Posted 22 декабря 2022, 11:24

Published 22 декабря 2022, 11:24

Modified 22 декабря 2022, 11:29

Updated 22 декабря 2022, 11:29

Американский подход: изолировать рынок ЕС и переманить капитал

22 декабря 2022, 11:24
По мотивам картины Габриэля Метсю "Ростовщик"
Инициативы Вашингтона сегодня идеально гармонируют с последствиями энергокризиса в Европе.

Отток капитала из Старого Света в США и другие страны становится устойчивой тенденцией 2022 года. Еще в марте аналитики из EPFR сообщили, что инвесторы 5 недель подряд выводили средства из европейских акций, перенаправляя их в Соединенные Штаты. Отток из европейских фондов акций составил $3,2 млрд, а вот в акции США было вложено $32 млрд — рекорд за те же прошедшие 5 недель.

Если верить отчетам Lipper, в августе стало очевидно, что активнее всего из ЕС бежит американский капитал. За девять недель до 14 августа 106 американских фондов, инвестировавших в европейские акции, демонстрировали самую продолжительную серию последовательных еженедельных оттоков средств из Европы с 2011 года. В сентябре этого года от европейских активов избавились крупнейшая в мире инвесткомпания (американская) BlackRock и крупнейший управляющий активами в Евросоюзе (французский) Amundi.

Впрочем, это стало нормой и для инвесторов из других стран. Согласно данным Refinitiv Lipper, за первые 8 месяцев 2022-го из европейских фондов ушло $31,2 млрд — это рекорд с 2016 года, когда были опасения рецессии в регионе из-за Brexit. Можно было бы сказать, что виной всему мировой энергокризис, но за те же первые 8 месяцев 2022-го фонды акций США привлекли огромный приток — $72,69 млрд, а азиатские фонды — $983 млрд. Осенью тенденция усилилась. В сентябре EPFR Global заявила, что только с 31 августа по 7 сентября инвесторы вывели $3,4 млрд из фондов акций европейских компаний. В итоге за 6 месяцев до сентября чистый отток капитала из ЕС составил $83 млрд.

Тут все плохо, уходим

Причина у всех одна — энергокризис в ЕС делает производство в Европе более дорогим, чем в других уголках мира. Компании, владеющие энергоемкими предприятиями в Европе, либо готовятся к тому, чтобы перебраться в США, Китай или другие страны, либо уже делают это.

Даже в середине декабря, когда цены на крупнейшем хабе Европы опустились до $1300–1500 за тыс. кубометров, для европейского рынка это все равно оказалось в 5 раз выше средних показателей за последние 5 лет. В Соединенных Штатах, если брать первые 8 месяцев 2022-го (данные Минэнерго США), средняя цена на Henry Hub — $227 за тыс. кубометров. Да, это значительно больше, чем средний показатель за аналогичный период 2021-го — $121 за тыс. кубометров, но такая стоимость газа в США все равно не сопоставима с ценой в Европе.

Неудивительно, что на фоне подобных процессов в руководстве Volkswagen в декабре этого года заявили, что компания не хочет строить заводы по производству аккумуляторов для электромобилей в Европе. Основной тезис главы Volkswagen Томаса Шефера звучал предельно просто:

«Европейские цены на энергоносители затрудняют объяснение акционерам, почему автопроизводитель построит там (в Евросоюзе) завод по производству аккумуляторов».

Такая новость не была чем-то удивительным. Еще в октябре в Skoda Auto, чешском подразделении Volkswagen, заявляли, что материнская компания еще не определилась с постройкой завода gigafactory в Европе к концу 2022 года. Ее действия, по сути, готова повторить и шведская Northvolt. В середине осени ее представители сообщили, что отдают приоритет расширению своих аккумуляторных заводов в США, а не в ЕС. Причина та же — высокие цены на энергоносители в ЕС.

Один из крупнейших мировых производителей удобрений, норвежская Yara 25 августа сообщила, что на 35% сократит использование аммония (менее токсичная форма аммиака) в производстве азотных удобрений и снизит производство до 3,1 млн тонн из-за рекордных цен на газ. Ранее,  осенью 2021 года компания примерно на 40% снизила производство. В октябре 2022-го Yara заявила, что сократила годовую мощность примерно на 1,7 млн т аммиака и 900 тыс. тонн готовых удобрений. В ноябре Yara опубликовала пресс-релиз, в котором призвала европейских политиков что-то срочно делать с ценами на газ. В противном случае, отметили в компании, AdBlue — специальный реагент, необходимый для очистки выхлопных газов дизельных двигателей (используется на 29 млн авто в ЕС) — будет дорожать все быстрее, и на рынке может возникнуть дефицит. Американская CF Industries Holdings прекратила производство удобрений в Великобритании еще в сентябре 2021 года, сославшись на затраты, связанные с ископаемым топливом. Все это вполне ожидаемые процессы, учитывая, что около 70% затрат на производство удобрений напрямую зависит от цены природного газа — сырья для создания почти всех типов удобрений.

Проблемы становятся все серьезнее и у европейских компаний из других отраслей, где большое энергопотребление:

  • по словам директора Департамента экономического и рыночного анализа Ассоциации европейских производителей стали (EUROFER), производство стали в Европе может сократиться на 4% в 2022 году. Восстановление показателей, если вообще это произойдет, можно ожидать только со II квартала 2023 года;
  • в конце сентября 2022 года в немецкой Heidelberg Materials, одном из крупнейших в мире производителей цемента, сообщили, что компания готовится перевести производство на своих заводах в Германии на время и дни, когда цены на электроэнергию ниже, в том числе в выходные. Объем продаж цемента за первые 9 месяцев у Heidelberg Materials снизился на 6%;
  • химический концерн BASF — гигант не только немецкой, но европейской промышленности — объявил в конце октября, что он будет постоянно сокращать свои операции в Европе, чтобы избежать высоких затрат на энергоносители: уменьшит ежегодные расходы в ЕС на €500 млн до 2024 года, или примерно на 10%, включая сокращение рабочих мест.

Даже в нефтегазовых компаниях Евросоюза в 2022 году наблюдается потеря интереса к инвестициям в проекты, территориально расположенные в пределах Европы, а если конкретнее, то в добычу на Северном море. Это происходит на фоне просьб и даже требований правительств многих стран, включая Великобританию, инвестировать в добычу. Среди главных причин — все более жесткие условия по соблюдению ESG-повестки и новые налоги. В конце ноября Shell решила избавиться от нефтяных активов в британских водах Северного моря. Речь шла о миноритарных долях в двух нефтяных месторождениях, эксплуатируемых BP, и доли в разведанном месторождении к востоку от Шотландии. Кстати, в этом же году Shell заявляла, что откажется от своей 30-процентной доли в нефтяном проекте Cambo. В декабре Total Energies, второй по величине производитель нефти и газа в британских водах Северного моря, заявила, что сократит инвестиции в этом регионе на 25% в следующем году. Причина — увеличение налога на непредвиденные расходы для нефтегазовых компаний в Великобритании: он повышен с 25% до 35% и будет теперь действовать до марта 2028 года.

Тем временем нефтегазовые компании по другую сторону Атлантики увеличивают инвестиции в добычу. К примеру, ExxonMobil добилась того, что ее акции подорожали в этом году на 60%, намного опередив конкурентов из Старого Света Shell и BP. По этой причине в Exxon решили, что можно увеличить расходы в 2023 году не на $21-24 млрд, а на $25 млрд. Как иронично отметили в Reuters, пока Shell и BP медленно сокращают добычу нефти и переходят на ВИЭ, Exxon ставит цель увеличить добычу нефти и газа до рекордных 4,2 млн б. н. э. в сутки к концу 2027 года. Большая часть прироста добычи намечена за счет проектов в Бразилии, Гайане и США.

Изолировать рынок и навязать свой товар

К слову об американском нефтегазе, который, по сути, является одним из важнейших бенефициаров энергокризиса в Евросоюзе. C января по октябрь 2022 года из США в ЕС было поставлено около 48 млрд кубометров СПГ, что на 26 млрд кубометров больше, чем за весь 2021 год.

Да, большую часть СПГ из Соединенных Штатов продают не американские компании. Продавцами такого сжиженного газа в ЕС нередко выступают сами европейские корпорации, включая Total Energies или Shell. Но добытчики газа в США, как и владельцы регазификационных терминалов, свою выгоду получают. Благодаря увеличению экспорта в Европу все они получили своего рода гарантии на большие объемы для сбыта и уверенность в том, что инвестиции в новые СПГ-терминалы и буровые установки для извлечения углеводородов будут экономически целесообразными в перспективе.

Безусловно, продажу сжиженного газа в Европу нарастили и другие страны, включая Катар, Австралию и даже Россию. ЕС потратил €12,5 млрд на российский СПГ в январе–сентябре. Импорт российского СПГ в Европе вырос примерно на 40% за год, до 15 млрд за первые 9 месяцев, что, безусловно, выгодно СПГ-отрасли России. Но надо не забывать, что параллельно с этим в 2022 году не работают «Ямал-Европа» и «Северный поток», снижены объемы прокачки по украинской ГТС, а «Северный поток-2» так и не ввели в эксплуатацию.

Для нефтегаза РФ все это в сумме нивелирует достижения по росту продаж СПГ в Европу. К тому же ресурсная база для экспорта сжиженного и трубопроводного газа все равно разная, т. е. риски снижения добычи из-за потери европейского рынка никуда не исчезли.

Зато у США общие показатели экспорта взлетели до небес. Если сравнивать его с поставками российского СПГ в ЕС, то преимущество Америки на европейском рынке неоспоримо.

Штаты вышли на первое место в мире по продажам СПГ, опередив даже Катар и Австралию. За 10 месяцев 2022 года экспорт американского СПГ вырос на 11%. А ведь еще 7 лет назад объем продаж газа за рубеж у США был на нуле. Теперь работают СПГ-проекты Sabine Pass, Cove Point, Elba Island, Corpus Christi, Cameron, Freeport, Сalcasieu Pass. По данным Минэнерго США, строятся и расширяются еще четыре, которые будут готовы к 2025 году и увеличат экспортную мощность на 161 млн кубометров в сутки или на 49 млн т СПГ в год.

Впрочем, даже без них и при условии, что Freeport — 20% экспортных мощностей США — до сих пор стоит, выручка от экспорта газа США, по разным оценкам, за 10 месяцев 2022 года почти удвоилась, составив $25 млрд. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года сумма составляла $13 млрд.

Говорить про «российское энергетическое оружие» в Европе можно сколько угодно. Но если смотреть на доходы от экспорта, выгоду для нефтегазовой отрасли конкретной страны и появление для нее гарантированных рынков сбыта, даже когда самим европейцам это невыгодно, то можно заметить, как национальность «энергетического оружия» против Евросоюза удивительным образом меняет флаг с российского на американский.

Исход капитала с ESG-повесткой в США

Примечательно, что переток европейского капитала в США на фоне энергокризиса в Старом Свете затрагивает не только автопром и ряд компаний из металлургической, химической и других отраслей. Речь идет даже о потенциальной «эвакуации» в США производителей «зеленой» энергетики.

Неплохим стимулом для такого процесса выступает принятый 16 августа 2022 года главой США Джо Байденом «Закон об инфляции» (IRA). Кстати, в самой Европе не стесняются говорить, что это, по сути, протекционизм в чистом виде.

«ЕС должен улучшить свои правила госпомощи и рассмотреть возможность увеличения финансирования „зеленого перехода“, чтобы компенсировать возможные последствия налогового законодательства США», 

— заявила в начале декабря президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. Переживать есть о чем:

  • IRA включает субсидии для «зеленых» технологий на сумму $369 млрд, причем направленных в первую очередь именно на привлечение инвестиций в США;
  • субсидии от IRA в размере $7,5 тыс. на покупку электромобилей в США при условии, что такой транспорт или хотя бы 50% его составляющих было произведено в Северной Америке;
  • специальный налоговый кредит в размере 0,5 цента/кВт*ч на организацию производства ВИЭ-генерации на территории США. Сумма кредита станет выше еще на 10%, если производитель, скажем, «ветряков» делает их минимум на 40% из сырья и оборудования, добытого и созданного на территории США;
  • все проекты солнечной генерации мощностью ниже 1 МВт получают специальный инвестиционный госкредит в размере не менее 30% (есть опции для увеличения) от общей стоимости проекта. Для объектов с мощностью более 1 МВт тоже предусмотрены выгодные кредиты, правда, с некоторым оговорками и иногда чуть меньшим процентом.

Через две недели после принятия IRA компания First Solar, крупнейший производитель солнечных панелей в США, отказалась от расширения своей деятельности за рубежом, включая ЕС, и обнародовала новые планы по открытию завода стоимостью $1 млрд на юго-востоке Соединенных Штатов. В сентябре Honda Motor и LG Energy Solutions Ltd. заявили о намерении построить в США завод по производству электромобилей стоимостью $4,4 млрд. Американский Panasonic Holdings, главный поставщик аккумуляторов Tesla, тоже решил построить завод по производству электромобилей стоимостью $4 млрд именно на территории США, хотя ранее компания рассматривала и другие страны.

По данным Lipper, с начала 2022-го по ноябрь инвесторы по всему миру вывели чистых $13,2 млрд из фондов акций, облигаций и смешанных активов ESG. По сути, в мире впервые за 10 лет вместо притока денег в ESG-активы произошел отток. В таких условиях тот, кто предоставит наилучшие субсидии, гарантировано обеспечит инвестиционную привлекательность для ВИЭ-проектов. Такой страной, за счет IRA, становится именно США. А вот Евросоюз, обескровленный энергокризисом, конкурировать с Вашингтоном попросту не в состоянии.