Изображение материала

Кто утратил адекватность на рынках энергоресурсов?

12 сентября 09:45
Нефть и газ в августе 2022

Наталья Мильчакова, кандидат экономических наук

Рынок нефти. О ценообразовании на нефтяном рынке: от «шизофрении» до «нерыночной глупости»

В августе мировые цены на нефть продолжали падать, снижаясь уже третий месяц подряд. Цена сорта Brent за август упала ещё на 3,5%, до $96,49 за баррель, всё-таки пробив вниз психологически значимый уровень в $100. А цена техасской WTI в августе снизилась чуть больше, чем Brent, на 4,6% до $89,55 за баррель. В начале сентября цена Brent несколько дней подряд опускалась ниже $90 за баррель и даже тестировала уровень поддержки в $88. Главной причиной снижения цен является постепенно увеличивающийся профицит нефти.

По оценке Baker Hughes, количество активных буровых установок в США, почти 80% из которых приходится на нефтяные установки, в августе по сравнению с июлем выросло на 12% и составило 765 единиц, вернувшись к уровням начала 2020 года. Это означает, что добыча нефти в США увеличивается, оказывая давление на мировое предложение нефти.

Определённую роль играют и продажа нефти из стратегического резерва США, хотя в первую очередь влияние эти продажи оказывают на цену марки WTI. Минэнерго США распродаёт нефть из стратегического резерва достаточно медленно, видимо, опасаясь, что при более быстрых темпах продаж стратегический резерв исчерпается, и этот фактор, наоборот, будет влиять на рост цен.

Ещё одним фактором являются опасения сокращения спроса на нефть в мире из-за возможного замедления мировой экономики. Новости о том, что в ряде китайских городов, в том числе в очень крупном городе Шэньчжэнь, был введён локдаун по причине новой вспышки коронавируса, негативно повлияли на нефтяной рынок. А в начале сентября были введены коронавирусные ограничения ещё в одном крупном городе КНР Гуаньчжоу. Рынок в августе вновь начал опасаться снижения спроса на нефть из-за возможного замедления экономики КНР, крупнейшего потребителя чёрного золота в мире.

«В некотором смысле нефтяной рынок находится в состоянии шизофрении», — заявил в конце августа в интервью агентству Bloomberg министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдель-Азиз бин Салман аль-Сауд.

Он пояснил, что современный нефтяной рынок раздвоен, фьючерсный («бумажный») рынок оторван от того, что происходит на спотовом («физическом») рынке.

Таким образом, саудовский министр недвусмысленно намекнул на утрату адекватности нефтяным рынком, поскольку механизмы его ценообразования выглядят сегодня иррациональными.

Действительно, динамика цен на нефть в августе была труднообъяснимой, так как фьючерсный рынок весь месяц был «торпедирован» ростом доллара и сообщениями о возможном замедлении роста в Китае, в то время как на спотовом рынке ситуация складывалась, скорее, в пользу роста цен на нефть, чем в пользу дальнейшего падения. Ведь энергетический кризис в мире ещё продолжается, а из этого следует, что, несмотря на временные колебания предложения нефти, выросший спрос будет постепенно сокращать профицит предложения.

Технический комитет ОПЕК+ в конце августа понизил прогноз по профициту нефти в мире на 2022 год с 800 тыс. до 400 тыс. баррелей в сутки, а на 2023 год — с 600 тыс. до 300 тыс. б/с.

На министерской встрече, состоявшейся 5 сентября, страны-участницы ОПЕК+ приняли неожиданное (или, по крайней мере, ожидаемое очень немногими экспертами) решение вместо увеличения добычи нефти снизить квоты на добычу с 1 октября на 100 тыс. баррелей в сутки. Таким образом, страны-участницы ОПЕК+ в октябре вернутся к августовским квотам на добычу нефти.

Международное энергетическое агентство в августовском ежемесячном докладе оценило отставание фактической добычи нефти стран-участниц ОПЕК+ в июле от установленных нефтяным альянсом квот в 2,7 млн баррелей.

По оценке МЭА, свободные мощности Саудовской Аравии по добыче нефти в августе могли сократиться с 2,2 до 1,2 млн б/с, а по итогам сентября они могут уменьшиться даже до 800 тыс. б/с. Одновременно Россия, хотя в июле нарастила добычу нефти на 20 тыс. б/с до 9,8 млн б/с, из-за санкций была вынуждена добывать нефти меньше установленной для неё ОПЕК+ квоты примерно на 1,03 млн б/с.

Так что для сокращения профицита нефти и сохранения высоких цен на нефть есть серьёзные предпосылки, хотя биржевые спекулянты на «бумажном рынке» оценивали их неадекватно, уделяя больше внимания, вероятно, росту доллара и вспышкам коронавируса в Китае.

Тем временем в августе страны G7 решили договориться о введении «потолка цен» на российскую нефть, что несколько позже президент России Владимир Путин назвал «нерыночной глупостью». Как мы писали ранее, эта идея изначально выглядит провальной, и, кроме того, крупнейшие в мире импортёры нефти, такие как Китай и Индия, пока не намерены присоединяться к создаваемому США «картелю потребителей» российской нефти. Несмотря на обсуждение новых санкций против России, ряд стран Евросоюза в августе стал поступать не вполне адекватно политике ЕС, начав резко наращивать закупки российской нефти.

Западные новостные агентства со ссылкой на данные сайтов, показывающих движение судов, в конце июля и первой половине августа отмечали резкое увеличение количества российских танкеров, прибывающих в порты Италии, а также Болгарии и Румынии.

При этом Испания и Греция, ранее никогда не импортировавшие российский сорт нефти Urals, как сообщили американские СМИ, в августе впервые начали закупать Urals у казахстанских трейдеров. Эксперты Bloomberg оценили закупки российской нефти странами ЕС (преимущественно Южной Европы) в августе примерно в 1,38 млн б/с, что стало максимумом с начала 2022 года, хотя в 2021 году Евросоюз импортировал около 1,9 млн б/с. Ситуация с закупками странами ЕС российской нефти выглядит не только как наращивание импорта в преддверии эмбарго, которое вступит в силу в декабре, но ещё и как возможная подготовка к обходу этого эмбарго, поскольку российский сорт нефти закупается у иностранных поставщиков. Но Евросоюзу не привыкать, поскольку, опять же, по сообщениям американских СМИ, такие же схемы используются некоторыми странами ЕС для закупок иранской нефти, находящейся в настоящее время под санкциями США.

Это показывает, что, несмотря на утрату адекватности некоторыми политиками в странах ЕС, европейские импортёры нефти по-прежнему поступают рационально.

В сентябре цена Brent, по нашему прогнозу, может колебаться в коридоре $85-105 за баррель.

Возобновляемая энергетика. Российская и европейская ветроэнергетика: у кого на самом деле преимущества?

Про «зелёную энергетику» и особенно про трансграничный углеродный налог в Евросоюзе на фоне энергетического кризиса сегодня уже мало кто из политиков вспоминает, если не считать наиболее оголтелых активистов из европейских, а по сути проамериканских «зелёных» партий в Европарламенте. Тем не менее некоторые крупные европейские компании всё-таки пытаются найти решения для повышения эффективности «зелёной энергетики», хотя и с оговоркой, что мгновенной отдачи от таких решений ждать не следует.

Например, немецкий машиностроительный гигант Siemens и итальянская Sapiem начали недавно совместную работу по разработке плавучей электрической подстанции для использования на морских ветровых электростанциях. Компании прогнозируют, что такое решение в будущем позволит увеличить мощности плавучих ветроустановок, расположенных преимущественно в районе Северного моря, минимум на 4 ГВт. Возможно, что новая совместная разработка европейских компаний позволит действительно увеличить в будущем мощности европейских плавучих ВЭС, однако пока неясно, насколько снизится себестоимость электроэнергии, вырабатываемой на плавучих ВЭС.

Страны Европы (в том числе не входящие в ЕС) на первый взгляд добились огромного успеха в развитии ветроэнергетики за последние десять лет, и кажется, что догнать их в этой области, а тем более перегнать, будет очень трудно. Однако по оценкам экспертов агентства WindEnergy, чтобы увеличить долю вырабатываемой на ВЭС электроэнергии к 2030 году с 15% до 40% энергобаланса, нужно вводить в эксплуатацию до 2030 года новые ветроэлектростанции совокупной мощностью 11 ГВт ежегодно. Сегодня эти амбициозные планы придётся отложить на неопределённый срок, так как большая часть мощностей ВЭС Европы приходится на Великобританию, которая уже столкнулась с масштабным энергетическим кризисом. В связи с этим пока неясно, насколько будет востребовано Великобританией нововведение Siemens и Sapiem, которое рассчитано в основном на британские плавучие электростанции, расположенные в Северном море.

Тем временем у российской ветроэнергетики есть очень хороший потенциал для роста. На начало 2022 года в России действовало около 40 ВЭС в разных регионах страны (преимущественно в Южном федеральном округе, а также в Заполярье, Республике Саха, Республике Башкортостан, на Дальнем Востоке), но их совокупная установленная мощность составляет всего 1,5 ГВт, а вырабатывают они вместе пока только 0,6% от совокупной выработки электроэнергии в РФ. Это малые электростанции: самыми крупными из них являются расположенная в Ставропольском крае Кочубеевская ВЭС мощностью 210 МВт и Адыгейская ВЭС мощностью 150 МВт в Республике Адыгея (интересно, что обе ВЭС были построены и эксплуатируются структурами Росатома). В России сегодня строится ещё около 20 новых ВЭС в разных федеральных округах (Южном, Северо-Западном, Приволжском), но их совокупная мощность добавит только около 2,5 ГВт к совокупной установленной мощности российских ВЭС.

В начале сентября на Восточном экономическом форуме представители российского энергетического холдинга En+ Group объявили о разработке совместно с китайской госкорпорацией PowerChina проекта крупного ветропарка в Амурской области на территории опережающего развития (ТОР) «Приамурская» совокупной мощностью около 1 ГВт. Предполагается, что новый ветропарк позволит обеспечить электроэнергией не только население и предприятия Амурской области, но и экспортировать электроэнергию в Китай.

Ещё несколько лет назад это казалось невероятным, а сегодня уже ясно, что такие дорогостоящие и зависящие от погодных и климатических особенностей проекты, как ветроэнергетика, могут себе позволить развивать без ущерба для потребителей электроэнергии только страны, хорошо обеспеченные базой ископаемого топлива, как Россия. Так что потенциал роста ветроэнергетики в России сегодня огромен, важно только, чтобы государство и местные власти оказывали этим проектам как минимум нормативно-правовую, а также налоговую поддержку.

Газовая отрасль. Германия в безуспешных поисках альтернативы российскому газу

В августе, несмотря на летний сезон и аномальную жару в Европе, средняя биржевая цена на газ на нидерланской бирже TTF была выше, чем в июле, находясь в начале месяца в коридоре $2000-2150 за тысячу кубометров, достигнув в середине до $3000 и даже выше и снова вернувшись в конце месяца на уровни $2000-2200 за тысячу кубометров. «Газпром» в конце августа уже не приостановил прокачку газа по газопроводу «Северный поток», как в июле, а просто остановил из-за того, что вернувшуюся из Канады многострадальную турбину он забрать не может, не подпав под санкции Канады, при этом ещё несколько турбин производства Siemens должны были быть направлены на плановый ремонт. «Газпром» не может отправить турбины на ремонт из-за санкций.

Однако новость, что большинство стран ЕС по указанию Еврокомиссии заполнили подземные хранилища газом как минимум на 80%, к концу августа привела к снижению цен на газ. Заполнение ПХГ газом происходит на фоне заявлений политиков, например канцлера ФРГ Олафа Шольца, что ряд стран ЕС, прежде всего Германия, уже якобы готовы отказаться от российского газа. Чтобы выполнить эту задачу, Германии нужно будет сделать всего ничего — перезапустить свои атомные и угольные электростанции. А это сделать на практике, а не на словах, будет совсем не так просто.

График цен на природный газ на бирже TTF с начала 2022 г.
Фото: tradingview.com

Напомним, что ещё в 2011 году в Германии действовало десять АЭС, которые производили 25% всей электроэнергии в стране и позволили закрыть расположенные преимущественно в восточной Германии «грязные» угольные электростанции. Предшественница Шольца на посту канцлера ФРГ Ангела Меркель в 2012 году, после ввода в эксплуатацию газопровода «Северный поток», начала политику отказа от атомной энергетики и замены атомной энергии недорогим российским газом.

Отказ от АЭС был продиктован не только запуском «Северного потока» — скорее наоборот, российско-немецкий проект «Северный поток» стал результатом антиядерных настроений в Европе, которые во многом поддерживала Ангела Меркель. Произошедшая в результате землетрясения в Японии в 2011 году огромная по масштабам авария на АЭС «Фукусима» стала дополнительным аргументом для канцлера Меркель в её политике отказа от атомных электростанций.

Но возвращение к атомной энергетике не так просто, как кажется. В Германии сегодня осталось всего три АЭС, да и те законсервированы. Даже если Германия вновь запустит свои АЭС (а последний раз немецкие федеральные чиновники обещали их вновь запустить ещё в начале лета текущего года, но пока в этом направлении так ничего и не было сделано), они не будут способны заменить почти 40% газа, которые Германия получает из России.

Власти Германии также рассматривают возможность возвращения к угольной энергетике — это тоже непросто. Несмотря на закрытие ряда угольных теплоэлектростанций на востоке страны Германия по-прежнему входит в десятку крупнейших потребителей угля в мире. Радикально настроенные экологи по-прежнему считают уголь более радиоактивным, чем саму атомную энергию, заявляя, что при сжигании бурого угля в атмосферу выбрасывается на порядок больше радиоактивных частиц, чем от атомной электростанции. А партия «зелёных», представители которой занимают высокие посты в правительстве ФРГ, весьма критически относится как к угольной, так и к атомной энергетике. Поэтому ближайшей зимой в Германии наиболее вероятной «заменой» российского газа станет жёсткая экономия электроэнергии и понижение температуры в жилых домах и офисах, а также, вероятно, длительная остановка ряда энергоёмких предприятий.

«Будущая зима, вероятно, станет одной из самых худших в истории», — заявил в интервью немецкому СМИ еврокомиссар Паоло Джентилони, уточнив, что еврозона может этой зимой столкнуться с серьёзной рецессией из-за дефицита газа и высоких цен на энергоресурсы.