Прогнозы о нехватке нефти противоречат мрачным предсказаниям про мировую экономику

16 ноября 12:34
Нефтяные рынки, похоже, не могут выбрать, в каком направлении двигаться дальше.

Опасения по поводу сокращения спроса, вызванные ожидаемой рецессией мировой экономики, идут вразрез с вполне реальной угрозой дефицита предложения. В ближайшем будущем рынок нефти останется крайне неопределенным, пишет Ирина Слав для Oilprice.com.

Уже пару месяцев разнонаправленные сигналы нефтяного рынка заставляют трейдеров кидаться из крайности в крайность, а ожидаемая рецессия мировой экономики идет вразрез с опасениями дефицита нефти. За последние две недели ситуация обострилась еще сильнее, поскольку усиливаются как опасения по поводу замедления темпов роста мировой экономики, так и опасения по поводу нехватки нефти и топлива. В результате нефтяной рынок превратился в настоящую головоломку.

Ранее в октябре Международный Валютный Фонд (МВФ) выступил с тревожным отчетом о состоянии мировой экономики. Экономический советник МВФ и директор по исследованиям Пьер-Оливье Гуринша отмечал:

«Замедление темпов роста в 2023 году будет широкомасштабным, и страны, на долю которых приходится около трети мировой экономики, могут столкнуться с ним в этом или следующем году. Три крупнейшие экономики — Соединенные Штаты, Китай и Евросоюз — продолжат тормозить. В целом, потрясения этого года вновь вскроют раны экономики, лишь частично залеченные после пандемии. Короче говоря, худшее еще впереди, и для многих людей 2023 год будет ощущаться как рецессия».

Естественно, это «медвежий» прогноз для нефти, вместе с тем опасные сигналы наблюдаются в отношении рынка дизельного топлива. Так, запасы дистиллятов в США находятся на рекордно низком уровне, спрос остается устойчивым, к тому грядет эмбарго ЕС на российское топливо — все это способствует дефициту, первоначальной причиной которого стало сокращение мощностей по переработке как в Европе, так и в США, а также более быстрое, чем ожидалось, восстановление спроса после карантина.

С каждым днем становится все хуже. CNBC назвал это идеальным штормом: низкие запасы сочетаются с растущим спросом в преддверии зимы, что провоцирует ускоренный рост цен, влияющий на все отрасли и ударяющий по и без того пустеющим карманам потребителей.

В конечном счете, кризис на рынке ДТ тоже должен быть «медвежьим» фактором спроса, но это только в теории. Дизельное топливо двигает экономику — разрушение спроса на него произойдет только тогда, когда ситуация с предложением станет совсем катастрофической, что, безусловно, повлечет за собой рецессию. Но даже в этом случае разрушение спроса будет частичным — как и в ситуации с нефтью, поскольку спрос на эти продукты не эластичен по цене.

Последние данные об институциональных сделках говорят сами за себя. Джон Кемп из агентства Reuters пишет, что за последние четыре недели трейдеры одновременно и  закупили крупные партии нефти сырой нефти (62 млн баррелей и 47 млн баррелей), и продали крупные объемы (34 млн баррелей и 50 млн баррелей).

Тем временем ОПЕК пересмотрели свой прогноз долгосрочного спроса на нефть в сторону повышения и повторили тезис о необходимости новых инвестиций в ископаемое топливо. А несколькими днями раньше МЭА заявило, что спрос на нефть и газ достигнет пика через несколько лет (а затем, очевидно, пойдет на спад — «НиК») по мере расширения ветровых и солнечных мощностей.

«Общий объем инвестиций в нефтяной сектор к 2045 году составит $12,1 трлн […] Однако хронический недостаток инвестиций в мировую нефть из-за спада в отрасли, пандемии COVID-19, а также политики, направленной на прекращение финансирования проектов, связанных с ископаемым топливом, является серьезной причиной для беспокойства»,

— заявил генеральный секретарь ОПЕК Хайтам Аль-Гайс на конференции ADIPEC в ОАЭ, которого цитирует Reuters.

Это означает, что будущие поставки нефти в объемах, соответствующих спросу, не гарантированы от слова совсем. Не гарантирован и рост ветровой и солнечной энергетики из-за надвигающегося дефицита меди, который, как предупредили два руководителя горнодобывающей промышленности, будет серьезным. Кроме того, Индонезия рассматривает возможность создания организации по типу ОПЕК для производителей металлов для аккумуляторных батарей, что сделает цепочку поставок этих материалов еще более сложной с точки зрения реалий энергетического перехода.

Инвестиции в новые нефтедобывающие проекты добычу, похоже, тоже не рассчитаны на сценарий пикового спроса. Все это свидетельствует о том, что рынок нефти будет крайне неопределенным в обозримом будущем или, по крайней мере, до тех пор, пока те страны, которые, как ожидается, скатятся в рецессию, этого не сделают.