Изображение материала

Кризис поменяет рынок углеводородов

26 августа 10:41
Фото: risingthermals / flickr.com / CC BY-NC 2.0
Остается вопрос, может ли мировая экономика в ближайшее время решить проблему высоких цен на энергоносители, не скатываясь в глубокую рецессию

Энергокризис давно стал новой мировой нормальностью. И хотя споры о его происхождении до сих пор не утихают, все же гораздо интереснее прогнозы, как глубоко в нем все застряли и как быстро из него можно выбраться. При цене газа в Европе выше $3000 за тысячу кубометров вопрос остается лишь в том, может ли мировая экономика в ближайшее время решить эту проблему, не скатываясь в глубокую рецессию.

В последнее время в экспертной среде все чаще появляются мнениям, что энергокризис 2022 года станет крупнейшим за 50 лет и будет продолжаться гораздо дольше, чем в 70-х и 80-х годах прошлого столетия. По данным Bloomberg, правительства европейских стран уже выделили $278 млрд  на смягчение последствий текущего роста цен на энергию. При этом расходы ЕС только на газ за год составят €400 млрд, хотя в 2020 году Европа на чистый импорт газа тратила всего €33 млрд, а в 2021 — около €142 млрд. Отмечается, что сейчас речь идет не только о чрезвычайно высоких ценах на сырье, а о физическом отсутствии энергоресурсов в странах еврозоны.

Замдиректора Института национальной энергетики Александр Фролов считает, что на рынке нет избытка сырья:

«Спрос на газ в первом полугодии 2022 года незначительно снизился. Поэтому того объема, который уже есть на рынке, должно хватать. Более того, в текущем году у США мощности по производству СПГ увеличились. Однако выход из строя заводов Freeport LNG увел с рынка порядка 10 млрд. Но с учетом снижения потребления весь спрос удовлетворен. То есть мировой рынок получает столько, сколько ему надо. Хотя, возможно, хотел бы получать больше», 

— заметил эксперт. По его словам, надо учитывать, что значительная часть газа продается по долгосрочным контрактам с нефтяной привязкой, и этот газ дешевле, чем со спотовых площадок:

«Может быть, наблюдается нехватка газа, свободно перемещающегося между биржами. Поскольку дефицита газа, поступающего по долгосрочным контрактам с нефтяной привязкой, нет, при этом 60% мировой торговли осуществляется по трубопроводам», 

— пояснил Фролов.

По его словам, надо учитывать, что Китай пока осторожно относится к выходу на спотовые газовые площадки:

«Если Китай сейчас выйдет на биржу, он создаст такое давление на рынок, которое ЕС просто не сможет выдержать. То есть пока азиатские биржевые площадки не до конца продемонстрировали рост. Но в данном случае речь идет не про весь газа, а газ, который может свободно продаваться на бирже и перемещаться между биржами, ориентируясь на высокие цены. То есть дефицита газа нет, а есть нехватка сырья на споте. Плюс к этому не стоит забывать и про санкционное давление на Россию, которое привело к ограничению технической возможности поставок российского газа на европейский рынок. Если бы решились проблемы с оборудованием для „Северного потока“ и проблемы с запуском „Северного потока-2“, газ в ЕС стоил бы дешевле — порядка $1000 тысячу кубометров. При этом в мировом масштабе напряженность все рано сохранялась бы. На нефтяном рынке дефицита нет и быть не может, так как он имеет адекватных регуляторов в лице ОПЕК+», 

— рассказал эксперт.

Доцент кафедры регионоведения Московского государственного лингвистического университета Саид Гафуров считает, что дефицит углеводородов можно оценивать только относительно каких-то иных продуктов, в производстве которых они необходимы:

«В политэкономии обычно учитывается три источника производства — труд, сырье и капитал. Капитал явно избыточен, труд — безработица большая, но не везде. В то же время долгосрочный анализ поведения западных хозяев жизни подсказывает, что будет дефицит сырья. Например, вся „экологическая вакханалия“ порождена именно фактором поиска альтернативных энергоресурсов», 

— уточнил эксперт.

Стоит отметить, что нынешние хроники энергоапокалипсиса весьма насыщенны событиями. Новые максимумы цен становятся почти повседневным явлением на рынках электроэнергии Европы. Во Франции они уже поднимались до €645,54 за мегаватт-час. Это более чем в семь раз выше, чем год назад, когда цены уже пошли в рост. В ряде стран Евросоюза цена электроэнергии на рынке поднялась выше €700.

Подчас европейские власти стараются противостоять надвигающейся катастрофе весьма оригинальными бытовыми назиданиями, которые они раздают своим гражданам. В Нидерландах жителей призывают ограничить принятие душа пятью минутами и полностью отказаться от кондиционеров и сушилок для белья. В Испании вступили в силу меры по экономии электричества — кондиционеры должны быть установлены на 27 градусов, освещение витрин надо будет выключать в 10 часов вечера. В Италии временно исполняющий обязанности премьер-министра Марио Драги спровоцировал скандал, когда заявил, что итальянцам придется выбирать: либо пользоваться кондиционерами, либо помогать Украине.

Во  Франции государство планирует полностью национализировать Electricite de France SA. Президент республики Эммануэль Макрон сразу решил уйти от ответственности, заявив о конце «периода изобилия» и призвав готовиться к сильнейшим экономическим последствиям кризисов и дефициту продукции. Любопытно, что во Франции вступает в силу запрет на рекламу нефтепродуктов, энергии от угольной генерации и углеродсодержащего водорода. Действительно, зачем рекламировать то, что и так является дефицитом. Премьер-министр Бельгии Александр де Кроо также предпочел подстраховаться, сообщив, что пять-десять будущих зим будут непростыми из-за повышения стоимости энергии.

Рядовые граждане готовятся к зиме самостоятельно. В частности, Швейцария бьет рекорды по продаже дров и электрогенераторов. Польские предприниматели стали платить в 3 раза больше за уголь, который на треть менее калорийный, чем российский. А поскольку более 40% домохозяйств Польши отапливались российским углем, то теперь, как пишет Financial Times, полякам придется зимой жечь мусор для отопления домов.

Весьма эксцентричны и мнения немецких политиков по вопросу выхода из энергокризиса. Так, премьер-министр федеральной земли Баден-Вюртемберг Винфрид Кречманн считает, что жителям ФРГ в целях экономии энергии следует перейти к обтиранию влажной тряпкой. Премьер-министр федеральной земли Саксония Михаэль Кречмер пошел еще дальше: в интервью Der Tagesspiegel он заявил, что правительство должно рассмотреть применение в стране метода гидроразрыва (фрекинга) для добычи газа.

Кстати, сланцы для политиков Германии стали интересны неслучайно. Попытки канцлера Германии Олафа Шольца договориться о поставках канадского газа не увенчались успехом. В Оттаве ему объяснили, что основные месторождения Канады находятся на западе страны, откуда газ можно было бы сравнительно легко доставлять в Азию, но не в Европу.

Немецкие промышленники все эти политические призывы к влажным тряпкам и фрекингу не поддерживают. Вместо этого они предложили Шольцу не рисковать экономикой Германии ради Зеленского и направили письмо с просьбой снять санкции с России. Вице-спикер бундестага ФРГ Вольфганг Кубики и вовсе заявил о необходимости срочно запустить трубопровод «Северный поток-2».

Рядовые граждане ЕС также начинают выражать свое негодование энергополитикой блока. Немецкий город Шведт захлестнула волна гнева из-за поспешного эмбарго на российскую нефть — в городе находится крупный нефтеперерабатывающий завод, который зависит от российских поставок по трубопроводу «Дружба». Мэр Шведта Аннекатрин Хоппе назвала его возможное закрытие «поистине кошмарным сценарием», отметив, что такое развитие событий приведет к безработице и проблемам с энергоснабжением. Поляки Шведт спасать отказались: Варшава не собирается поставлять нефть на этот немецкий НПЗ, пока там «присутствует российский элемент». Не в восторге граждане Германии и от планов правительства страны предоставить приоритетное право проезда на железной дороге товарным поездам с углем, нефтью и газом. По замыслу властей, поезда с энергоносителями будут отправлять по мере необходимости, в том числе днем.

Весьма плачевна ситуация в Великобритании. Инфляция в Соединенном Королевстве может достичь 18,6% уже в январе следующего года из-за роста цен на энергоносители. Аналитики видят возможности падения фунта стерлингов до уровня 1,14 к доллару США. По итогу Великобритания рискует столкнуться с самым значительным с 1950-х годов падением уровня жизни. Да еще и 75% британских пабов не смогут пережить предстоящую зиму.

Однако без пабов прожить можно — без удобрений сложнее. В Европе закрываются производства азотных удобрений из-за высоких цен на газ. В конце августа уже три завода объявили о сокращении производства: польские Grupa Azoty и ANWIL, литовский завод Achema и норвежский производитель Yara (напомним, что Норвегия сама является газовым экспортером). По некоторым оценкам, в Европе потеряно уже более четверти мощностей по производству азотных удобрений.

В Италии объявили, что около 120 тыс. итальянских компаний рискуют закрыться в первой половине 2023 года в связи с высокими ценами на энергоносители, что повлечет потерю 370 тыс. рабочих мест. Среди наиболее уязвимых перед подорожанием энергии называются магазины розничной торговли, особенно средние и крупные продовольственные сети, рестораны и гостиницы, а также транспортные компании.

Ситуация в других частях света не лучше. Премьер-министр Японии Фумио Кисида сообщил, что страна перезапустит больше бездействующих АЭС и рассмотрит возможность разработки реакторов следующего поколения. Также предполагается продления срока службы некоторых реакторов. Очевидно, что все это не от хорошей жизни. Запускать бездействующие старые АЭС в зоне Тихоокеанского сейсмического пояса, мягко говоря, опасно.

Энергокризис добрался и до стран-экспортеров энергосырья — пока не в такой степени, как в ЕС, но лиха беда начало. В США, по данным Bloomberg, запасы газа на зиму сейчас на 10% ниже, чем обычно в этот момент начал, запасы нефти в Стратегическом нефтяном резерве (SPR) за последнюю неделю сократились на 8,1 млн баррелей, до самого низкого уровня за более чем 35 лет. При этом в начале августа США вышли на беспрецедентно высокий уровень экспорта нефти и нефтепродуктов.

Financial Times сообщает, что энергокризис повлияет и на Норвегию. Электроэнергетика в этой стране на 90% обеспечивается водными ресурсами, но засуха внесла свои коррективы. Поэтому власти решили сократить подачу энергии в другие страны, пока вода не поднимется до оптимального значения. То есть норвежцам ресурсов хватит, а вот доход от продажи электроэнергии сократится.

Таким образом, энергокризис начинает беспокоить большинство, как принято считать, развитых экономик мира. По мнению ряда аналитиков, высокие цены на сырье приведут к стагфляции, а затем к рецессии.

Саид Гафуров предположил, что рецессия будет не везде, а в определенных регионах:

«Китай растет, некоторое замедление было вызвано пандемией, но оно искусственно. Как только все эпидемиологические ограничения будут сняты, у них пойдет рывок, причем не за счет экспорта, а по причине роста внутреннего потребления. С другой стороны, есть Греция, где просто нечему развиваться кроме туризма. Евросоюз, когда зашел в эту страну, уничтожил ее промышленность. Там реально прошла деиндустриализация, были уничтожены судостроение, приборостроение, другие отрасли, ничего не осталось. В ЕС открыто говорили, что специализация юга Европы — это сфера услуг. В этом регионе рецессия будет продолжаться. Никто не знает, что будет с японской экономикой. Но все же в среднем на планете скорее будет рост, чем рецессия», 

— указал экономист.

Александр Фролов считает, что мировая экономика уже не справляется с энергокризисом без рецессии:

«Исходя из европейской статистики, значительная просадка идет именно в реальном секторе. Например, закрываются предприятия, производящие удобрения. Более того, текущий кризис стоит рассматривать, как продолжение кризиса 2007–2009 годов, поскольку тогда ни в Европе, ни в США экономические проблемы решены не были. Например, задачи, которые ставились еще президентом Обамой в 2009 году по реидустриализации», 

— заметил эксперт.

Вместе с тем участники рынка все больше обращают внимание на то, что после нынешнего кризиса должна меняться сама система торговли углеводородами. Как, собственно, и произошло после 1973 года, когда на нефтяном рынке прочно закрепился биржевой механизм регулирования цен. Министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдель Азиз бен Салман Аль Сауд напомнил Bloomberg, что «бумажный и физический рынки» нефти становятся все более разобщенными:

«В некотором смысле рынок находится в состоянии шизофрении, и это создает своего рода рынок йо-йо и посылает ошибочные сигналы во времена, когда более чем когда-либо необходимы большая прозрачность и ясность, а также хорошо функционирующие рынки, чтобы позволить участникам эффективно препятствовать рискам и управлять ими и той неопределенностью, с которой они сталкиваются», 

— пояснил министр.

Кризис 2022 года тоже должен привести каким-то знаковым изменениям, которые бы позволили создать углеводородный рынок, отвечающий интересам как продавцов, так и покупателей сырья.

Комментируя ситуацию, Саид Гафуров отметил, что все хотят перемен на углеводородном рынке:

«Бессмысленно, когда заканчивающаяся роттердамская смесь определяет цены на нефть»,

— указал эксперт. В качестве квинтэссенции мировой нефтяной торговли он привел пример порта Джейхан:

«В Сирии нефть воруют, везут в порт Джейхан, а Джейхан находится под управлением BP. Идеальный пример нефтяного рынка. Тут нет вообще никакого контроля. Это такой дикий капитализм. Люди финансовыми потоками регулируют физические перетоки нефти. При правильном расследовании это окажется незаконным. Эти систему надо менять, но как — непонятно. США уже пытались, но у них ничего не получилось»,

— рассказал Гафуров.

Александр Фролов предположил, что в какой-то момент система мировой торговли углеводородным сырьем поменяется, так как текущая модель просто недееспособна, о чем собственно и свидетельствует текущий энергокризис:

«ЕС больше всего страдает от этого кризиса, так как именно Европа крайне неосмотрительно развивал свою энергетику, делая ставку на, как ей казалось, более прогрессивную модель ценообразования. У них почти на 100% цена газа зависит от биржевых котировок. Создаваемая в Евросоюзе энергосистема оказалась неустойчива к кризисам. И если выводы из этого кризиса сделаны не будут, то проблемы продолжат повторяться», 

— заметил эксперт.