Posted 13 декабря 2022, 09:55

Published 13 декабря 2022, 09:55

Modified 13 декабря 2022, 09:57

Updated 13 декабря 2022, 09:57

Охрана объектов ТЭК: будьте реалистами — требуйте невозможного!

13 декабря 2022, 09:55
Особых секретов для безопасной работы объектов ТЭКа нет — нужно хотя бы исполнять то, что предписывает законодательство.
Сюжет
Авария

В 2022 году мировая энергетика находится на передовой в прямом и переносном смысле — чего только стоят подрывы «Северных потоков». В связи с этим возникает вполне закономерный вопрос, насколько надежно защищены объекты ТЭК от атак, с чьей бы стороны они не исходили.

Экотерроризм как госидеология

В Европе продолжает формировать весьма серьезное движение экоэкстремистов. 10 декабря около 200 воинственно настроенных защитников природы под предлогом борьбы за климат разнесли цементный завод Lafarge La Malle. Компания пишет заявление и считает ущерб. После этого становится очевидным, что от метания соусов в шедевры мировой живописи до промышленного терроризма один шаг. Однако главное, что экологический экстремизм как правило всегда с «человеческим лицом»: за все хорошее и против всего плохого. Поэтому даже самые жестокие выходки толпы под экологическими лозунгами не вызывают у населения такого ужаса и отторжения, как террористические акты. А зря.

26 ноября 20 полицейских в Германии получили ранения в столкновениях с протестующими экологами против проезда поезда из Франции с переработанными радиоактивными отходами, хорошо хоть сам состав не перевернули. 30 ноября порядка 90 человек пострадали во время массового протеста на западе Франции против строительства серии ирригационных резервуаров в Новой Аквитании. Большинство раненых — полицейские.

24 декабря экоактивисты из немецкого движения «Последнее поколение» (Letzte Generation) пробрались на летное поле берлинского аэропорта, парализовав на какое время работу всего транспортного узла. 8 декабря эта же организация блокировала Монбланский тоннель, соединяющий Францию и Италию. Закономерно, что с такими умениями они и до объектов ТЭК скоро доберутся.

По данным лондонского полицейского управления, правоохранительные органы города потратили £5,5 млн на усиленное патрулирование для противодействия акциям протеста экологического движения Just Stop Oil. Всего за 46 дней акций группы были задержаны 755 человек. В настоящее время эти экологи начали двухнедельный протест против разработки новых месторождений газа и нефти: пока они только дороги перекрывали, но, учитывая их методы, а также полную безнаказанность, скоро могут устроить и что-нибудь более выразительное.

При этом не стоит забывать, что европейская энергетика — это не только НПЗ, АЗС и нефтегазовые платформы в Северном море, но и, например, АЭС, на которых в регионе вырабатывается 25% электроэнергии.

Неизвестно, кто падет следующей жертвой борцов за экологию, ведь никто не может гарантировать, что каким-нибудь экстремистски настроенным экологам не придет в голову в следующий раз не приклеивать себя к картинам в музее, а, например, подорвать ради «зеленого» будущего нефтепровод или АЭС.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев отметил, что сейчас в Европе экологам оказывается серьезная пропагандистская поддержка, поэтому они и дальше могут совершенно безнаказанно действовать:

«В настоящее время власть в ЕС в значительной степени представлена экологами. То есть бесчинства и толпы борцов за экологию — это лик современной Европы. В каком-нибудь 1991 году экологи и левые радикалы были оппозиционны власти, а сейчас они вошли во власть. Поэтому теперь весь этот экотерроризм с разгромом промышленных объектов ведется от имени власти»,

— пояснил эксперт.

Российский ТЭК перед лицом террора

У российской энергоинфраструктуры — другие проблемы. Радикально настроенные экологи ей не грозят, но с началом СВО количество атак на российские энергообъекты выросло кратно.

Если касаться газовой инфраструктуры, то еще до подрыва «Северных потоков», 22 сентября, сообщалось о том, что спецслужба Украины планировала совершить теракт на газотранспортных объектах, при помощи которых газ идет в Евросоюз и Турцию. В октябре стало известно о задержании в России диверсантов, пытавшихся подорвать газопровод «Турецкий поток» на российской территории.

19 ноября произошел взрыв газа и серьезный пожар на газопроводе в Ленинградской области. Тогда причиной ЧП назвали разгерметизацию газопровода. Однако что послужило причиной для такой разгерметизации, никто не рассказал. Кроме того, в конце ноября ФСБ предотвратила попытку диверсии на участке газотранспортной системы «Южный коридор» в Волгоградской области.

Диверсантов привлекают и объекты электроэнергетики, поскольку к каждой опоре ЛЭП круглосуточную охрану не приставишь. В августе украинские диверсанты подорвали шесть опор высоковольтных линий электропередачи, идущих от Курской атомной электростанции. Данная диверсия, как отметили в ФСБ, привела к «нарушению технологического процесса функционирования АЭС». Буквально через несколько дней после этого рядом с Курской АЭС еще раз пытались подорвать ЛЭП.

В ноябре диверсанта, планировавшего подорвать линию электропередачи, задержали в Крыму. В том же месяце в Брянской области диверсия удалась, там пропадало электроснабжение из-за подрыва опоры ЛЭП в Климовском районе. В 12 ноября Курской области с дрона ВСУ было сброшено взрывное устройство на подстанцию Глушковских районных электросетей (РЭС).

За последние месяцы крупные теракты затрагивали в России топливные базы, а также НПЗ. Причем большинство из них стали жертвами именно беспилотных летательных аппаратов. 22 июня был атакован Новошахтинский завод нефтепродуктов (НЗНП) в Ростовской области, в него попали два беспилотника. В ноябре в селе Стальной Конь в Орловской области была атакована нефтебаза, в Севастополе предотвратили поджог склада с топливом.

Однако самые резонансные атаки произошли 5 декабря, когда в зону поражения попали два аэродрома в Саратовской и Рязанской областях. На рязанском аэродроме Дягилево произошло возгорание бензовоза, в результате пострадали 9 человек, 3 из них погибли. На Аэродроме в годе Энгельс Саратовской области неизвестный беспилотник упал на взлетно-посадочной полосе, повреждены 2 стратегических бомбардировщика.

Уже 6 декабря беспилотник атаковал аэродром в Курской области, там загорелся нефтенакопитель.

Дроны — основная угроза

Одним из основных инструментов ведения боевых действий против объектов ТЭКа стали беспилотники. При этом удары могут наноситься далеко от линии соприкосновения войск. Еще в ноябре в Нижегородской, Саратовской, Тульской и Рязанской областях, в Пермском крае ввели запрет на применение гражданских беспилотников. В Краснодарском крае для дронов закрыли небо 12 декабря, при этом за использование беспилотников грозит штраф от 20 тыс. до 500 тыс. рублей. Однако неизвестно, будет ли данной меры достаточно для защиты объектов топливно-энергетического комплекса.

Вместе с тем очевидно, что озаботиться вопросом защиты нефтехранилищ от дронов надо было гораздо раньше, еще в сентябре 2019 года, когда атаке беспилотников подверглись крупнейший в мире завод первичной переработки нефти в Абкайке на востоке Саудовской Аравии и нефтеперерабатывающий завод на нефтяном месторождении Хурайс.

БПЛА нанесли серьезный урон нефтяной инфраструктуре королевства и усилили геополитическую напряженность на Ближнем Востоке. Кроме того, эти атаки привели к росту стоимости нефти на мировом рынке. Уже тогда стало ясно, что именно беспилотные летательные аппараты представляют основную опасность для объектов ТЭКа.

Однако ни тогда, ни с момента начала СВО защита объектов топливной инфраструктуры в РФ усилена не была.

ТЭК защитит закон 

Пока основные усилия по защите объектов ТЭК происходят на законодательном уровне.

В конце июня президент РФ Владимир Путин подписал закон, ужесточающий требования к охране объектов топливно-энергетического комплекса. Документ уточняет, кто вправе охранять объекты ТЭК высокой и средней категории опасности, ужесточает требования к ЧОПам, уточняет правила присвоения категории опасности объектам ТЭК.

3 декабря правительство своим распоряжением утвердило форму паспорта безопасности объекта топливно-энергетического комплекса. Данный документ среди прочего включает наличие на объекте подразделения по защите государственной тайны и соблюдение требований режима секретности, размещение объекта по отношению к транспортным коммуникациям, наличие систем противопожарной защиты и многие другие сведения.

7 декабря заместитель председателя правительства РФ Александр Новак на заседании правительственной комиссии по вопросам развития электроэнергетики поручил представителям энергетических компаний усилить безопасность энергообъектов топливно-энергетических комплексов, особенно на приграничных территориях.

Отраслевые эксперты считают, что каких-то особых секретов для безопасной работы объектов ТЭКа нет. Нужно хотя бы просто исполнять то, что предписывает законодательство. Но, судя по тому, что практически все атаки на нефтебазы на территории РФ оказались успешными, не делается даже этого.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков отметил, что последствия от ЧП на атомной станции будут значительно сильнее, чем теракты на нефтегазопроводах или НПЗ, поэтому АЭС требуют особого внимания и контроля:

«Если сравнивать газовую и нефтяную инфраструктуру, то очевидно, что с точки зрения воздействия на окружающую среду нефтяные объекты опаснее. Особенно это касается подводных нефтепроводов. Их не так много, но последствия для окружающей среды в случае аварий именно на них могут быть огромными. Метан же просто взрывоопасен, но аварии на газовых объектах будут иметь последствия для потребителей. Поскольку если авария произойдет в разгар отопительного сезона, то без газа останутся не только котельные, но и электростанции. При авариях на НПЗ население может остаться без топлива, но это не так критично. Линейную инфраструктуру — газопроводы, нефтепроводы, ЛЭП — легко восстановить. С этой точки зрения последствия от взрывов на электростанциях, газокомпрессорных станциях и НПЗ будут гораздо серьезнее»,

— пояснил эксперт.

Он также напомнил, что технические средства борьбы с навигационными системами дронов существуют, поэтому сделать бесполетные зоны вокруг стратегических объектов возможно:

«Практика показывает, что с законодательной точки зрения ужесточать функционирование объектов ТЭК не стоит. Проблемы возникают из-за того, что никто не выполняет уже имеющиеся правила и нормативы. Надо следовать тем требованиям, которые уже прописаны в законодательстве, это значительно повысит безопасность объектов ТЭКа»,

— подчеркнул Юшков.

Дмитрий Журавлев заметил, что на объектах ТЭК должны жестко усиливать физические меры безопасности и ничего больше не придумаешь:

«АЭС и гидроэлектростанции должны быть защищены очень серьезно. Так как аварий на подобных объектах опаснее всего»,

— указал эксперт.