Posted 30 июня 2022, 10:58

Published 30 июня 2022, 10:58

Modified 16 августа 2022, 21:47

Updated 16 августа 2022, 21:47

Инвесторы США меняют привычки: «зеленые активы» дешевеют, нефтегаз — дорожает

30 июня 2022, 10:58
Кризис провоцирует аномалию: акции крупнейших компаний в Соединенных Штатах, включая те, что соблюдают ESG-повестку, падают, а капитализация нефтегазового сектора растет.

Энергетический сектор в США в последние два года находится под серьезным давлением. Джо Байден, заняв кресло президента, сразу же выдал нефтегазовой отрасли «черную метку» и ясно дал понять, что его больше интересует план по декарбонизации экономики стоимостью $2 трлн, а не благополучие и развитие традиционной энергетики, которая в США сильно зависит от угля, газа и нефти.

Несмотря на это, за прошедшие месяцы 2022 года цена акций почему-то растет именно у крупнейших американских компаний из энергетического сектора. При этом дешевеют активы IT-гигантов и высокотехнологичных корпораций вроде Amazon, Google, Meta (запрещена в РФ), Apple, которые долгие годы демонстрировали взрывной рост капитализации и соблюдали ESG-повестку.

Это выглядит несколько странно. Как будто в Северной Америке (и с некоторыми оговорками в Евросоюзе) происходит обратный процесс: капиталы, которые активно уходили в компании реализовывающие политику декарбонизации, теперь вновь заинтересовались энергетическим сектором, причем, что крайне важно, именно нефтегазовым.

Все месяцы 2022 года, не считая последних недель июня, индекс S& P 500 (рейтинг публичных компаний США, имеющих наибольшую капитализацию) постоянно падал. С начала года по сегодняшний день он снизился более чем на 21%, что является худшим показателем с 1932 года.

Индекс S&P 500 (индекс совокупной доходности)
Фото: spglobal.com

Причин этому множество. Энергокризис в США, дефицит топлива в ряде штатов, рост инфляции и падение покупательской способности у населения из-за увеличения цен на продукты в последние полгода — все это снижает уровень производства и объем предоставления услуг крупнейшими компаниями в Северной Америке.

Как отметил в конце июня глава отдела стратегии по реальным активам Инвестиционного института Wells Fargo Джон Лафорж, такого падения цен на акции ведущих компаний США было не избежать. «Когда цены на сырьевые товары быстро растут, вы почти всегда обнаруживаете, что акции застряли на „медвежьем рынке“, потому что компании сокращают свою маржу».

Однако энергетический сектор в индексе S& P 500 за прошедшие месяцы в 2022-м демонстрирует устойчивый рост.

Индекс S&P 500 Energy (индекс совокупной доходности)
Фото: spglobal.com

В 2022 году стоимость акций компаний из этого сектора увеличилась в целом почти на 32%. При этом трудно говорить, что такой приток капитала был обеспечен только за счет корпораций энергетической отрасли, соблюдавших «зеленый» курс. Если взглянуть на рейтинг S& P 500 ESG Index, то видно, что с января 2022 года активы «зеленых» компаний в США, за исключением небольшого роста в апреле, постоянно снижались.

Индекс S&P 500 ESG (индекс совокупной доходности)
Фото: spglobal.com

C середины июня 2022 года, когда цены на нефть начали немного снижаться, кривая в статистике индексов S& P 500 и S& P 500 ESG пошла вверх, а энергетический сектор в рейтинге, наоборот, начал снижение. Однако на фоне последних 6 месяцев 2022 года это почти ничего не меняет. Более того, нет никаких гарантий, что стоимость черного золота не станет вновь расти после ввода эмбарго на российскую нефть в ЕС.

Зато довольно отчетливо видно, что растут акции именно нефтегазовых компаний США. Как пишет Forbes, такие американские компании, как Occidental Petroleum, Marathon Oil и Halliburton, были одними из лидеров в энергетическом секторе S& P 500.

Крупные инвесторы в США (Berkshire Hathaway, Bridgewater Associates, Capital Management, Renaissance Technologies, Paulson & Co., Icahn Enterprises, Citadel, Gotham Asset Management) уже в первом квартале 2022-го стали активно скупать акции нефтегазовых компаний, среди которых числились: ExxonMobil, Chevron, ConocoPhillips, Schlumberger, Halliburton, Cameco. При этом владельцы инвестиционных гигантов открыто говорили, что такая тенденция может сохраниться в ближайшей перспективе.

Уоррен Баффет, владелец Berkshire Hathaway, в начале мая этого года прямо заявил, что высокие цены на сырую нефть сохранятся на некоторое время, а значит, есть смысл приобретать активы именно в нефтегазовом секторе, а не в Big Tech, поскольку такие компании себя плохо чувствуют в условиях высоких цен на сырье, инфляции в США и повышения ставок со стороны ФРС.

Кстати, капитализация Occidental Petroleum, в которую вложилась компания Баффета, в этом году удвоилась в цене, что сделало ее лидером роста в индексе S& P 500. Значительно выросла стоимость акций и у других нефтегазовых компаний — Valero, Marathon Oil, Halliburton, Hess и ExxonMobil. С начала года по состоянию на июнь акции Exxon Mobil Corp. и Chevron Corp. выросли на 57% и 49%, а Occidental Petroleum Corp. — примерно на 140%.

В беседе с «НиК» управляющий активами Cresco Finance Степан Сумин рассказал, что «зеленые» активы, конечно, пользуются в последние годы большой популярностью, а рынок «зеленого» финансирования уже превышает $1 трлн. Однако ESG-активам не хватает четкого лоббирования со стороны правительства США даже при том, что администрация Байдена все время пытается продвигать инициативы по декарбонизации.

«Зеленая» энергетика столкнулась с рядом проблем, среди которых недостаточность регуляторных механизмов, падение заинтересованности эмитентов в период рецессии и отсутствие явных экономических стимулов. Более того, облигации компаний, которые занимаются проектами в рамках политики декарбонизации, направлены на концепцию устойчивого развития, а значит, и доход вы станете получать через 10-15 лет. А вот в период стагфляции в экономике и возможной рецессии в развитых экономиках, включая США, на первый план выходят эмитенты, которые подкреплены реальным движением сегодняшнего дня, а не перспективой, как в случае с ESG-активами.

Вновь вернувшийся интерес к карбонизированным активам показывает, что аппетит к риску возрос, причем инвесторов даже не пугает сильная волатильность рынков. Понятный и живой рынок, наполненный ликвидностью, наиболее удобен для прогнозирования», — объяснил эксперт.

По мнению Степана Сумина, это вовсе не значит, что «зеленая» энергетика в США и других странах перестала интересовать инвесторов. Возможно, в ближайшие 2-3 года ликвидность «зеленых» активов уменьшится из-за возросших рисков для экономик в период высокой инфляции, но в перспективе данный рынок все же останется интересным для многих инвесторов.

Впрочем, пока крайне трудно сказать, когда именно он станет вновь таким же привлекательным, как в 2019 или в 2020-м. Более того, в условиях сегодняшней турбулентности экономики (не только американской, но и мировой), не совсем понятно, в каком состоянии будут находиться американские компании, соблюдающие ESG-повестку, когда в их активы вновь начнут массово вкладывать.

Логистика и мировая торговля углем, нефтью, газом сегодня претерпевают серьезные изменения:

  • российская нефть все чаще уходит в страны АТР, а ближневосточная нефть и нефтепродукты — в ЕС;
  • китайский капитал уходит из нефтегазовых активов Австралии, США, Канады, предпочитая перенаправлять средства в проекты по добыче на Ближнем Востоке;
  • Старый Свет готовится переходить на СПГ, вместо трубопроводного газа из РФ (хотя пока получается плохо);
  • ОПЕК+ игнорирует «окрики» из Вашингтона, требующего наращивать добычу, возможно, еще и потому, что страны картеля технически не в состоянии это сделать в кратчайшие сроки;
  • в странах третьего мира возникает серьезный (намного масштабнее, чем в Америке и Евросоюзе) дефицит моторного топлива.

Из-за этого происходят различные изменения в целых субрегионах: меняется логистика, заключаются новые долгосрочные контракты по покупке энергоносителей, инвесторы ищут более надежные проекты для вложений.

Параллельно с этим США, Евросоюз и ряд других стран страдают от перебоев с поставками редкоземельных металлов на фоне их подорожания на порядок и более, особенно сильно вырос в цене литий. Такая проблема объективно тормозит реализацию новых проектов в «зеленой» энергетике.

Все это в сумме заставляет инвесторов в США вести себя крайне нервно, из-за чего они уже не готовы без оглядки вкладывать, скажем, в IT-сектор и Big Tech, капитализация которых в последние годы росла как на дрожжах. Это видно на примере падения индекса Nasdaq Composite, который имеет высокую концентрацию компаний именно высокотехнологического сектора. В январе капитализация компаний, которые торгуют на этой бирже своими акциями, уменьшилась на 11%. В марте показатель достиг почти 30%. По сути, к июню 2022-го компании, входящие в индекс Nasdaq (не только американские), лишились более $5 трлн. При этом процесс «сдувания» акций, возможно, продолжится. В США тенденция, при которой падает капитализация соцсетей, Big Tech и IT-сектора, выражена наиболее ярко.

В январе рыночная стоимость американского IT-гиганта Apple составляла $3 трлн, а в июне — уже почти $2 трлн. Падают весь год и акции Amazon. Исключением был апрель, однако уже в конце этого месяца бумаги снизились сразу на 14%. Если в январе акция Amazon стоила $170, то в середине июля — $107. Netflix, как пишут в CNN, упал за прошедшие месяцы 2022-го более чем на 70%, что сделало его крупнейшим «неудачником» в S& P 500 в этом году. Акции Meta Platforms упали более чем на 40%.

Самые мощные «титаны» из Nasdaq Composite, которые в последние годы показывали невероятный рост капитализации и считались важными драйверами развития Америки, падают пятый месяц подряд, причем с ухудшением ситуации в экономике США этот процесс только усиливается, а значит, к концу этого года могут появиться новые антирекорды.

При таких изменениях в экономике Соединенных Штатов инвесторы, разумеется, меняют свои привычки, которые выработались за последние несколько лет. Да, в «зеленую» энергетику Америки и других стран все еще вкладывают, и объем инвестиций не сократился по сравнению с прошлыми годами. Однако параллельно идет и другой процесс — изъятие капитала. Согласно данным Bloomberg Intelligence, в мае этого года произошел отток средств из фондов с акциями ESG на сумму $2 млрд — самый большой ежемесячный отток денежных средств из «зеленых» компаний за всю историю наблюдений.

Какой бы интересной не была для инвесторов ВИЭ-генерация и «зеленые» активы, через год такая отрасль может оказаться сильно «похудевшей», лишившись большого количества денег, что сильно противоречит ее состоянию в 2019–2021 гг., когда был лишь приток средств. По этой причине сегодня крайне трудно сказать, насколько серьезный урон понесут компании США, соблюдающие ESG-повестку, в условиях падения акций компаний, лидирующих в рейтингах Nasdaq и S& P 500, а также при неутихающем энергокризисе и росте цен на сырье, включая углеводороды и редкоземельные металлы.

Зато нефтегазовый сектор в США и других странах, разумеется, со многими оговорками, включая проблемы недоинвестирования в 2020–2021 гг., чувствует себя намного увереннее. Рост цен на топливо и нефть принес нефте- и газопереработчикам, а также добытчикам (не только в Северной Америке) неожиданно огромную прибыль. По словам главы МЭА Фатиха Бироля, нефтегазовый сектор в мире по итогам 2022 года сможет похвастаться рекордным доходом в $4 трлн, что в 2 раза выше среднего показателя за последние 5 лет.

При этом именно в американской нефтегазовой отрасли уже около года наблюдается одна особенность. Рост прибыли и увеличение стоимости акций не заставили компании вкладывать в увеличение газо- нефтедобычи и нефтепереработки, как того требует Белый дом. В США ведется работа с незаконченными скважинами, проводится бурение новых, но взрывного роста нет, причем даже в случае со сланцевой добычей. Не помогает даже высокая цена на нефть. Согласно последним отчетам Baker Hughes, в начале июня в США работало 727 буровых установок. Для сравнения: в середине 2014 года, когда цена на американскую нефть в последний раз превышала $100 за баррель, их количество составляло более 1800.

В итоге в американской экономике сегодня складывается весьма неординарная ситуация. Несмотря на политику декарбонизации Байдена, «зеленые» акции теряют в цене. Капитализация крупнейших компаний в США сокращается, а нефтегазовые корпорации, наоборот, растут в цене. При этом нефтегазовые компании предпочитают тратить свои сверхприбыли не на увеличение добычи или нефтепереработки, объем которых до сих пор трудно восстановить после 2020–2021 гг., а на выплату дивидендов акционерам и погашение долгов.