Несгибаемый ОПЕК+ и несломленный «Газпром»

18 октября 10:24
Нефть и газ в сентябре 2022

Наталья Мильчакова, кандидат экономических наук

Рынок нефти. Не во вред, а во благо: ОПЕК+ стабилизирует цены на нефть

Нефтяной рынок «охлаждается» уже четвёртый месяц — падение цен в сентябре так и не остановилось. Цена нефти марки Brent за сентябрь упала ещё сильнее, чем в августе, потеряв ещё 4,8% и опустившись до $87,96 за баррель, пробив вниз ещё один значимый уровень поддержки в $90. Цена техасской WTI в сентябре ещё больше увеличила скорость падения и опустилась даже на 8,2%, до $79,49 за баррель. При этом увеличился дисконт WTI к Brent почти до $9, и это говорит прежде всего о том, что регулирование цены Brent со стороны ОПЕК+ всё-таки работает.

Минэнерго США ожидает в 2023 году рост добычи нефти в Соединённых Штатах примерно на 840 тыс. баррелей в сутки или на 7% к 2022 году, до 12,7 млн б/с. Несмотря на то что в сентябре добыча нефти в США по сравнению с августом выросла только на 0,8%, до 8,938 млн б/с, американское министерство энергетики ожидает в октябре роста добычи нефти в США на 1,5%, до 9,115 млн б/с. Таким образом, рост добычи нефти в США, хотя медленными темпами, но всё-таки происходит, и с этой точки зрения важно, как на увеличение предложения нефти крупным производителем, не входящим в ОПЕК+, отреагирует сторона спроса.

Однако динамика спроса на нефть в сентябре не была однозначной. Последствия августовских локдаунов в Китае в связи с очередной крупной вспышкой коронавируса, а также начинающийся энергетический кризис в странах — крупнейших потребителях нефти повлияли, хотя и незначительно, на снижение спроса.

Международное энергетическое агентство в сентябрьском докладе понизило прогноз мирового спроса на нефть на 2022 год на 110 тыс. б/с по сравнению с августовским прогнозом, до 99,7 млн б/с. Несмотря на снижение мирового спроса на нефть, пусть даже незначительное, крупнейшие экспортёры нефти, не участвующие в сделке ОПЕК+, продолжали в сентябре наращивать добычу и экспорт нефти, причём речь идёт не только об одних США. Так, западные деловые СМИ со ссылкой на иранское новостное агентство Tasnim в сентябре сообщали, что Иран за последние три месяца, то есть с июля по сентябрь, помимо экспорта нефти из своей ежедневной добычи экспортировал дополнительно ещё 20 млн баррелей из своих стратегических запасов. Значительная часть этого объема экспорта, как сообщило иранское агентство, была направлена в Китай.

Аналитическая компания Kpler в одном из обзоров, опубликованных в сентябре, отмечала, что, если «ядерная сделка» стран Запада с Ираном всё-таки состоится, на рынок могут выйти недопоставленные Ираном ранее из-за эмбарго около 93 млн баррелей нефти, которые в настоящее время хранятся на танкерах в Персидском заливе и в юго-восточной Азии.

И если Иран сможет поставить своим клиентам этот гигантский объём, например, в течение года, это будет означать, что мировое предложение нефти увеличится почти вдвое, хотя спрос останется на прежнем уровне. Соответственно, возникнет огромный профицит, который приведёт к резкому падению цен. Поэтому, на наш взгляд, в сентябре нефтяной рынок падал, скорее, на негативных ожиданиях, чем на реальном избытке предложения, который был очень небольшим.

Одновременно в сентябре Иран перестал даже намекать на возможный успех «ядерной сделки», поскольку Запад настаивает, чтобы сделка была заключена на его условиях без учёта стратегических интересов Ирана. Вероятно, в связи с тем, что нефтяной рынок перестал верить не только в успех, а даже в саму возможность заключения «ядерной сделки», цены на нефть эталонных сортов в начале октября вновь пошли вверх: цена Brent за первую декаду месяца выросла на 8%, а цена WTI — на 7%.

Кроме того, в начале октября на нефтяной рынок могло существенно повлиять решение стран-участниц ОПЕК+, принятое на очередной министерской встрече, сократить добычу нефти на 2 млн баррелей в сутки с 1 ноября.

В итоговом коммюнике альянса сообщалось, что поводом для такого решения стали неопределённость вокруг мировой экономики и собственные прогнозы ОПЕК по соотношению спроса и предложения на нефтяном рынке в 2022–2023 годах. В пользу такого решения, кроме объективных факторов снижения спроса, сыграли прошедшие в сентябре повышения процентных ставок целым рядом центральных банков мира, но прежде всего — Федеральной резервной системой США.

Повышение процентных ставок во всём мире оказывает негативное влияние на рост мировой экономики (значит, и на мировой спрос на нефть), а повышение процентных ставок в США ещё и способствует укреплению доллара, с одной стороны, и бегству капитала из высокорискованных активов, таких как нефтяные фьючерсы, в более безопасный американский доллар.

Соответственно, продажи нефтяных фьючерсов инвесторами во всём мире становятся дополнительным «техническим» фактором падения нефтяных котировок (и здесь трудно не вспомнить слова министра энергетики Саудовской Аравии принца Абдель-Азиза бин Салмана аль-Сауда о «шизофрении» мирового нефтяного рынка, то есть об оторванности фьючерсного рынка от спотового и одновременно от реальной ситуации со спросом и предложением на рынке физического товара). Таким образом, ОПЕК+ вынужден реагировать не только на ситуацию, сложившуюся на спотовом рынке, но одновременно и предотвращать падение котировок, связанное в первую очередь со страхами и опасениями биржевых спекулянтов, а также, в конечном счёте, с активностью финансовых институтов США, которая пока не слишком помогает стабилизации американской экономики, а вот игроков фьючерсного нефтяного рынка очень пугает.

Министры стран-участниц ОПЕК+ на октябрьской встрече приняли также другие исторические решения, например, срок действия соглашения ОПЕК+ был продлён до 31 декабря 2023 года, а частота регулярных министерских встреч увеличена с одного до двух месяцев, и следующая встреча министров стран альянса назначена уже на декабрь 2022 года.

Решения по квотам стран-участниц на добычу нефти будут приниматься теперь раз в два месяца, а не ежемесячно, как раньше, в связи с тем, что, во-первых, многие страны, участвующие в ОПЕК+, просто физически не могут их выполнять. Например, Россия в августе текущего года добывала нефть в объёме только 9,8 млн б/с, хотя её квота предусматривала объёмы добычи в 11 млн б/с, также достаточно существенно отставали в объёмах добычи от установленных ОПЕК+ квот Саудовская Аравия, Нигерия, Ангола, Казахстан и Азербайджан.

Однако не исключено, что министры стран ОПЕК+ приняли решение реже проводить министерские встречи ещё и потому, что некоторые страны, преимущественно участники нефтяного картеля ОПЕК, не хотят слишком раздражать США ежемесячными решениями о сокращении добычи нефти. И так уже решение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти с ноября на 2 млн б/с вызвало резко негативную реакцию американского Белого дома и Госдепа, назвавших данное решение «близоруким».

Некоторые американские СМИ по итогам встречи ОПЕК+ отметили, что Джо Байден «получил унизительную пощёчину» от Саудовской Аравии, официальные лица которой резко раскритиковали реакцию властей США на решение ОПЕК+ и потребовали от западных СМИ предоставить убедительные аргументы, доказывающие, что такое решение ОПЕК+ якобы было принято «во вред США».

На самом деле усилия нефтяного альянса направлены на то, чтобы помочь нефтяному рынку, запутавшемуся в противоречиях между котировками фьючерсов и ситуацией на спотовом сегменте, восстановить ценовой баланс. Именно благодаря усилиям ОПЕК+ по управлению балансом спроса и предложения на рынке нефтяные котировки в текущем году, несмотря на четырёхмесячное падение, продолжают оставаться достаточно близко к $100 за баррель. Исходя из такой ценовой динамики, американские и европейские нефтяные компании в 1 полугодии 2022 года получили очень хорошую прибыль, о чём мы подробно рассказывали в нашем июльском обзоре. Да и российские нефтяные гиганты, несмотря на санкции США и Великобритании вкупе с ожидаемым эмбарго Евросоюза, в 1 полугодии текущего года продолжали показывать очень сильные финансовые результаты. Хотя из-за возможных санкций финансовые результаты за 1 полугодие 2022 года по МСФО раскрыли не все российские нефтегазовые корпорации, те наиболее прозрачные из них, кто всё-таки решился на такой шаг, очень обрадовали своих акционеров и инвесторов сильными результатами.

Например, «Роснефть» по итогам полугодия получила выручку в размере 5,172 трлн руб., увеличив её в годовом исчислении на 33%, а чистая прибыль крупнейшей российской нефтяной корпорации выросла на 13%, до 432 млрд руб. «Татнефть» по итогам 1 полугодия 2022 года в годовом исчислении увеличила выручку на 42%, до 791 млрд руб., при этом её чистая прибыль возросла на 52%, до почти 140 млрд руб.

От высоких цен на нефть, таким образом, выигрывает вся мировая нефтяная индустрия, и по этой причине нельзя сказать, что ОПЕК+ действует кому-либо во вред, восстанавливая баланс на нефтяном рынке.

В октябре цена Brent, по нашему прогнозу, по-прежнему может колебаться в коридоре $85-105 за баррель.

 

Газовая отрасль. Как взрывы «Северных потоков» подорвали доверие к США

Все события сентября на газовом рынке затмило одно — беспрецедентное разрушение сразу двух европейских газопроводов — «Северный поток» и «Северный поток-2», произошедшее 27 сентября. Компания Nord Stream AG в этот день сообщила об огромных повреждениях, произошедших сразу на трёх из четырёх ниток газопроводов в районе датского острова Борнхольм, уточнив, что сроки восстановления их нормальной работоспособности пока оценить невозможно. Несколько позже сейсмологи Швеции и Дании сообщили о фиксации мощных взрывов именно в тех районах, где произошли повреждения газопроводов, а в последние дни сентября была выявлена ещё одна, уже четвёртая по счёту, утечка газа на «Северном потоке».

Сегодня практически ни у кого нет сомнений в том, что колоссальные утечки газа из этих газопроводов произошли из-за внешних воздействий, предположительно, из-за террористических атак на газопроводы. Немецкое издание Spiegel сообщило со ссылкой на неназванные источники, близкие к спецслужбам ФРГ, что ещё в начале сентября американское ЦРУ предупреждало немецкие спецслужбы о готовящихся атаках на российские газопроводы в Балтийском море. Достоверность такой информации не берётся подтвердить даже само издание, однако представляется довольно странным тот факт, что Берлин, ещё в начале месяца зная о возможности теракта против газопроводов, не принял никаких мер по обеспечению безопасности энергетической инфраструктуры, в нормальной работе которой он сам заинтересован, а также не поделился этой информацией с Россией.

Немало вопросов вызывает сделанное ещё в начале февраля текущего года довольно странное заявление президента США Джо Байдена о том, что в случае эскалации конфликта на Украине «Северного потока-2» «не будет, мы [США] положим этому конец».

Поскольку и российские, и зарубежные СМИ припомнили президенту США это заявление после взрывов на «Северных потоках», администрации Белого дома пришлось оправдываться на весь мир, объясняя, что президент США имел в виду «совсем другое», то есть что США якобы «убедят» Германию не запускать в эксплуатацию «Северный поток-2».

Точную причину взрывов может установить только объективное расследование, но уже нет сомнений в том, что взрывы и выход из строя сразу двух крупных газопроводов, поставляющих или способных поставлять российский газ в Европу, выгодны в первую очередь США.

Во-первых, прекращение поставок российского газа в Европу выгодно американским поставщикам СПГ, у которых не будет конкурента в виде намного более дешевого трубопроводного газа. Во-вторых, уже происходящее бегство крупных промышленных предприятий из Германии и ряда других европейских стран в США по причине слишком высоких цен на энергоресурсы в Европе выгодно американской экономике, которая в первом полугодии показывала спад, в то время как экономика еврозоны просто сильно замедлила рост, несмотря на высокую инфляцию. В-третьих, у США есть выгодная возможность реализовать свою мечту экономического и геополитического ослабления Евросоюза и особенно — ослабления еврозоны вместе с курсом евро. Кто бы ни оказался виновным в подрыве газопроводов (хотя у нас есть сомнения, что настоящие заказчики теракта будут найдены), ясно, что доверие как минимум Брюсселя и Берлина к США после этого события уже подорвано.

Весь сентябрь цены на газ на нидерландской бирже TTF были очень волатильны: если в начале месяца на фоне резкого похолодания в Европе цена газа составляла около $2200 за тысячу кубометров (периодически повышаясь даже до $3000), то к концу месяца после информации Еврокомиссии о том, что европейские ПХГ заполнены газом уже на 86%, цена понизилась до $1700-1800. На новостях о взрывах на газопроводах в конце сентября цена подскочила до $1900 за тысячу кубометров. В начале октября в связи с тёплой погодой и заполнением европейских ПХГ почти на 90% цена газа снизилась до $1600-1650 за тысячу кубометров.

График цен на природный газ на бирже TTF с начала 2022 г.

Несмотря на заполненность подземных хранилищ газом почти полностью уже в начале октября, Евросоюзу будет непросто пережить зиму 2022–2023 года, даже если погода окажется относительно мягкой.

Евросоюз привык к дешёвым энергоресурсам из России, а теперь придётся жить по-другому.

Хотя Россия по-прежнему поставляет газ в Европу через вторую нитку «Турецкого потока» мощностью только 15,7 млрд кубометров газа в год, и частично — через ГТС Украины, объёмы поставок не сравнимы с теми, которые поступали по «Северному потоку» мощностью 55 млрд кубометров в год и уж совсем не сравнимы с теми объёмами, которые европейские клиенты «Газпрома» могли бы получать ещё и по «Северному потоку-2», если бы он был запущен в эксплуатацию. Газопровод «Ямал-Европа» с весны текущего года остановлен из-за санкций Польши. Заменить российский газ поставками СПГ пока проблематично: США в этом году поставляют больше газа на внутренний рынок по требованию президента Байдена, чтобы снизить цены, а Катар без долгосрочных контрактов готов, как оказалось, поставлять европейским странам только ограниченные объёмы СПГ.

То есть потребителям российского газа в ЕС придётся теперь сократить потребление электроэнергии не менее чем на 10% по сравнению с прошлым годом, чтобы экономить газ, но главная проблема заключается в том, что энергоёмким предприятиям это будет сделать невозможно без остановки производства.

Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель в начале октября неожиданно заявил, что лучшая альтернатива зависимости от импортного газа — собственная добыча, но так и не уточнил, где Евросоюз сможет добыть собственный газ в объёмах, достаточных для замены газа из России и не только из неё. И безусловно, это был камень в огород не столько РФ, сколько всех экспортёров газа в ЕС, в том числе США (что может косвенно свидетельствовать о том, что взрывы на газопроводах заставили даже ранее очень лояльных к США брюссельских чиновников хоть немного пересмотреть своё мнение).

Вот только в Брюсселе сильно опоздали с подобным выводом. Один пример: англо-голландская энергетическая корпорация Shell и американская ExxonMobil с начала сентября выставили на продажу своё совместное предприятие NAM, зарегистрированное в Нидерландах и владеющее лицензией на некогда крупное газовое месторождение Гронинген, добыча на котором непрерывно падает с 2014 года. Европейские газовые месторождения год от года истощаются, в частности Нидерланды, которые ещё в конце XX века были крупнейшим поставщиком газа в ЕС и крупнейшим конкурентом России  на европейском рынке трубопроводного газа, из-за истощения месторождений теперь превратились в нетто-импортёра газа, в том числе и российского.

Несмотря на то, что Россия уже рассматривает возможность увеличения экспорта газа в Азию, и на Восточном экономическом форуме, состоявшемся в сентябре 2022 года во Владивостоке, уже была достигнута договорённость России и Китая о строительстве газопровода «Сила Сибири-2», похоже, что об отказе от европейского рынка газа пока речи не идёт.

Более того, вице-премьер правительства России Александр Новак уже допустил возможность отремонтировать газопроводы «Северный поток» и «Северный поток-2», что потребует больших затрат денег и времени, но такая техническая возможность, по словам вице-премьера, существует.

Главное, чтобы у Евросоюза и у отдельных европейских стран, импортирующих газ из России, была политическая воля провести непредвзятое расследование причин взрывов на газопроводах и восстановить поставки российского трубопроводного газа.

Тем временем в конце сентября руководство «Газпрома» объявило о беспрецедентном росте выручки и чистой прибыли газовой корпорации по итогам 1 полугодия 2022 года в годовом выражении, что было связано с рекордно высокими ценами на газ в начале года. В частности, чистая прибыль «Газпрома» по МСФО за 1 полугодие выросла к аналогичному периоду 2021 года в 2,6 раза. Такие сильные результаты способствовали тому, что совет директоров «Газпрома» ещё в конце августа рекомендовал акционерам корпорации одобрить впервые в истории выплату промежуточных дивидендов по итогам 1 полугодия.

На внеочередном общем собрании акционеров, состоявшемся 30 сентября, акционеры «Газпрома» утвердили промежуточные дивиденды в размере 51,03 рубля на акцию.

Такой размер дивиденда почти полностью соответствовал дивидендам за 2021 год, которые акционеры отказались одобрить на годовом общем собрании, состоявшемся в июне текущего года. Выплаты промежуточных дивидендов, которые одобрили акционеры, ещё раз подтвердили, что несмотря на все внешние вызовы, санкции и иные трудности «Газпром» остаётся не только корпорацией, эффективно работающей и показывающей сильные финансовые результаты, но ещё и сохраняющей высокие стандарты корпоративного управления.