Производители газа перед «динамическим ценообразованием»

19 октября 10:37
Почему производители газа не хотят защищать свои интересы централизованно?

На фоне настоятельных предложений Еврокомиссии организовать совместные закупки газа в ЕС, а также ограничить цены на голубое топливо возникает вполне закономерный вопрос: а почему производители данного вида углеводородов не хотят защищать свои интересы централизованно? Ведь экспортеры нефти успешно работают над стабилизацией рынка посредством соглашения ОПЕК+. Поставщики газа, напротив, являются более уязвимыми с ценовой точки зрения, причем это касается как СПГ, так и сетевого газа.

Напомним, что Еврокомиссия разработала новый пакет мер в сфере энергетики, куда входят не только совместные закупки газа, но и динамическое ценообразование на голландском газовом хабе TTF, суть которого — включение ценового потолка для сделок на TTF «при необходимости». Еврочиновники уверяют, что новый ценовой индекс на газ в ЕС создадут к весне. Так что именно сейчас впору задуматься над будущей мировой архитектурой рынка газа. Ведь несмотря на все разговоры про чистый водород и ВИЭ природный газ остается в дефиците, а газовый рынок — по-прежнему рынок продавца.

О том, как будет выглядеть с технической точки зрение несогласие с позицией ЕК, рассказал Алексей Миллер. По его словам, введение Европой потолка цен на российский газ станет, в случае принятия такого решения, нарушением контрактных условий и повлечет за собой прекращение поставок. В качестве альтернативы европейским планам, как одна из системных мер, относится российское предложение по созданию газового хаба в Турции.

Напомним, что ранее президент России Владимир Путин предложил переместить поставки газа с «Северных потоков» в регион Черного моря и Турцию. Российский лидер обсудил эту идею с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, и Турция предложением заинтересовалась. Турецкие аналитики предложили подключить к данному хабу еще и газ из Азербайджана, а в перспективе — Туркменистана.

Исходя из озвученных планов, цена газа на турецком хабе не будет физически зависеть от ценовых индикаторов ЕС. Правда, пока непонятно, готова ли будет Европа покупать «турецкий» газ, очистившийся от российского происхождения после прохождения через хаб.

Хотя прецеденты есть, например, Еврокомиссия сообщила о существенном росте поставок бельгийского газа в Германию, хотя никаких газовых месторождений в Бельгии нет, а есть СПГ-терминал в Зеебрюгге, куда, кстати, поступает и российский газ.

Важно также, что турецкий хаб не должен будет «упираться» в европейский рынок. На последнем заседании ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) активно обсуждалось объединение газовых инфраструктур стран, входящих в объединение. В частности, речь идет о строительстве новых газопроводов, которые потенциально могут появиться в разных уголках Евразии, а вместе образовать единую сеть. Это касается и возможного подписания контракта на строительство «Силы Сибири-2», реализации проекта «Пакистанский поток», который свяжет север и юг Пакистана. Кроме того, на заседаниях ШОС говорили и о проекте газопровода «Россия — Казахстан — Узбекистан — Афганистан — Пакистан». Он, как и «Пакистанский поток», будет связан с газопроводом ТАПИ (Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия).

Даже если часть этих проектов будет реализована, российский газ, а также турецкий хаб смогут получить доступ к огромному развивающемуся азиатскому рынку. Кстати, это не только Индия и Пакистан. Значительными темпами растет потребление сырья в бывших советских республиках, где увеличивается население и растет потребление в промышленности.

Тайип Эрдоган уже заявил о том, что в 2023 году республика продолжит интеграцию в ШОС, Турция нацелена на вступление в организацию. Поэтому совсем не обязательно, что турецкий газовый хаб будет ориентирован только на европейский рынок, и уж точно энергохаб в Турции может быть независим от разных ценовых потолков и централизованных закупок, продвигаемых Еврокомиссией.

Стоит отметить, что раньше также делались попытки сделать рынок газа более самостоятельным и создать организацию, которая могла бы централизованно представлять интересы газовых экспортеров. Речь идет от Форуме стран-экспортеров газа (ФСЭГ). Идея форума была озвучена в 2001 году в Тегеране, однако учрежден юридически он был после того, как идею поддержала Россия. Владимир Путин во время визита в Катар договорился с эмиром этой страны о координации действий в газовой сфере. 23 декабря 2008 года в Москве министры энергетики стран-участниц приняли устав форума и подписали межправительственное соглашение. В настоящее время ФСЭГ объединяет страны, которые владеют 71% мировых запасов газа, обеспечивающих 44% его мировой добычи. На встрече ФСЭГ, которая прошла в Москве в 2013 году, российский лидер заметил, что ключевой задачей форума является выработка солидарной позиции по вопросам ценообразования и созданию условий для снижения избыточной волатильности цен. Однако пока ФСЭГ этим не занимается. Форум лишь представляет возможности для стратегического сотрудничества компаний, занимающихся газодобычей.

Судя по всему, активно договориться по ценообразованию газовым экспортерам мешали США. В 2007 году в американском конгрессе прямо заявили, что создание газового картеля будет рассматриваться как умышленная угроза США. В ЕС посчитали, что подписание договора ФСЭГ является окончательным отказом России от Договора об Энергетической хартии, которая была попыткой установить контроль за добычей и транспортировкой энергоресурсов в интересах стран-импортеров. То есть ФСЭГ удалось сделать энергетическую политику производителей газа более независимой, но следующий шаг — по формированию мировых цен на газ — участники форума так и не сделали.

Отраслевые эксперты считают, что если проект строительства хаба в Турции будет реализован, у него появятся свои котировки и своя система торговли. Что же касается формирования солидарной позиции по вопросам ценообразования у производителей газа, то, по их мнению, пока никаких предпосылок для этого нет.

Руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. Губкина Вячеслав Мищенко заметил, что создание «динамической цены», предложенное Еврокомиссией, не соответствует рыночным факторам:

«Это уже нерыночное регулирование»,

— заявил эксперт.

Он напомнил, что Россия любые попытки нерыночного влияния на цены, то есть установление коридоров или каких-то потолков цен на поставки в рамках действующих контрактов, будет рассматривать как нарушение контрактов, и с этими контрагентами никакой деятельности вестись не будет:

«Поставки будут остановлены. Контракты были заключены с коммерческими структурами, вмешиваться в рыночные механизмы — это нарушение»,

— пояснил эксперт. По его мнению, необходимость организовывать новые газовые картели в ответ на такие действия ЕС отсутствует:

«Есть ФСЭГ, но он используется для общения производителей газа и никогда не занимался регулированием цен, поскольку все, кто в нем участвует, выступают за рыночные механизмы ценообразования»,

— считает Мищенко.

Он также напомнил, что хабом может называться только то место торговли энергоресурсами, где продают сырье разные производители и создана платформа для рыночных котировок:

«Создание в Турции энергохаба — идея не новая. Это выгодно для Турции, так как дает возможность стабилизировать внутренний рынок страны. Неизвестно, как там будет складываться цена, возможно, она будет коррелироваться с европейскими ценами, поскольку регион один. Реакция европейских чиновников может быть отрицательная, но, напомню, что действующими лицами газового рынка являются энергокорпорации или крупные потребители. Все будет решать тот факт, насколько им будет выгодно работать с этим хабом. Но, скорее всего, они захотят покупать там сырье, ведь Россия в лучшие времена поставляла в ЕС 200 млрд кубометров. Такой объем заменить одномоментно нечем, если турецкое направление будет развиваться, значит, на него придут покупатели. Тем более что газ на хабе обезличен, он не имеет национальных признаков»,

— рассказал эксперт.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов также подчеркнул, что в случае создания хаба в Турции появится новый ценовой индикатор, как на любом газовом хабе в ЕС:

«Но данные размышления носят слишком теоретический характер, поскольку мы в принципе не знаем не только как он будет организован, но и будет ли он вообще»,

— заметил эксперт.

При этом он считает, что объединения мировых производителей газа для корректировки цен пока быть не может:

«Для создания мирового регулятора нужен мировой газовый рынок, который пока отсутствует. Существует ряд крупных региональных рынков, значительно отличающихся друг от друга как биржевыми котировками, так и средним уровнем цен. Формирование мирового рынка подразумевает, что цены должны быть примерно одинаковыми в каждом из регионов. При этом мы видим, что растет влияние газовых рынков друг на друга и идет формирование газовых сверхрынков. Сейчас уже можно говорить о сверхрынке Евразии, поскольку взаимное влияние азиатского и европейского рынков достигло высочайших уровней. Но это произошло за счет СПГ, а торговля сжиженным природным газом занимает порядка 40% от мировой торговли. Большие объемы продаж осуществляются за счет трубопроводного транспорта и имеют жесткую географическую привязку между поставщиком и покупателем. Данные объемы географически заперты, их нельзя перебрасывать между рынками, а без этого нельзя добиться формирования настоящего мирового рынка. Например, котировки в США могут кратно отличаться от котировок в Европе, то есть в 10 раз. В этом смысле создание газового ОПЕК не приведет к ожидаемому результату. Так как сокращение или увеличение добычи в рамках существующей системы распределения газа априори не будет иметь такого же воздействия, как подобные шаги на нефтяном рынке. Если РФ сильно сократит добычу, это почти не скажется на рынке США»,

— пояснил Фролов. Он напомнил, что большая часть газа в мире торгуется с нефтяной привязкой, поэтому влияние ОПЕК+ на газовый рынок, пожалуй, больше, чем влияние потенциального газового ОПЕК.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков, касаясь темы создания хаба в Турции, отметил, что российское руководство разочаровано сотрудничеством в газовой сфере с европейскими странами, поэтому решило перенести точку сдачи газа:

«Речь идет, судя по всему, о техническом возрождении „Южного потока“, которое подразумевает расширение газотранспортной системы от Ямала до Анапы на 31,5 млрд кубов и строительство двух подводных ниток. Непонятен механизм продажи газа: то ли будет подписано соглашение о переносе точки отгрузки газа с Австрии в Турцию, то ли речь действительно пойдет о создании нового механизма торговли, нового ценового индикатора. Владимир Путин неоднократно заявлял, что переход на спотовую торговлю газом в ЕС был большой ошибкой. Поэтому может быть предложено какое-то новое ценообразование на турецком хабе»,

— заметил эксперт.

При этом он напомнил, что производителей газа в мире много, и у каждого свои интересы:

«Сейчас в создании инструментов, которые бы повлияли на рынок газа, заинтересованы больше страны-импортеры, экспортеров, напротив, все устраивает. Нет смысла снижать добычу, поскольку и так цена высокая. Возможно, в будущем такая организация появится, но пока никто не с кем кооперироваться не хочет. Напомню, что ОПЕК+ был создан, когда были большие проблемы у производителей нефти. Именно они решили толкнуть цену вверх»,

— подчеркнул Юшков.

Вместе с тем, стоит напомнить, по каким причинам был образован ОПЕК. 62 года назад в 1960 году страны экспортеры нефти решили дать отпор крупнейшим мировым корпорациям («семь сестер» — British Petroleum, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Texaco), которые сосредоточили в своих руках почти 90% мировых запасов нефти. И у них это получилось. Поэтому для того, чтобы страны-экспортеры газа были вынуждены объединить свои усилия, на рынке газа должны возникнуть по-настоящему серьезные проблемы.