Саудовская Аравия подтверждает свою приверженность Китаю несмотря на позицию США

14 ноября 09:33
В конце октября Саудовская Аравия снова подтвердила свою приверженность Китаю, как «самому надежному партнеру».
Сюжет
США

Мухаммед бен Салман, по-видимому, теперь рассматривает США в качестве партнера только в вопросах безопасности. Стратегический поворот Саудовской Аравии фактически знаменует собой конец ключевому соглашению 1945 года между США и Саудовской Аравией, которое определяло их отношения вплоть до недавнего времени, пишет Саймон Уоткинс для oilprice.com

Саудовская Аравия (КСА) подтвердила свой статус «самого надежного партнера и поставщика сырой нефти» для Китая, заверив Пекин в своей поддержке в ряде других сфер, демонстрируя тем самым позицию наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана (MbS), заключающуюся в том, что Королевство теперь рассматривает США просто как одного из партнеров в новом мироустройстве, где Пекин и его союзники разделят лидерские позиции с Вашингтоном. Штатам не стоит удивляться, что MbS воспринимает Штаты в качестве партнера лишь в вопросах безопасности и не идет на существенные уступки, тогда как Китай для КСА выступает в качестве ключевого экономического партнера, а Россия — в качестве главного партнера в энергетических вопросах. Позиция КСА стала понятна еще в марте прошлого года, после ежегодного Форума Развития Китая, проходившего в Пекине, где главный исполнительный директор Aramco Амин Нассер заявил:

«Обеспечение энергетических потребностей Китая остается нашим приоритетом не только на ближайшие пять, но и на следующие пятьдесят лет и далее».

И все же США удивлены очевидным поворотом Эр-Рияда от Вашингтона к Пекину, что фактически знаменует собой окончание сотрудничества в рамках ключевого для обеих стран соглашения 1945 года между США и Саудовской Аравией, определявшего их отношения вплоть до недавнего времени. Поворот этот виден и в отказе MbS ответить на телефонный звонок президента Джо Байдена с просьбой о помощи в снижении рекордных цен на энергоносители, и в масштабном сокращении добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+, что добавило мировой экономике опасений по поводу инфляции.

А еще Вашингтон разгневан, учитывая категоричность саудовского кронпринца, с которой тот разорвал соглашение 1945 года, — об этом свидетельствуют весьма резкие комментарии о решении ОПЕК+ от официальных лиц США, включая президента Байдена, который заявил:

«У этого [решения] будут последствия, в том числе для России [поддержавшей цены на нефть и возглавившей сокращение добычи нефти ОПЕК+ на 2 млн б/с]… Я не собираюсь раскрывать подробности того, что планируется предпринять. Но будут, будут последствия».

Непосредственно перед угрозами Байдена советник по вопросам национальной безопасности Джон Кирби озвучил сомнения относительно будущего американо-саудовских отношений в сфере безопасности, повторив, что позиция президента — США должны «пересмотреть двусторонние отношения с Саудовской Аравией и оценить, находятся ли эти отношения на должном уровне, служат ли национальной безопасности […] в свете недавнего решения ОПЕК с ведущей ролью Саудовской Аравии [в принятии этого решения]».

Но, не обращая внимания на возможные «последствия», в КСА заявили, что вдобавок к нефтяному партнерству с Китаем две страны продолжат «тесное общение и укрепят сотрудничество для устранения возникающих рисков и проблем», — так указано в совместном заявлении министра энергетики Саудовской Аравии принца Абдула Азиза бен Салмана и директора Национального управления энергетики Китая Чжана Цзяньхуа. Что же касается нефти, то, согласно данным Главного таможенного управления КНР, за период с января по август Саудовская Аравия поставляла сырую нефть в Китай в объеме 1,76 млн б/с, нарастив свою долю на рынке КНР до 17,7% с 16,9% годом ранее.

Кроме того, в конце октября страны договорились продолжить сотрудничество по развитию совместных проектов нефтеперерабатывающих и нефтехимических комплексов, а также сотрудничество в атомной энергетике. Несмотря на то, что Саудовская Аравия и Китай назвали это «мирным использованием ядерной энергии», незадолго до Рождества 2021 года разведывательные службы США обнаружили, что королевство с помощью Поднебесной производит свои собственные баллистические ракеты. И, учитывая продолжительную и обширную «поддержку» Китаем ядерных амбиций Ирана, у США растут опасения относительно конечной цели Пекина в наращивании ядерного потенциала ведущих государств Ближнего Востока.

Последний этап переговоров состоялся вскоре после подписания многостороннего меморандума о взаимопонимании (MoU) между государственной нефтяной компанией Саудовской Аравии Saudi Aramco (ранее, к слову, Saudi Arabian-American Oil Company) и Китайской нефтяной и химической корпорацией Sinopec. Документ можно рассматривать как важный шаг Китая по укреплению двусторонних отношений. Президент Sinopec Ю Баокай прокомментировал подписание так:

«Подписание Меморандума о взаимопонимании открывает новую главу нашего партнерства в Королевстве… Две компании объединят усилия для обновления и прогресса Инициативы „Один пояс — один путь“ (BRI) и „Видения Саудовской Аравии 2030“ (Saudi Arabia’s Vision 2030)».

В долгосрочные планы КНР и КСА также входит строительство огромного производственного центра в Энергетическом парке Короля Салмана, что обусловит постоянное присутствие на территории Саудовской Аравии китайского персонала. Речь не только о работниках, непосредственно связанных с нефтью, газом, нефтехимией, но и о небольшой армии сотрудников службы безопасности, которые будут отвечать за сохранность инвестиций. Охранять есть что: в начале 2021 года Aramco приобрела 25-процентную долю в совместном предприятии с Sinopec и американской ExxonMobil, под чьим контролем находится Фуцзяньский НПЗ в южном Китае мощностью 280 тыс. б/с. В 2018 году Саудовская Аравия договорилась с нефтехимической Rongsheng о покупке 9-процентной доли в китайском НПЗ ZPC мощностью 800 тыс. б/с.

Другие совместные, даже уже принципиально согласованные, проекты отложены из-за ряда факторов, в том числе продолжающегося влияния COVID–19, крупных дивидендов Aramco и обеспокоенности обеих стран — особенно Китая — тем, как Вашингтон может отреагировать на явную угрозу для собственных долгосрочных интересов в Саудовской Аравии и как это повлияет на геополитические отношения КСА и США.

Незадолго до подписани MoU, в июне старший вице-президент по нефтепереработке Saudi Aramco Мохаммед аль-Кахтани заявил о создании «единого окна» поставок продуктов Aramco в китайской провинции Шаньдун.

«Продолжающийся энергетический кризис, например, является прямым результатом непродуманных планов энергоперехода, которые игнорируют энергетическую безопасность и доступность энергии для всех. Мир нуждается в трезвом мышлении в таких вопросах. Вот почему мы высоко оцениваем 14-й пятилетний план Китая по энергетической безопасности и стабильности, признавая его решающую роль в экономическом развитии»,

— сказал он. Мегапроект планируется в Шаньдуне, где сосредоточено около 26% нефтеперерабатывающих мощностей Китая и который является важнейшим пунктом назначения для сырой нефти Saudi Aramco.

«Проект укрепит связи с крупнейшим в мире экспортером нефти, что повысит энергетическую безопасность Китая, тем более что мы работаем над увеличением наших производственных мощностей до 13 млн б/с»,

— пояснил Аль-Кахтани. Даже не принимая во внимание, что Саудовская Аравия пока не может добывать около 13 млн б/с сырой нефти, можно отметить, что более тесное сотрудничество между Aramco и Китаем означает масштабные инвестиции КСА в создание крупного интегрированного бизнеса по переработке нефти по всей стране в тандеме с китайскими партнерами.

Поворот Саудовской Аравии от США к Китаю — а высокопоставленные саудиты смотрят на ситуацию именно так, что бы они ни говорили публично, — дает основания думать, что Эр-Рияд и далее поддержит усилия Китая по подрыву влияния доллара США на мировых энергетических рынках. Саудовская Аравия сейчас является основным двигателем Соглашения о свободной торговле между Китаем и Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива, ключевая цель которого —наладить «более глубокие партнерские отношения в регионах, где доминирование США ослабевает». Более того, в настоящее время королевство является главным сторонником отказа от гегемонии доллара США в ценообразовании на мировых рынках нефти и газа.

Сразу после того, как Китай сделал саудовскому кронпринцу предложение о выкупе всего 5-процентного пакета акций Saudi Aramco, которые компания первоначально хотела вывести на фондовую биржу, но не сумела привлечь западных инвесторов, на саудовско-китайской конференции в Джидде вице-министр экономики и планирования Саудовской Аравии Мохаммед аль-Тувейджри заявил:

«Мы будем очень рады рассмотреть возможность финансирования в юанях и других китайских активах […] Китай, безусловно, является одним из ведущих рынков для диверсификации инвестиций […] С точки зрения уникальных возможностей для финансирования мы также получим доступ к техническим инструментам, включая размещения частных компаний, панда-бонды и другие».

Более того, недавно стало известно, что последние несколько месяцев Китай и Саудовская Аравия активизировали переговоры о ценообразовании и частичных расчетах за поставляемую нефть в китайских юанях, а не в долларах США.