Эмбарго ЕС на российский уголь — еще один стимул для энергокризиса

11 августа 08:21
Фото: ТАСС
Отпущения экологических грехов ради сжигания полезного ископаемого в Европе мало — придется увеличить расходы, причем намного

Как и было запланировано, 1 августа этого года в Евросоюзе ввели запрет на покупки российского угля. Мера была утверждена еще в апреле этого года, она вошла в пятый пакет санкций. «Все страны ЕС должны будут его соблюдать, невзирая на энергетический кризис. 10 августа заканчивается переходный период и Еврокомиссия уверена, что все страны будут выполнять это ограничение», — заявил 5 августа в ходе брифинга в Брюсселе официальный представитель ЕК Эрик Мамер.

Приказной тон в речи Мамера звучит не просто так. Российский уголь играет важнейшую роль в экономике Евросоюза. До того как эмбарго вступило в силу, Старый Свет закупал у РФ уголь разных типов, среди которых был как коксующийся, так и энергоноситель, использующийся для работы электростанций. Кстати, доля российского энергетического угля в импорте ЕС составляла 70% (на остальные 30% приходятся поставки из ЮАР, США, Колумбии, Австралии). Если же говорить о всех типах угля из России в ЕС, то в 2021 году его доля составила более 21% от общего потребления Старого Света — около 48,7 млн тонн.

Объем импорта угля из России в ЕС, млн т

В этом году, если верить отчетам судового брокера Banchero costa, Россия продолжает обеспечивать наибольшую долю импорта угля в ЕС. При этом в первом полугодии 2022 года объем поставок угля в ЕС из России увеличился по сравнению с аналогичным периодом 2021-го и составил 18,2 млн тонн. Из них 9,1 млн тонн было импортировано в I квартале 2022 года (-1,6% к аналогичному периоду 2021-го), а 9 млн тонн — во II квартале (+2,1%).

С начала 2022-го, когда КНР снизила закупки угля у других стран на 36%, а Индия — на 12,8%, Европа импортировала это сырье такими темпами, будто сознательно хотела перечеркнуть все положения «зеленой сделки» и принципы энергоперехода. Только за I квартал общий импорт этого полезного ископаемого в ЕС увеличился до 24,5 млн тонн, это на 23,6% больше по сравнению с аналогичным периодом в 2021 года.

В мае Евросоюз нарастил закупки российского угля до 4,7 млн тонн (в апреле было 2,6 млн тонн). Выходит, через месяц после того как в ЕК приняли решение ввести эмбарго на уголь из РФ, Старый Свет увеличил импорт полезного ископаемого из этой страны на 80%. Однако в июне темпы закупок из РФ (по крайней мере, по морю) снизились. В первый месяц лета ЕС приобрел у России с помощью морских перевозок 1,7 млн тонн, что на 48% ниже майского объема.

Впрочем, объем европейского импорта в июне сократился не только из РФ, но и из других стран.

По данным судового брокера Braemar Shipping Services, в июне европейские страны импортировали 7,9 млн тонн энергетического угля, что хоть и в 2 раза больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но почти на 2 млн тонн меньше, чем в апреле и мае. Наиболее очевидная причина такого замедления импорта (включая российское сырье) — переполненность складских помещений. По заявлениям некоторых экспертных сообществ в самом Старом Свете, в Европе на тот момент не хватало складских запасов даже для железной руды, потому что они были заняты углем.

Ирония в том, что Евросоюз отказывается от закупок полезного ископаемого из России очень не вовремя. Несмотря на громкие заявления европейских политиков об отказе от угольной генерации и инвестиций в этот сектор на климатическом саммите в Глазго в 2021-м, по данным МЭА, ЕС увеличил потребление угля в 2021 году почти на 20%. Причин множество: высокие цены на газ, нехватка выработки электричества, поскольку ВИЭ-объекты не справлялись с задачей в непогоду, особенность энергетического рынка ЕС, из-за которой тогда было выгоднее платить квоты за выбросы СО2 и сжигать уголь, чем покупать «зеленую» энергию.

В текущем году стимулов использовать уголь в ЕС стало еще больше. Неразбериха, переходящая в откровенный саботаж, с работой Nord Stream в 2022 году, не оставляет европейской энергетике выбора. ЕС, по сути, обречен все активнее использовать уголь. Это значит, что его потребление по итогам текущего года (учитывая рост импорта в первой половине 2022-го), возможно, даже превысит показатели 2021-го.

По этой причине в ряде международных организаций, которые в последние годы активно пропагандировали идеи декарбонизации, вдруг стали появляться исследования, цель которых — оправдать в глазах общественности запуск недавно закрытых угольных электростанций. Аналитики из британского Ember подсчитали, что планы Германии, Австрии, Франции и Нидерландов запустить угольную генерацию в случае прекращения поставок российского газа добавят примерно 1,3% к совокупным выбросам парниковых газов (ПГ) в ЕС. По их мнению, даже при худшем сценарии, когда такие объекты будут работать в течение 2023 года с коэффициентом загрузки 65%, они произведут только 60 ТВт*ч угольной электроэнергии, что увеличит объем выбросов CO2 в 2023 году лишь на 30 млн тонн СО2. Это составляет только 1,3% от общего объема выбросов в 2021-м. Конечно, тут же возникает вопрос, а зачем тогда вообще было отказываться от такого типа генерации, раз он настолько безобиден в плане выбросов ПГ? Впрочем, это уже политизированное решение.

Как бы сильно не потеряли в рейтинге «зеленые» правительства различных европейских стран, все больше среди них тех, кто перезапускает объекты, работающие на угле.

В середине июня министр экономики Германии Роберт Хабек заявил, что страна должна сократить потребление природного газа и увеличить сжигание угля, чтобы помочь заполнить ПХГ на следующую зиму. 14 июля правительство ФРГ разрешило возобновить работу 21 угольной электростанций в стране с общей мощностью в 10 ГВт. Примечательно, что эти объекты должны были окончательно остановить работу (не перейти в резерв, а полностью закрыться) в течение ближайших 2 лет. 1 августа заработала первая из ранее законсервированных угольных электростанций (Mehrum в земле Нижняя Саксония). Последние угольные шахты в окрестностях Бексбаха (немецкая федеральная земля Саар) закрылись десять лет назад, в результате чего электростанция рядом с городом, по сути, стала символом умирающей отрасли в регионе. Однако в данный момент, как пишет Bloomberg, оборудование завода ремонтируется, а руководство объекта спешно нанимает новый рабочий персонал. Теперь ожидается, что к зиме станция будет сжигать минимум 100 тыс. тонн угля в месяц.

Похожая ситуация наблюдается и в других странах ЕС, причем даже там, где политики пытались сделать ESG-повестку чуть ли не ядром всей экономики государства. 22 июня в Нидерландах власти сняли производственные ограничения на угольных электростанциях. Речь идет о запрете, действующем с января этого года, который позволял угольным электростанциям работать только на 35% от полной мощности.

В Австрии, где последняя угольная электростанция «Меллах» была переведена на газовую установку в 2020 году, правительство в июне объявило, что завод снова будет переоборудован для производства энергии из угля. В середине июня французское правительство заявило, что рассматривает возможность возобновления работы угольной электростанции в северо-восточной Лотарингии. К концу месяца появились сообщения, что может возобновить работу и угольная электростанция Сент-Авольд с мощностью около 647 МВт. Правда, политики поспешили подчеркнуть, что производство электричества из угля во Франции останется ниже 1% от всей выработки энергии. Однако показателен сам пример того, как страна, ранее экспортирующая электричество за счет большой доли «мирного атома» в своем энергобалансе, теперь вынуждена его импортировать, а чтобы снизить расходы, готова даже вернуться к «грязному» углю.

В целом же, как сообщил Europe 1, в начале июля около десятка европейских стран выразили готовность, несмотря на противоречие с нормативами «зеленой сделки» ЕС, снова запустить закрытые по экологическим причинам ТЭЦ, работающие на угле. При этом есть государства, четко решившие для себя, что будут это делать сейчас, а есть и те (вроде Чехии), кто может расконсервировать угольные станции в будущем.

Однако «гальванизация» угольной генерации в Старом Свете путем запуска объектов, которые годами требовали инвестиций даже не на модернизацию, а хотя бы на поддержание нормальной работоспособности — это не решение проблемы дефицита энергии и борьбы с ее высокой стоимостью.

Станции может и остались, а вот будет ли что на них сжигать?

Лазеек, позволяющих продолжать закупать российский уголь, в Евросоюзе почти уже нет. К примеру, на сайте ЕС в разделе «законодательства» есть «Документ 32022R0576». В нем, если вчитаться в детали (особенно в статью 3j, пункт 3) можно найти интересную оговорку, касающуюся ввода эмбарго против угля из РФ. Оказывается, странам ЕС можно продолжать закупать его вплоть до 10 августа (а не до 1 августа). «Если контракты на поставку были заключены до 9 апреля 2022 года, или есть дополнительные контракты, необходимые для исполнения этих поставок, то запрет не считается действительным», — говорится в документе.

Однако такая лазейка де-факто слабо повлияет на грядущий дефицит угля в Евросоюзе. Дополнительные 9-10 дней поставок угля проблему не решат. Да, сейчас законодатели позволили, по сути, забить склады в ЕС с углем под завязку. Но учитывая дефицит газа на европейском рынке и желании стран сэкономить голубое топливо для холодной зимы, запасы угля могут начать активно разбирать уже этой осенью.

Альтернативных поставщиком полезного ископаемого у Европы не так много. Вторым по значимости поставщиком угля в ЕС сейчас являются США, на долю которых приходится 19,4% европейского импорта. В первом полугодии 2022 года объем поставок из Соединенных Штатов вырос на 91,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — до 11,2 млн тонн. Третьим крупнейшим поставщиком в Европу является Австралия (17,6% от общего объема импорта или 10,2 млн т). Четвертое и пятое места — Колумбия (12,7% или 7,3 млн т) и ЮАР (5,6% или 3,2 млн т).

Всего с начала марта ЕС импортировал 15,8 млн тонн нероссийского энергетического угля, что на 45% превышает показатель за аналогичный период допандемийного 2019 года. Наибольший прирост объема поставок смогли организовать ЮАР и Австралия. Но надо понимать, что далеко не все страны способны быстро увеличить поставки в кратчайшие сроки. К примеру, с января по май этого года с южноафриканского угольного терминала Ричардс-Бей в Европу было экспортировано примерно на 40% больше тонн угля, чем за весь 2021 год. Среди стран-получателей числились Испания, Польша и Германия, которые в 2021-м вообще не импортировали южноафриканский уголь, а также Франция, увеличившая свой импорт в 7 раз по сравнению с прошлым годом. Однако, как справедливо отмечает Reuters, состояние угольной промышленности в ЮАР сегодня таково, что государство попросту физически не сможет увеличить объемы экспорта еще больше. Главная причина — плохая железнодорожная инфраструктура, которая замедляет транспортировку угля из шахт.

С весны 2022-го в ЕС стали поставлять уголь страны, которые раньше почти этого не делали. Среди них — Индонезия, которая уже в апреле отчиталась об отгрузке в европейских портах около 300 тыс. тонн угля. Но это не повод для оптимизма в ЕС, поскольку нет никаких гарантий, что такие объемы поставок удастся сохранить и в будущем.

Спрос со стороны Европы, вероятно, увеличится, но такие рынки, как Япония, Китай, Южная Корея и Индия, которые являются одними из крупнейших покупателей Индонезии, останутся приоритетными.

Финансовый директор угледобывающей индонезийской компании PT Adaro Energy Ли Лакман прямо заявил, что весной был дополнительный спрос со стороны Европы, но главный рынок сбыта для PT Adaro Energy — это Азия. Переводя с дипломатического языка, Индонезия, как только вырастет спрос со стороны Южной Кореи, Индии, Японии и КНР, будет сначала выполнять долгосрочные контракты со своими традиционными партнерами, а уж потом с Европой. Ассоциация угольщиков Индонезии заявила, что добыча угля в стране уже вышла на проектную мощность, что почти сразу же подтвердили и в PT Adaro Energy, добавив, что «не хотят никаких сбоев или организации производства в сложных условиях».

Еще один «нетрадиционный» поставщик угля в ЕС — Казахстан. В январе–мае он продал в Европу 2,85 млн тонн угля и кокса, что почти в 2 раза больше, чем за весь 2021-й. Мозамбик за прошедшие месяцы 2022-го увеличил поставки в Европу более чем в 6 раз по сравнению с прошлым годом. Эта страна доставила в Северо-Западную Европу около 1,1 млн тонн. Однако в сумме всех этих поставок, учитывая и традиционных поставщиков, и «новичков», недостаточно для того, чтобы ЕС мог полностью компенсировать потерю примерно 40 млн российского угля.

Более того, все острее становится вопрос цены полезного ископаемого. По оценке Argus Media, в августе этого года энергетический уголь в Европе в среднем торгуется около $400 за тонну угля. Для сравнения: год назад он стоил в Старом Свете около $130, причем тогда это считалась весьма высокой ценой. Если же взять не среднюю стоимость, а отдельные страны ЕС, то цифра может быть намного выше. К примеру, в Польше, у которой доля угля обеспечивает более 70% генерации энергии и где традиционно добываются большие объемы полезного ископаемого (в 2019-м — 115 тонн в год), стоимость угля сейчас составляет около $600 за тонну, что почти в 6 раз больше, чем год назад. Это во многом связано с тем, что страна одной из первых полностью прекратила закупки сырья из РФ еще весной этого года, а быстро найти альтернативных поставщиков не смогла.

В итоге Евросоюз к моменту ввода эмбарго против угля из РФ, во-первых, не нашел нужных объемов на замену, а во-вторых, должен платить даже за те поставки, что есть сейчас, намного больше, чем год назад. Согласно данным S& P Global, для Европы стоимость полезного ископаемого из США, отгружаемого в порту Балтимора при условии контракта Free on Board, составляет в августе $270 за тонну (а ведь еще будут расходы по доставке угля внутри европейского континента). Австралийские угледобытчики с июля предлагают товар Европе (эталонный Newcastle) по $377 за тонну, причем в крупных компаниях вроде Whitehaven даже не скрывают, что с приближением зимы будут увеличивать цены. То же самое касается ЮАР, Индонезии и других поставщиков в ЕС.

К этим высоким ценам Европе еще и придется добавлять расходы из-за несоответствия по качеству.

Страны ЕС всегда использовали российский уголь на электростанциях сразу после отгрузки. Однако сырье из других стран сразу сжигать на ТЭЦ в Евросоюзе нельзя в силу технических причин. К примеру, уголь из США содержит много серы и летучих веществ. Из-за этого он требует смешивания и некоторой обработки перед использованием на станциях ЕС.

До начала отопительного сезона в Европе осталось чуть больше 2 месяцев, а Старый Свет своим вводом эмбарго на поставки угля из РФ, по сути, создал дополнительный стимул для роста цен на полезное ископаемое. Из-за этого через несколько месяцев вопрос может уже состоять не в том, правильно ли в Европе поступили, что начав раздавать «экологическое отпущение грехов» на угольную генерацию, а хватит ли на нее денег.