германию. Я не уверен, что Германия готова вести подобные переговоры.

«Ямал-Европа» — газопровод исправен. С европейской стороны каких-то жестких санкций на него нет. В целом поляки не вводили блокирующих санкций на его использование. Эти санкции в мае ввела сама Россия. Но в данном случае транзит через Польшу может быть менее политически целесообразен, чем транзит через Украину.

Что касается линии «Северного потока-2», которая не пострадала, то я не представляю, как в текущих политических условиях Берлин будет ее сертифицировать. Санкций против «Северного потока-1» нет, если не считать проблемы с турбинами, вопрос только в восстановлении этого газопровода. Если «Газпром» решит его быстро восстановить, в чем я не уверен, и возобновить поставки по нему, то Германия не будет против. Но это вопрос политической воли российской стороны. Пока на российский газ в Германии не рассчитывают в 2023 году. Предполагается нулевой уровень поставок из России, по крайней мере, сетевого газа», — рассказал эксперт.

О ценах: все поняли, что без российского газа можно прожить

Благодаря благоприятным погодным условиям, особенно в октябре–ноябре, ЕС удалось сильно улучшить общий газовый баланс за счет накопления ПХГ и очень позднего начала отопительного сезона. В этом году в Европе он начался 14 ноября, хотя обычно топить приходится уже с 10–31 октября. На конец декабря запасы в ПХГ держатся на уровне 83% — это очень много для данного времени года. При этом 25 декабря отмечался даже переход ряда ПХГ к закачке газа, что совсем нехарактерно.

Что будет происходить дальше с погодой, предсказать сложно. Но, в любом случае, за счет больших накопленных запасов и резкого сокращения потребления, а также устойчивого предложения СПГ прохождение этого отопительного периода уже не выглядит такой сложной задачей, как это считалось в августе–сентябре, когда были панические настроения на рынке. То есть сейчас вообще не стоит вопрос о замерзании ЕС, будет ли физический дефицит газа. Евросоюз зиму переживет, вопрос в том, какой объем газа останется в ПХГ на конец отопительного периода. От этого зависит, сколько газа надо будет закупать. Если уровень на конец марта будет ниже 30%, то это означает, что летом будут достаточно высокие цены. Многие прогнозируют, что они вернутся на уровень $2000 за тысячу кубометром или выше.  Но общие ожидания, что при высокой волатильности среднегодовая стоимость не будет превышать $1500 за тысячу кубометров, это выше, чем в этом году ($1350 или ниже).

При этом очевидно, что панические настроения, которые были на рынке с мая по сентябрь 2022 года, ушли, а именно они и подогревали рост цен. Тем не менее ценовые «качели» могут сохраняться, это осложняет жизнь продавцам и потребителям. «Потолок» цен не поможет сгладить эту динамику, так как он спотовых цен не касается. Но таких пиков, как были в августе — выше $3500, может и не быть. Тогда основным фактором стало резкое сокращение поставок из России, сейчас рынок к этому уже адаптировался. Все поняли, что без российского газа можно прожить, хотя и за счет резкого сокращения спроса. Сейчас даже если РФ полностью прекратит поставки, это будет означать потерю порядка 2 млрд кубометров в месяц, при общем объеме поставок в ЕС 28-30 млрд. Эта не та величина, из-за которой будут сильно переживать», — считает Белогорьев.

Турецкий хаб: самый лакомый кусок — это внутренний рынок Турции

«Турецкий хаб развивается сам по себе как инфраструктурный, приемно-распределительный. Помощь ему никакая не нужна. Создать на его основе торговый хаб без допуска нерезидентов к внутреннему рынку Турции, на мой взгляд, не получится. Энергополитика Турции заключается в том, чтобы четко разделять внутренний рынок и международную торговлю, поскольку на внутреннем рынке очень сильное перекрестное субсидирование. Турция не заинтересована допускать на него зарубежных поставщиков.

При этом внутренний рынок Турции — это самый лакомый кусочек того, что может предложить турецкий хаб, целых 60 млрд кубометров в год. Это самый большой рынок в регионе, поблизости крупнее его рынков нет. Все остальные — Италия, Германия, отчасти Австрия — сильно удалены.

Для поставщиков СПГ вообще не интересно продавать газ Турции, чтобы потом его поставлять в Италию. Поставки азербайджанского газа осуществляются по долгосрочным контрактам. И там свободных объемов для торговли на хабе нет. Может теоретически торговать Россия, но вопрос кто у нее купит. Ведь нужно убедить потребителей покупать российский газ именно в Турции. Если говорить про хаб как точку ценообразования, то до этого очень далеко. Должно пройти лет 10-15, чтобы торговый индекс турецкого хаба был реально востребован рынком», — пояснил эксперт.

«Тройственный» газовый союз: шума больше, чем содержания

«Тройственного» газового союза, на мой взгляд, не существует. Это некая фантазия, которая родилась из-за недопонимания заявлений и переговоров официальных лиц. Теоретически Россия может увеличить поставки газа в Среднюю Азию, поскольку в Узбекистане ухудшается газовый баланс. В этом году в стране были проблемы по поставкам газа для электростанций. Ташкент в принципе заинтересован в ограниченном импорте российского газа. Казахстан тоже может что-то импортировать, но это примерно 5 млрд кубометров в год, то есть не те объемы, которые будут значимы для российского экспорта. Шума больше чем содержания. Кстати, в этом году Россия поставляет газ в Азербайджан для поддержания газового баланса этой страны, но это не вызывает никакого интереса», — отметил Белогорьев.

СПГ: все упирается в запуск «Арктик СПГ-2» 

«Поставки российского СПГ в 2022 году вырастут на 9% до 43-44 млрд кубометров или 31-32 млн тонн. Кстати, рост экспорта сжиженного газа пришелся в основном на Европу. Это значит, что «Ямал СПГ», «Сахалин 2» будут работать на полную мощность и выше, то же самое можно сказать и про «Высоцк». Начались поставки СПГ с «Портовой». В 2023 году кроме прироста с «Портовой» рассчитывать больше не на что. Она может дать дополнительно 1 млн тонн экспорта. Дальше все упирается в запуск «Арктик СПГ-2», а также проблему импортозамещения для остальных СПГ-проектов.

Пока международные прогнозы учитывают только первую очередь «Арктик СПГ-2» до 2030 года. То есть ничего больше от России до 2030 года не ждут. НОВАТЭК и «Газпром» никаких комментариев на эту тему не дают, все ждут решения технологических вопросов», — пояснил эксперт.

Экспорт в Китай: в КНР не очень понимают, какой в стране будет спрос в 2035–2040 годах

«Поставки российского СПГ в Азию выросли незначительно. Согласно графику и даже чуть выше идут поставки сетевого газа по «Силе Сибири». К 2025 году «Газпром» обещает довести их до проектного уровня 38 млрд куб. м, наверное это удастся. Когда будет запущен Дальневосточный маршрут (МГП «Сила Сибири-3») для экспорта российского газа в Китай, непонятно. «Газпром» не называл точный срок. Все зависит от решения проблем с ресурсами на Сахалине. Там по-прежнему тяжелая ситуация, особенно в условиях технологических санкций. Есть проблемы Южно-Киринского месторождения, но, наверное, в 2024 году может быть он запущен.

Остается нерешенным вопрос по проекту «Силы Сибири-2». Я не знаю, когда будет достигнута договоренность, но начало поставок раньше 2030 года маловероятно.  В ближайшие годы этот проект ничего не изменит. В регионе присутствует монопсония. При этом Китая сам не очень понимает, какой у него будет спрос в 2035–2040 гг.», — сказал Алексей Белогорьев.

Либерализация российского экспорта газа: уже неактуальна

«Раньше либерализация экспорта могла привести к увеличению поставок, хотя «Газпром» это и отрицал, поскольку в ЕС по-разному относились к «Газпрому», «Роснефти» и НОВАТЭКу. Но в настоящее время в Евросоюзе ко всем российским компаниям относятся примерно одинаково, поэтому политически от либерализации экспорта Россия ничего не выиграет.

Однако остается вопрос про общий рынок газа ЕАЭС, в январе 2025 года он должен заработать. Там изначально предполагалось, что все российские поставщики будут иметь возможность поставок на рынок этих стран (ЕАЭС — Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения, Россия), но насколько это будет осуществимо, остается под вопросом, поскольку «Газпром» не отказывается от долгосрочных договоров с этими странами — они действуют примерно до 2040 года. Контракты эти предполагают монопольное право «Газпрома» на поставки», — пояснил эксперт.