Возможен ли разворот российского газового экспорта на Восток?

24 октября 09:47
Азия в ближайшие годы будет оставаться мировым лидером по приросту спроса на газ в электроэнергетике.

Кирилл Родионов, эксперт Института развития технологий ТЭК

Однако для расширения экспорта в регион предпочтительнее использовать малотоннажные СПГ-мощности, не требующие высоких капитальных затрат и не подпадающие под санкции благодаря возможности использования российских технологий.

Разворот газового экспорта на Восток, который обсуждался на прошедшей «Российской энергетической неделе», было бы ошибкой сводить исключительно к нынешнем непростым отношениям России и Европы, которые отразились на трубопроводных поставках в ЕС. Страны Азии всерьез опережают ЕС по темпам прироста спроса на газ в электроэнергетике, поэтому поиск возможностей для расширения поставок на азиатский рынок с наименьшими инфраструктурными затратами не лишен смысла.

Как считать?

Подтверждением являются данные исследовательского центра Ember по глобальному вводу газовых электростанций в период с 2001 по 2020 гг., которые уместно представить в разбивке по ключевым регионам (за вычетом стран, в которых отсутствует газовая генерация):

  • Великобритания и нынешние 27 стран ЕС;
  • Страны Европы вне Евросоюза: Албания, Босния и Герцеговина, Исландия, Молдавия, Черногория, Северная Македония, Норвегия, Россия, Сербия, Швейцария, Турция, Украина;
  • Республики Закавказья и Центральной Азии: Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан;
  • Северная Америка: США, Канада, Мексика;
  • Южная Америка: Аргентина, Боливия, Бразилия, Чили, Колумбия, Доминикана, Эквадор, Сальвадор, Ямайка, Никарагуа, Перу, Тринидад и Тобаго, Венесуэла;
  • Африка;
  • Ближний Восток: Бахрейн, Иран, Ирак, Израиль, Иордания, Кувейт, Ливан, Пакистан, Катар, Саудовская Аравия, Сирия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Йемен;
  • Азия: Бангладеш, Китай, Индия, Индонезия, Япония, Макао, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Южная Корея, Тайвань, Таиланд, Вьетнам;
  • Океания: Австралия, Новая Зеландия.

О чем говорят цифры?

Итак, о чем говорят данные Ember? Если прошедшие двадцать лет разделить на четыре равных временных отрезка, то станет заметным замедление постепенное замедление темпов строительства газовых электростанций. Если в период с 2001 по 2005 гг. по всему миру было введено в строй 360 гигаватт (ГВт) генерирующих мощностей на газе, то в 2006–2010 гг. — 266 ГВт, а в 2011-2015 и 2016–2020 гг. — 290 ГВт и 211 ГВт соответственно. Одной из причин стало снижение интереса к газовой генерации в Европе: если в 2001–2005 гг. в Великобритании и ЕС было введено в строй 43 ГВт мощности, а в 2006–2010 гг. — 52 ГВт, то в 2011–2015 гг. — «лишь» 31 ГВт, а в следующем пятилетии мощность действующих газовых станций и вовсе сократилась на 0,5 ГВт.

Отчасти схожую тенденцию можно увидеть и в Северной Америке, где пик строительства газовых станций пришелся на 2001–2005 гг., когда в регионе было введено в строй 212 ГВт мощности. В дальнейшем этот показатель снизился в четыре раза: до 52 ГВт в 2006–2010 гг., 48 ГВт в 2011–2015 гг. и 58 ГВт в 2016–2020 гг. Торможение в отрасли не приостановила даже сланцевая революция, благодаря которой добыча газа в США в период с 2011 по 2020 гг. выросла на 48% (до 916 млрд куб. м, согласно Обзору мировой энергетики BP). Профицит газа наряду с дефицитом газотранспортных мощностей периодически приводил к формированию отрицательных цен на региональных рынках, из-за чего производителям иногда даже приходилось доплачивать потребителям за саму возможность поставки: например, в Техасе в марте 2019 г. цена газа опустилась ниже нуля после того, как мощность трубопровода компании El Paso упала на треть из-за поломки на двух компрессорных станциях. Однако из-за возросшей конкуренции с ветряной и солнечной генерацией рост доступности сырья не привел к повторению бума начала 2000-х.

Увеличение интереса к газовой генерации было зафиксировано в трех других регионах мира:

  • В Африке, где темпы ввода газовых электростанций ускорились с 10 ГВт в 2001–2005 гг. до 16 ГВт в 2006–2010 гг., 25 ГВт в 2011–2015 гг. и 28 ГВт в 2016–2020 гг. Региональным лидером является Египет, на долю которого в последнем десятилетии пришлось свыше половины прироста мощности газовых станций в Африке;
  • На Ближнем Востоке, где ввод газовых станций ускорился с 32 ГВт в 2001–2005 гг. до 56 ГВт в 2006–2010 гг. и 63 ГВт в 2011–2015 гг.; этот показатель несколько снизился до 43 ГВт 2016-2020 ГВт, однако доля ближневосточного региона в глобальной структуре новых мощностей все равно составила значимые 20%;
  • В Азии, где ввод газовых генерирующих мощностей ускорился с 42 ГВт в 2001–2005 гг. до 64 ГВт в 2006–2010 гг. и 81 ГВт в 2011–2015 гг.; как и в случае со странами Ближнего Востока, в Азии в 2016–2020 гг. также было зафиксировано замедление прироста мощности (до 68 ГВт), однако при этом на регион в этот период пришлось 32% глобального ввода газовых электростанций.

Что касается стран Европы вне ЕС, то здесь двумя очевидными лидерами являются Россия и Турция, которые в период с 2011 по 2015 гг. ввели в строй 22 ГВт газовых электростанций (8% от общемирового объема). Однако в 2016–2020 гг. этот показатель снизился до 9 ГВт, а общая доля двух стран в глобальном вводе газовых электростанций снизилась до 3%. Среди стран Закавказья и Центральной Азии наиболее быстрорастущим рынком является Узбекистан, где ввод газовых электростанций ускорился с 1 ГВт в 2011–2015 гг. до 3 ГВт в 2016–2020 гг. Влияние остальных стран и регионов на глобальную динамику ввода газовых электростанций в последние годы снижалась: например, доля стран Южной Америки в общемировом приросте мощности снизилась с 4% в 2011–2015 гг. до 1% в 2016–2020 гг., а доля Австралии и Новой Зеландии — с 1% до чуть более чем нуля.

Ближайшее будущее

Доминирование Азии в глобальной структуре новых мощностей сохранится и в ближайшие годы. По данным Global Energy Monitor, к июлю 2022 г. в мире в целом на стадии строительства находилось 168 ГВт газовых электростанций, из них 41% (69 ГВт) приходился на Азию, 29% (49 ГВт) — на Ближний Восток, 12% (20 ГВт) — на Северную Америку, по 6% — на Африку (10 ГВт), Великобританию и ЕС (10 ГВт) и еще 6% (10 ГВт) — на все прочие регионы. При этом среди азиатских стран лидерами являются Китай (32 ГВт), Тайвань (10 ГВт), Таиланд (6 ГВт), Индонезия (5 ГВт) и Южная Корея (5 ГВт), на которые в общей сложности приходится 83% строящихся мощностей азиатского региона.

Поэтому расширение поставок российского газа в Азию действительно не лишено смысла. Другой вопрос, что строительство новых трубопроводов (подобно восточной ветке «Северного потока», обошедшейся в более чем 1 трлн руб.) потребует больших капиталовложений, возможности для которых в ближайшие годы будут ограничены. Поэтому более предпочтительным вариантом является дерегулирование экспорта сжиженного природного газа (СПГ), которое позволит привлечь в этот сектор частных инвесторов, даже с учетом санкций на поставку в РФ зарубежного криогенного оборудования.

Использование российских технологий для мало- и среднетоннажного производства, которые были задействованы на заводе «Магнитогорск СПГ» и четвертой очереди проекта «Ямал СПГ», позволит постепенно наращивать экспортные мощности без многомиллиардных затрат, с которыми сопряжено строительство магистральных газопроводов. Россия тем самым будет постепенно наращивать собственную долю на азиатском рынке, но при этом избежит монопсонии — монополии покупателя, который может диктовать поставщику выгодную для себя цену.