Как правильно пользоваться газовым кризисом Европы

3 ноября 11:05
Поставщики СПГ из США получают гарантированный рынок сбыта ценой проблем для нефтегаза РФ и промышленности ЕС

Несмотря на проблемы с поставками трубопроводного газа из России, Евросоюз все же смог заполнить свои ПХГ до нужных отметок — в среднем свыше 90%. Объемы поставок СПГ в Европу долгие месяцы были на рекордных отметках. В последние несколько недель у берегов Старого света даже скопилась очередь из СПГ-танкеров, а терминалы региона перегружены, работая на максимуме своих возможностей. При этом цена газа на TTF снизилась с почти $1800 в начале октября до $1164 к 30 октября. В течение месяца она даже опускалась до $1030, что для Евросоюза по меркам 2022-го уже можно считать небольшой ценой.

Казалось бы, вот он — переломный момент энергокризиса, когда ситуация для потребителей стала улучшаться. От поставщиков (пусть и в виде СПГ) отбоя нет, ПХГ перед началом зимы наполнены почти доверху, да и число терминалов в Европе вскоре увеличится (в ряде стран это компенсируется арендой плавучих хранилищ FSRU). И самое главное — стоимость спотового газа на рынке Евросоюза наконец снижается.

Однако у такого якобы конца энергокризиса есть очень много оговорок. Уже через несколько месяцев их будет видно намного сильнее, чем сейчас, причем они с большой долей вероятности негативно повлияют на европейских потребителей газа, впрочем, как и на российских экспортеров.

Газ есть, пока что есть

Первое что бросается в глаза на европейском рынке газа за последние полгода — чрезмерная насыщенность СПГ, что неудивительно на фоне невозможности серьезно нарастить импорт по трубопроводам из Алжира, Азербайджана, Норвегии и уж тем более России. Это объективно сделало цену углеводородов в Старом свете крайне волатильной, а у поставщиков СПГ появилось гораздо больше возможностей влиять на стоимость газа, хотя бы за счет удержания товара до тех пор, пока он не подрастет в цене. В середине октября более 35 судов с СПГ дрейфовали у берегов ЕС. К 26 октября их стало еще больше. По данным Wood Mackenzie, число судов со сжиженным газом, которые либо отгружали энергоноситель, либо стояли у берегов ЕС, составляло 61 единицу. Безусловно, одна из причин — перегруженность мощностей по регазификации в Евросоюзе, где (если считать вместе с Великобританией) работает сейчас около 20 терминалов. Однако аналитические агентства из разных стран в один голос говорят, что есть еще одна важная причина, по которой танкеры, подобно стае хищников, окружившей жертву, не выгружают голубое топливо в Старом свете.

Как справедливо отметили в BBC, в условиях резкого падения цен трейдеры предпочитают не продавать товар, а платить за простой судов возле берегов ЕС, надеясь продать газ, когда на него вырастет спрос (особенно с наступлением холодов) и начнется выборка газа из ПХГ, т. е. когда цена на TTF вновь пойдет вверх.

В итоге, сейчас Европа вроде как наслаждается избытком предложения. При этом регион из-за нехватки регазификационных мощностей (и нежелания трейдеров продавать газ по относительно невысокой цене) потребляет СПГ по принципу «бригады, передающей из рук в руки одно ведро». Танкеры, дрейфующие у берегов ЕС, держат на борту определенный запас газа, который может быть куплен европейскими потребителями. Уменьшение таких запасов «в море» будет компенсироваться приходом к берегам Европы новых судов, готовых ждать своей очереди для разгрузки. Пока что такая система, пусть и с оговорками, работает. Проблема в том, что она функционирует только при одном условии — когда трейдеры знают, что продадут СПГ в Европе дороже, чем в какой-либо другой точке планеты. Как только появится так называемая азиатская премия (спотовый СПГ станет дороже, чем в ЕС), СПГ-танкеры устремятся в Японию, Южную Корею, Китай, Тайвань и Индию, как это уже было во второй половине 2021-го. Условия для такого сценария постепенно формируются.

Сколько контракты не заключай, трейдер на цену смотрит

Если стоимость СПГ в Азии продолжит рост, то уже не будет иметь значения, есть ли регазификационные мощности у ЕС или нет. Даже если страны Евросоюза найдут деньги для аренды 25 FSRU, о чем говорилось еще в августе, это проблему не решит. ЕС может зафрахтовать хоть все 45 FSRU, которые сейчас есть в мире, но если в Азии СПГ будет стоить дороже, трейдеры направят суда именно туда (там и без FSRU приемных мощностей в достатке, и строятся новые терминалы).

«Исходя из рыночных правил игры на мировом рынке СПГ, танкеры у берегов Европы, разумеется, будут стоять лишь до определенного момента. Чтобы судам со сжиженным газом дойти до Азии, трейдерам необходимо понести довольно ощутимые затраты, особенно учитывая высокие цены фрахта. Поставщики СПГ попросту ждут, когда стоимость спотового газа на JKM станет выше цифры, в которую включена цена на европейском TTF + затраты на доставку до азиатских стран.
Такая ситуация уже не за горами. Маховики отопительного сезона только начинают раскручиваться, а значит, в Китае, Южной Корее, Японии и других юго-восточных государствах спрос будет только расти. Безусловно, увеличение потребления газа в том же Китае в этом году крайне слабое из-за пандемии, поэтому на потенциальный отток СПГ-танкеров из Старого света может повлиять погода. Если температура воздуха в Европе будет сильно ниже обычного, то есть шанс еще какое-то время удержать суда со сжиженным газом. Однако в корне это ситуацию не изменит, поскольку определенные объемы Азии в любом случае понадобятся»,

— рассказал в беседе с «НиК» главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов.

Массовое заключение долгосрочных контрактов между европейскими покупателями и поставщиками СПГ, включая тех, что везут грузы из США, — это не панацея. Во-первых, свободных объемов на рынке газа практически нет. Он либо уже законтрактован, либо трейдеры специально хотят оставить резерв для операций на споте. Во-вторых, как справедливо напомнил Алексей Громов, в этом году уже было несколько прецедентов, когда даже контракт не был гарантией поставок.

«Индия, Бангладеш, Пакистан — все они хорошо прочувствовали на себе этот опыт. Цена спотового СПГ на европейском рынке в определенные недели и даже месяцы этого года становилась такой, что трейдерам было выгоднее нарушить условия контракта с азиатскими покупателями, выплатить им неустойку, зато в итоге развернуть танкер в сторону ЕС и выгрузить энергоноситель там. Где гарантия, что-то же самое не произойдет с европейскими потребителями, если они заключат контракт, а стоимость углеводородов в Азии окажется намного выше, чем выплата штрафа?
Более того, поставщиков СПГ все больше будут отталкивать различные инициативы ЕС по ограничению цен на газ. Механизм еще не приняли, он до конца не оформился (то ли динамический потолок, то ли коридор), но его на 100% в Евросоюзе не отвергли»,

— поделился мнением эксперт.

Все это говорит о том, что для поставок СПГ из США сегодня созданы идеальные условия — рынки сбыта всегда наготове. Если есть азиатская премия, СПГ из Америки направляется в Азию. Если ее нет, то можно продать газ в ЕС, где из-за проблем с трубопроводами сжиженный газ теперь готовы покупать всегда. По мнению Алексея Громова, ситуация может несколько измениться после 2026 года, когда Катар значительно нарастит экспортные мощности СПГ и займет доминирующую роль на рынке. Однако в любом случае газу из США сегодня явно комфортнее на европейском рынке, чем несколько лет назад, поскольку оттуда выдавливается РФ, а другие поставщики трубопроводного газа, в силу слабого инвестирования и ряда других факторов, тоже не способны серьезно нарастить экспорт.

СПГ из США себе покупателя найдет

Предположения о том, что Евросоюзу без российских трубопроводов «Ямал-Европа», «Северный поток» и «Северный поток-2», а также из-за снижения объемов прокачки по украинской ГТС, не хватит газа, а весь регион погрузится в холод и темноту, оказались частично неверными. С оговорками, с небывалыми для европейских покупателей расходами, но хватило. Да, с лета 2022-го объемы импорта газа в Евросоюзе (если считать еще и Великобританию) все же несколько отставали от показателей 2021-го, но не настолько, чтобы можно было говорить о тотальном дефиците.

Другой вопрос, что в ЕС из-за такого перехода на СПГ, следовательно, возросших трат на более дорогой энергоноситель, стремительно дорожают счета за коммунальные услуги и, что более опасно для экономики, падают объемы производства в промышленности. В конце октября исследователи из Берлинского центра устойчивого развития Школы Херти пришли к выводу, что в сентябре этого года немецкая промышленность на одну пятую сократила спрос на газ. По данным Eurostat, объемы производства в ФРГ в июле и августе сократились на 0,3% и 0,5% соответственно, уменьшение потребление газа на пятую часть в сентябре, очевидно, сократит работоспособность немецких заводов этой осенью еще сильнее.

Примерно такая же картина по всему ЕС. Более того, в отдельных отраслях дороговизна газа заставляет предприятия почти полностью останавливать свою деятельность. К примеру, судя по отчетам Fertilizations Europe, к августу 2022-го высокие цены на природный газ привели к приостановке 70% производственных мощностей аммиака в Европе. В целом же, мощности по производству удобрений в Европе сократились на две трети. Есть проблемы и в других секторах, начиная от автомобилестроения, заканчивая фармацевтикой.

Но это не особо беспокоит поставщиков СПГ из США. Для экспорта сжиженного газа из Америки даже «сжимающегося» за счет экономии на энергоносителях европейского рынка вполне достаточно. Главное, что на нем становится на одного важного конкурента — России — меньше. Кстати, доля энергоносителей из Соединенных Штатов в еврозоне продолжает увеличиваться. В сентябре, по данным Refinitiv Eikon, почти 70% всего американского экспорта СПГ направлялось именно Европу.

Производители сжиженного газа в США не связывают себя серьезными обязательствами с европейскими покупателями. В 2022 году производители СПГ из Америки подписали контракты на поставку более 35 млн тонн СПГ в год. Подавляющая часть компаний, с которыми были заключены долгосрочные контракты, — это потребители из Азии, а не из Европы.

Благодаря этому производство СПГ в США отлично развивается, уже увеличив мощность за счет:

  • 6-й очереди на Sabine Pass;
  • 18 новых среднетоннажных линий сжижения на Calcasieu Pass;
  • увеличению мощностей на Corpus Christi LNG.

У компаний есть стимул развивать процесс и дальше. Cheniere Energy приняла окончательное решение по расширению мощностей СПГ-завода Corpus Christi на 10 млн тонн в год к 2025 году. Venture Global намерена заняться первой фазой проекта Plaquemines LNG с мощностью в 12 млн тонн в год. Есть и другие проекты. Безусловно, на их реализацию уже сегодня негативно влияет повышение ключевой ставки ФРС, что удорожает кредиты для компаний в нефтегазовом секторе США, которые привыкли работать в более благоприятных условиях. Однако это уже вопрос отдельный, касающийся экономики непосредственно самих Соединенных Штатов. Важно, что у производителей СПГ есть уверенность в наличии рынков сбыта.

России нужен «план Б»

С трубопроводным газом, который Россия традиционно направляла в Европу, в целом, все понятно. Заместить европейский рынок, куда ежегодно уходило примерно 150 млрд кубометров, в данный момент за счет только азиатских покупателей у «Газпрома» не выйдет. Банально не хватает инфраструктуры для таких объемов прокачки, да и ряд ресурсных баз, которые используются сейчас для экспорта на Запад, не предполагалось задействовать для поставок на Восток.

Готова ли РФ компенсировать эти проблемы за счет увеличения экспорта СПГ? С одной стороны, положительная для Москвы тенденция есть. Поставки российского сжиженного газа в Европу увеличились на 15% за первые восемь месяцев 2022 года по сравнению с аналогичным периодом 2021-го. В конце октября представитель Еврокомиссии Тим Макфи сообщил, что за три квартала 2022 года ЕС получил из РФ 15 млрд кубометров газа в виде СПГ. Это при том, что за весь 2021-й Россия отправила в Евросоюз около 10,6 млрд СПГ.

С другой стороны, это слишком небольшие объемы, которые не заменяют максимальную мощность любого из «Северных потоков». В 2021 году Россия экспортировала 251 млрд кубометров, из которых на долю СПГ пришлось около 41 млрд. Превратить за год или два эти 41 млрд, скажем, в 100 млрд, компенсируя потери на европейском рынке — задача трудновыполнимая. Особенно в условиях санкций и постепенного дистанцирования от России европейских и американских компаний, чьи технологии сегодня важны для нефтегаза РФ.

«Многое упирается еще и в вопрос, не запретят ли страны Европы поставки российского СПГ на свою территорию. Пока что о прекращении закупок сжиженного газа у РФ с 1 января 2023-го заявила только Великобритания. Но, учитывая нынешнюю политическую турбулентность, не исключено, что ее могут продублировать и страны Евросоюза. Да, сейчас некоторые из них серьезно увеличили импорт СПГ из России — достаточно посмотреть на ту же Бельгию или Испанию. Но где гарантии, что ради политических целей они от этого не откажутся через год-два? В 2023 году серьезного прироста экспорта СПГ у РФ не предвидится. А вот еще через год рост может постепенно начаться, но только при условии решения целого спектра проблем»,

— считает эксперт ФНЭБ и Финансового университета Станислав Митрахович.

В первую очередь, считает эксперт, российские компании должны получить в свое распоряжение технологии крупнотоннажного сжижения газа. Пока что компании, каждая по отдельности, пытаются решить этот вопрос, хотя в идеале это мог бы быть национальный проект. В любом случае, это займет как минимум 3-4 года. Затем надо решать вопрос с наличием СПГ-танкеров, постройка которых напрямую зависит от сотрудничества с южно-корейскими верфями, поскольку та же «Звезда» в одиночку, с нуля создать в кратчайшие сроки такой флот не в состоянии.

«Если эти проблемы будут решены, то к 2030 году, возможно, РФ сможет нарастить экспортные мощности СПГ даже кратно. Другое дело, что к тому времени увеличат экспорт и США с Катаром. Более того, в ЕС, если нынешний внешнеполитический вектор не изменится, может серьезно сократиться потребление по причине снижения производства в регионе. При таком раскладе на европейском рынке дополнительный газ — в виде того же российского СПГ — может попросту оказаться ненужным. В таком случае у компаний из РФ есть смысл направить потоки в Азию, особенно в КНР, где всегда есть спрос на такой энергоноситель»,

— заключил Станислав Митрахович.

В итоге пока у российского нефтегаза нет гарантированного «плана Б», способного в полной мере и без потерь заменить европейский рынок, на котором теперь комфортно себя чувствует СПГ из США. Более того, с азиатскими потребителями голубого топлива у производителей СПГ Катара и США долгосрочные контракты по объемам намного серьезнее, чем у того же НОВАТЭКа или дочек «Газпрома».

Конечно, это не значит, что РФ следует спокойно «сдавать» все рынки. Даже в разгар холодной войны, когда между СССР и европейскими странами отношения явно оставляли желать лучшего, удалось построить и запустить магистраль «Уренгой — Помары — Ужгород».

Впрочем, тогда у США и других стран не было возможности предложить европейским потребителям альтернативу. Именно поэтому России — параллельно борьбе за рынок ЕС — следует более плотно заниматься вопросами увеличения внутреннего спроса на газ.