100 млрд кубометров без рынков сбыта

31 октября 10:32
Что произойдет с газовой отраслью России, которая лишится возможности экспортировать от 80 до 100 млрд кубометров газа в год

Сейчас модно рассказывать о том, сколько теряет Европа, покупая американский СПГ, и как она будет мерзнуть без российского газа. Но никто не говорит о том, что произойдет с газовой отраслью нашей страны, которая лишится возможности экспортировать от 80 до 100 млрд кубометров голубого топлива в год. Конечно, значительные сокращения экспорта газа из РФ случались и раньше. Однако они происходили по рыночным, а не по политическим причинам.

В проекте бюджета России оказалось заложено падение годового объема экспорта газа из РФ в 2023–2025 годах до 125,2 млрд кубических метров. В этом году экспорт газа оценивается в 142 млрд кубических метров, сообщается в документе. Отметим, что это примерно на 100 млрд кубометров меньше, чем в прошлом году, если, конечно, речь идет о всем экспорте, а не о сокращении продаж газа именно в ЕС. Напомним, что, согласно данным МЭА, в прошлом году поставки газа из России в Евросоюз занимали 45% европейского рынка — 155 млрд кубометров газа. Только Германия, по данным BAFA, импортировала 142 млрд кубометров, а на ее внутреннее потребление пришлось 100 млрд кубометров.

При этом очень часто данные по суммарному экспорту газа из России в прошлом году отличаются. Согласно ряду источников наша страна экспортировала 243,5 млрд кубометров газа. При этом Минэкономразвития приводило следующие цифры: экспорт сетевого газа по итогам 2021 года составил 205,6 млрд кубометров, а СПГ — 29,1 млн тонн. В «Российском энергетическом агентстве» Минэнерго РФ подсчитали, что в прошлом году наша страна экспортировала 251 млрд кубометров, из них 210 млрд пришлось на поставки по трубопроводам и 41 млрд кубометров на сжиженный природный газ.

Так или иначе, но Bloomberg считает, что в будущем году Турция может стать основным клиентом «Газпрома» в Европе. В 2021 году Россия поставила Анкаре 27 млрд кубических метров газа. Китай будет вторым импортером российского газа — ожидается, что поставки по газопроводу «Сила Сибири» в 2023 году вырастут до 21 млрд кубических метров. Учитывая, что ежегодные поставки газа странам бывшего СССР составляют примерно 30 млрд кубометров, на европейский рынок может быть поставлено около 45 млрд кубических метров.

В Международном энергетическом агентстве уже предположили, что доля России на международном газовом рынке снизится с 30% в 2021 году до менее 15% к 2030 году, а чистый доход газового экспорта России упадет с $75 млрд в 2021 году до $25 млрд в 2030 году. Конечно, МЭА никогда не симпатизировало Москве, поэтому прогноз этого агентства отличается излишним консерватизмом, тем не менее тенденция на сворачивание экспорта в западном направлении очевидна. Взрывы на «Северных потоках» значительно сократили экспортные возможности «Газпрома» в ЕС, причем сократили надолго. И «поворот на Восток» эту ситуацию не поменяет, так как для роста поставок СПГ России нужны новые крупные проекты по сжижению, да и сетевой газ без дополнительных газопроводов сам по себе на Восток не потечет. Напомним, что на проектную мощность в 38 млрд кубометров «Сила Сибири» выйдет к 2025 году. Возможно, еще 10 млрд кубометров российского газа поступит в Китай по «Дальневосточному маршруту», предполагается, что срок его запуска — это 2024–2026 годы. Есть надежда на газопровод «Союз — Восток» («Сила Сибири-2») через Монголию, его проектная мощность должна составить 50 млрд кубометров газа в год. Однако контракты с Китаем до сих пор не заключены, а строительство планируют только начать в 2024 году.

При этом даже если учесть все объемы этих нереализованных проектов на Восток, то они все равно не перекрывают экспорт трубопроводного газа в Евросоюз. В 2021 году туда поставлялось в среднем 359 млн кубометров в сутки, в Китай сейчас отправляется около 43 млн кубометров и к тому же совсем по другой цене.

Стоит отметить, что прогнозы относительно мировых цен на газ не сильно радуют: к 2025 году ожидается ввод новых мощностей по сжижению в Катаре и США. Их общий объем должен быть в районе 60 млрд кубометров. По идее они могут стабилизировать рынок газа. Но даже если рост спроса на энергосырье проглотит это новое предложение СПГ, российским компаниям будет не легче. Наши новые проекты по сжижению намного скромнее американских и катарских, к тому же в России до сих пор отсутствует отечественная технология крупнотоннажного СПГ.

При этом по данным китайской таможни в августе импорт СПГ из России превысил 750 тыс. тонн (более 1 млрд кубометров), что стало рекордом для наших поставок сжиженного газа в Поднебесную. Однако значительную часть этих объемов компании КНР перепродавали в Европу. Но в октябре 2022 года китайское правительство запретило госкомпаниям заниматься такими сделками. По каким ценам Китай захочет заполнять свои ПХГ, никто сказать не может, но, скорее всего, Пекин захочет скидку.

В этой ситуации хорошие перспективы на европейском газовом рынке могут открыться у турецкого хаба. Промышленность ЕС, а также энергокомпании с удовольствием бы приобретали российское энергосырье в Турции. Как заявил глава совета директоров «Газпрома» Виктор Зубков:

«Это всем выгодно — и России, и Турции, и Азербайджану, и Европе. Хорошо, что Турция согласилась».

Вместе с тем не стоит забывать, что «Северные потоки» были еще более выгодны для ЕС, строил их консорциум из европейских компаний, но это не помешало данные газопроводы взорвать. К тому же всем давно очевидно, что в Евросоюзе у власти далеко не промышленное лобби.

После турецкого хаба российский газ, конечно же, будет лишен национальной принадлежности, но пока даже в Анкаре признались, что они понятия не имеют, какие объемы будут покупать страны ЕС.

«В данный момент остается неясным, сколько газа европейцы захотят покупать у России. Часть государств Европы намерена вернуть в строй атомные электростанции, чтобы не зависеть от российского газа, и похоже, что подобным образом события будут развиваться и в других странах. Поэтому сейчас нет информации о том, в каких объемах они захотят покупать российский газ через хаб»,

— отметил источник в турецком правительстве агентству ТАСС. В этих условиях найти инвесторов для строительства наземной и подводной инфраструктуры будет практически невозможно, к тому же непонятно, по какой цене Анкара захочет приобретать российское сырье, пока и она ведет переговоры о скидках. Кроме того, Турция еще по большому счету не испытывала на себе силу американских санкций. Турецким банкам только намекнули на них, и они отказались от использования российской платежной системы «Мир».

Что же касается изменения энергополитики ЕС, то на это надеяться не приходится. По мнению BloombergNEF, Европа легко переживет зиму без российского газа. Даже если в начале ноября Россия полностью прекратит поставки газа в Европу, то страны «европейского периметра» (Северо-Западная Европа, Италия и Австрия) закончат зиму с запасами голубого топлива в хранилищах на комфортном уровне 38% (29 млрд кубометров). Этому будет способствовать устойчивое снижение потребления в период с текущего времени до конца марта. Спрос в период с 1 по 24 октября оказался на 23% ниже среднего пятилетнего значения, хотя пока этого показателя удалось достичь из-за очень теплой для этого времени года погоды.

В то же время можно долго рассуждать о том, какой ценой европейским странам удалось заполнить свои ПХГ, а также на что им придется пойти, сокращая потребление газа зимой, но это проблемы Евросоюза. В данной ситуации надо думать о том, что российским компаниям стоит приготовиться к существенным потерям. По словам главы НОВАТЭКа Леонида Михельсона, Россия сократила поставки газа в Европу на 50 млрд кубометров за последние четыре-пять месяцев, на 1 октября падение составило 47%:

«Эти поставки почти полностью были замещены СПГ — его потребление Европа нарастила на 65%. Дополнительный объем поставок через европейские регазификационные терминалы составил 43 млрд кубометров, 29 (млрд кубометров) из которых пришлись на США»,

— отметил Михельсон. Он добавил, что поставки в Корею и Японию остались примерно на уровне 2021 года. Кстати, по его данным, поставки в Китай и Индию сократились на 23% и 19% соответственно. То есть пока Азия не исправляет ситуацию с потерей европейского рынка.

Между тем, цены на газ в ЕС упали, поэтому очевидно, что в за время санкционных атак на Россию Европа неплохо подготовилась к потерям российских объемов сетевого газа. При этом Москва даже не пыталась показать Брюсселю настоящий энергетический шантаж. Напротив, наши компании отчаянно старались соблюсти все контрактные обязательства. С их точки зрения они проявляли силу и мужество, показывая себя надежными поставщиками в условиях сложной геополитической ситуации, а вот для коллективного Запада столь безропотная позиция означала проявление слабости, поэтому от давления на Россию никто отказываться не собирается. И взрывы на «Северных потоках» хорошо иллюстрируют данную позицию. России, которая с таким трудом строила газопроводы через Балтику, продолжает поставки газа по ГТС Украины. Хотя, по мнению Киева и Брюсселя, во всех энергопроблемах Евросоюза уже более 10 лет виновата именно Москва. И, как мы видим, данная точка зрения со временем только усиливается, а старания российских компаний по выполнению контрактных обязательств усугубляют негативное отношение к России в ЕС. В результате уже в следующем году Россия будет вынуждена не только значительно сократить экспорт газа, но и пропорционально этому уменьшить его добычу, поскольку экспортная ориентация отрасли не подталкивала российские компании к серьезным шагам по расширению газохимических проектов.

Главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов отметил, что в перспективе бюджетного планирования на ближайшие три года экспорт российского природного газа будет снижаться из-за объективного сокращения поставок в европейском направлении:

«До 2025 года хотя бы частично компенсировать существенное сокращение присутствия России на рынке ЕС можно только за счет выхода на полную мощность газопровода „Сила Сибири“, в этом году общие поставки в Китай вырастут, возможно, на 60% от уровня прошлого года, то есть до 16 млрд кубометров. До 2024 года объемы поставок по китайскому направлению должен выйти на проектную мощность в 38 млрд кубометров сетевого газа. Таким образом, в обозримой перспективе Россия может нарастить поставки в Китай еще на 28 млрд. Однако на европейском направлении Россия потерять заметно большие объемы, примерно 60-80 млрд кубометров. Поставками на другие рынки заместить эти объемы мы не сможем. Есть небольшая вероятность, что немножко вырастут экспортные объемы в Турцию, но с учетом ограниченной возможности газотранспортной системы увеличение этих поставок ограничено»,

— пояснил эксперт.

По его словам, для расширения российского газового экспорта на турецком направлении необходимо построить соответствующую инфраструктуру:

«При самом благоприятном развитии событий на это расширение потребуется около трех лет, а скорее больше. Но в Турции можно быстро запустить торговлю российским природным газом и использовать турецкий хаб как электронную торговую площадку. То есть часть объемов, не попадающих под долгосрочные контракты, мы можем продавать на условиях спотового рынка. И в этом есть интерес для России. Но на объемы российского газового экспорта такой вариант реализации турецкого хаба не окажет никакого влияния. Существенное влияние он может оказать, только когда будет построена соответствующая инфраструктура, но это уже за горизонтом бюджетного планирования»,

— рассказал Громов.

Касаясь темы экспорта в Китай, он заметил, что в КНР Россия продает газ по другой системе ценообразования, стоимость поставок газа по долгосрочному контракту в Китай не имеет прямой привязки к европейским газовым рынкам:

«Там работает формула, которая, скорее, привязывает цену российского газа к цене альтернативных топлив, в первую очередь угля. Таким образом, экспортная стоимость газа там всегда была существенно ниже, чем сырья, направляемого в ЕС. Поэтому, начиная со следующего года, у России значительно сократятся не только объемы газового экспорта, но и валютные поступления от них, поскольку доходность российского экспорта в Азию значительно ниже, чем в Европу»,

— указал эксперт.

Гендиректор ООО «НААНС-МЕДИА» Тамара Сафонова напомнила, что предположительно российский газ будет транспортироваться в Турцию по двум новым веткам «Турецкого потока» общим объемом 55 млрд кубометров, при этом 1 января 2021 года запущен в эксплуатацию «Балканский поток», представляющий собой продолжение «Турецкого потока» в направлении Болгарии и Сербии, а с 1 октября того же года начались поставки в Хорватию и Венгрию:

«Если ранее Германия являлась главным газораспределительным хабом российского трубопроводного газа в Европе, то теперь эту позицию может занять Турция. Страны Северной Европы в дальнейшем все больше будут зависеть от дорогостоящего СПГ, а Южная Европа сможет получать через „Турецкий поток“ приоритетные по стоимости партии российского природного газа»,

— заметила эксперт.

По ее словам, если производительность «Голубого потока» в Турцию использовать на полную мощность, то объемы перекачки через «Турецкий поток» уже в настоящее время можно нарастить:

«Совокупная мощность «Турецкого» и «Голубого» потоков составляет 47,5 млрд кубометров, поэтому в настоящее время возможно нарастить объем поставок на 18-20 млрд кубометров без дополнительного расширения инфраструктуры, что может быть достигнуто при согласовании приемлемых для сторон ценовых условий. Таким образом, запуск дополнительного транспортного коридора в Турцию объеме 55 млрд кубометров, позволит компенсировать выпадающий объем экспорта по «Северному потоку»,

— считает Сафонова.

Она напомнила, что общий объем поставок ПАО «Газпром» на экспорт в Европу в 2021 году составил 174,3 млрд кубометров:

«Потери экспорта российского трубопроводного газа в Европу в 2022 году могут оцениваться на текущий момент ориентировочно в 50-55 млрд кубометров. Однако возможен рост экспорта в Турцию за счет использования в полном объеме имеющейся пропускной способности „Турецкий поток“ и роста объема поставок в Китай по газопроводу „Сила Сибири“. Что касается перспективы роста поставок трубопроводного газа по анонсированным проектам „Турецкий поток-2“, „Союз-Восток“ („Сила Сибири-2“), то фактическая трансформация экспортных грузопотоков зависит от сроков реализации проектов. Из запуск в полном объеме может позволить увеличить экспортный потенциал России по транспортировке газа на 128 млрд кубометров в год. Кроме того, нельзя исключать и запуск уцелевшей ветки „Северного потока-2“ мощностью 27,5 млрд кубометров и газопровода „Ямал-Европа“ мощностью 31,5 млрд кубометров в случае изменения подходов сторон и снятия санкционных ограничений, так как для стран Северной Европы запуск этих маршрутов эффективнее относительно закупок СПГ»,

— рассказал эксперт.

Она считает, что в перспективе объемы добычи газа в России могут поддерживаться как за счет роста внутреннего потребления газа и ввода в эксплуатацию мини-заводов по производству СПГ, так и анонсированных крупнейших значимых проектов по сжижению.

Замдиректора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белгорьев, напротив, y считает, в целом падение экспорта газа и его добычи будет иметь долгосрочный и шоковый характер для отрасли:

«Все будет сильно зависеть от потребления в СНГ. Международная статистика экспорта российского газа в ЕС и Китай доступна, а СНГ — это черный ящик. Что касается 125 млрд кубометров, которые приводит Bloomberg, это очень консервативная оценка, поскольку даже если останется все так как сейчас с небольшим приростом по „Силе Сибири“, экспорт в 2023 году сохранится на уровне 2022 года — 142 млрд кубометров. 125 млрд кубометров в следующем году и в 2024 году может быть только в случае полной остановки поставок газа в ЕС и снижения экспорта в Турцию. То есть должно быть шоковое снижение на одном из рынков. В 2025 году „Сила Сибири“ должна выйти на проектную мощность 38 млрд кубометров, это несколько компенсирует снижение 2022 года. Но в целом падение в экспорте и добыче будет носить долгосрочный и шоковый характер»,

— заявил эксперт.

Он пояснил, что снижение прокачки в ЕС при нынешних показателях будет примерно до 30 млрд кубометров:

«В прошлом году поставки в ЕС сетевого газа составили примерно 140 млрд кубометров, в следующем году будет 25-30 млрд. „Сила Сибири“ дополнительно может дать в ближайшие 3 года только 23 млрд. По СПГ никаких новых мощностей кроме ввода „Портовой“ не предвидится. При этом в 2022 году есть снижение поставок с „Ямал СПГ“ и Сахалина из-за проблем со спросом на наши свободные объемы, поэтому экспорт российского сжиженного газа в 2022-23 годах должен быть ниже проектной мощности. Существенный прирост возможен только после 2025 года, если будет введена хотя бы первая очередь „Арктик СПГ-2“ или „Балтийского СПГ“. До 2024 года никакого прорыва в экспорте сжиженного газа не ожидается. Таким образом, рост экспорта возможен только после 2025 года за счет ввода новых мощностей по сжижению, а также поставок в Китай по дальневосточному маршруту»,

— заметил Белогорьев.

По его мнению, средняя цена экспорта российского газа в Азию в следующем году несколько уменьшится:

«Поставки в этом направлении главным образом привязаны к стоимости нефтепродуктов. Если говорить о биржевой торговле, то она будет связана со стоимостью на спотовые поставки в Европе. Конвергенция цен на рынках Европы и Азии будет очень высокая. Но стоимость реального импорта будет ниже. Например, в августе 2022 года, когда российский газ еще поступал по „Северному потоку“, российский и голландский газ стоял меньше $600 за тысячу кубометров, хотя цена на TTF была с три раза выше. В Азии то же самое, цена реального экспорта ниже биржевых цен из-за просадки стоимости нефти. Однако при росте стоимости нефти после 5 декабря, цены на газ также могут вырасти»,

— рассказал эксперт.

Касаясь темы турецкого хаба, он отметил, что в России магическое восприятие слова «хаб»:

«Энергохаб в Турции создается естественным образом, вполне возможно, что через какое-то время там могут начаться торги газом. Но большой вопрос, что это даст России. Потребление в самой Турции, по моим расчетам, до 2030 года будет от 55 до 75 млрд кубометров. При этом правительство Турции не собирается допускать не резидентов до конечного потребителя. То есть конкурировать за конечного потребителя российские компании не смогут, в этом случае мы очень ограничены в своей доле на турецком рынке, поскольку Турция целенаправленно проводит политику диверсификации поставок энергоносителей. Страна не намерена увеличивать долю России на своем энергорынке. Я сомневаюсь, что Анкара готова покупать российский газ выше текущего уровня в 27-30 млрд кубометров. У них огромные простаивающие мощности по приему СПГ, увеличивающийся поток азербайджанского газа, в перспективе хорошая возможность покупки иранское сырье. Экспорт может начать и Израиль. То есть у Турции хорошее положение, и я не верю, что она готова закупать дополнительные объемы российского газа, хотя и снижать закупки, наверное, не будет.
Что касается поставок из Турции транзитом, то это вопрос к странам ЕС — готовы ли они принимать российский газ, причем, принимать в этом регионе. Ведь поставки через Черное море не равнозначны поставкам через Балтику. Это совсем разные рынки, и до Германии или Нидерландов этот газ не дойдет. Скорее всего, его рынки — это Балканы, Венгрия, Австрия, может быть, северная Италия. Для этих стран точно не стоит строить новый газопровод. Кроме того есть планы ЕС отказаться от поставок российского газа после 2027 года, но даже если российский экспорт сохранится, на поставки в Венгрию, Австрию и Сербию вполне хватит мощностей «Балканского потока». Я не вижу перспектив со стороны стран ЕС, что бы они сильно увеличили спрос на газ, идущий по этому маршруту. То есть идея турецкого газового хаба вполне реалистична, но он не будет подразумевать строительство новых газотранспортных мощностей. При этом Турция могла бы играть роль серого экспортера в случае ввода Евросоюзом эмбарго на поставки российского газа. Это реалистичный сценарий»,

— пояснил Белогорьев.

По его мнению, выпадение 100 млрд экспорта — это прямое снижение добычи, причем главным образом добычи «Газпрома»:

«Газпром» занят газификацией и догазификацией, а также развитие вечной темы газомоторного топлива. С газохимией все сложно, такие проекты всегда упираются в рынки сбыта. В Европе экспортные рынки для нас закрылись по многим продуктам, в Азии хватает своих производителей. Есть возможность увеличения спроса со стороны металлургии, но она тоже находится в кризисе. Учитывая экономическую динамику, внутренний спрос скорее будет стагнировать, а если прирост и будет, то очень небольшой»,

— указал эксперт. В то же время он отметил, что добыча газа в 2022-23 годах будет сокращаться, однако затем ее ждет постепенное восстановление, прежде всего, за счет экспорта СПГ:

«Нельзя сказать, что добыча пошла под уклон и дальше будет стагнировать. Добыча испытала шок в этом году, в следующем году может еще немного просесть, но дальше она начнет медленно восстанавливаться. Собственно и раньше производство газа в России было весьма волатильно, в этом нет никакой новизны»,

— резюмировал Белогорьев.