Posted 21 марта 2022, 11:54

Published 21 марта 2022, 11:54

Modified 16 августа 2022, 21:49

Updated 16 августа 2022, 21:49

Halliburton, Schlumberger, Baker Hughes, Weatherford заставили соблюсти политес

21 марта 2022, 11:54
Фото: Schlumberger
Западный нефтесервис решил соответствовать антироссийским санкциям.

Большая четверка — Halliburton, Schlumberger, Baker Hughes, Weatherford — «потекла» из России, кто-то собрался уйти совсем, кто-то — лишь приостановить инвестиции в новые проекты.

О своем решительном желании именно покинуть Россию заявила только Halliburton. Компания сообщила о немедленном прекращении деятельности в нашей стране. При этом поставки запчастей и продуктов в Россию были остановлены Halliburton еще несколько недель назад. Компания также отчиталась, что совместных предприятий на территории РФ у нее нет, поэтому, собственно, и терять ей в нашей стране особо нечего, хотя в Тюмени свое предприятие у Halliburton все же было. При этом, судя по отчетности, данная нефтесервисная компания уже давно охладела к российскому рынку. По крайней мере, за 2021 год она заметно снизила свою активность по нескольким направлениям продуктов и услуг в России.

Совсем другая ситуация сложилась у Schlumberger.

У этой компании несколько производств в России, в том числе завод «Тюменские насосы «Шлюмберже», тюменский опытно-экспериментальный завод геофизического приборостроения (ТОЭЗ ГП) и входящее в него Новосибирское опытно-конструкторское бюро геофизического приборостроения. Завод производит более 35 тыс. изделий в год, в том числе свыше 30 единиц спецтехники. Доля российских комплектующих составляет 99,9%. В ХМАО Schlumberger владеет сервисной компанией «Тюменьпромгеофизика», которая является одной из крупнейших геофизических компаний в России. Всего в России на Schlumberger работают 11,5 тыс. человек.

Исходя из этого, и заявление о прекращении работы в РФ гораздо более мягкое: «Мы решили немедленно приостановить новые инвестиции и развертывание технологий для наших операций в России. Мы будем осуществлять любую существующую деятельность в полном соответствии с применимыми международными законами и санкциями», — сообщили в компании.

Baker Hughes также приняла решение только о приостановке новых инвестиций в свою деятельность на территории Российской Федерации. Компания владеет заводом нефтепромыслового оборудования в Тюменской области. Предприятие выпускает силовые кабели для электропогружных насосов, выручка в 2020 году оценивалась более чем в 4 млрд руб.

Кроме того, о своем соблюдении режима санкций заявила и швейцарская Weatherford International: «После введения санкций 24 февраля 2022 года мы заблокировали поставки и немедленно приостановили любые новые инвестиции и внедрение новых технологий в России», — говорится в пресс-релизе компании. Отмечается, что у Weatherford International нет активных совместных предприятий или партнерств в РФ. «Мы продолжим выполнять существующие договорные обязательства в рамках применимых международного права и санкций», — добавили в компании.

Таким образом, все четыре крупнейшие сервисные компании мира заявили о приостановке своей деятельности в РФ.

По данным Vygon Consulting, в конце 2021 года Schlumberger, Weatherford, Baker Hughes, Halliburton занимали около 18% рынка нефтесервисных услуг в России.

Приостанавливают свою деятельность в РФ не только нефтесервисники, но и инжиниринговые компании. В частности, о заморозке новых проектов заявила немецкая Linde. Осенью прошлого года она получила два крупных заказа на сумму $6 млрд от «Газпрома» на строительство завода по переработке газа и производству СПГ в Усть-Луге. Кроме этого, Linde участвует в строительстве завода в рамках трубопроводного проекта «Сила Сибири». Исполнительный директор Linde Санджив Ламба в письме своим сотрудникам подчеркнул, что санкции были тщательно структурированы правительствами, чтобы оказать максимальное давление на Россию.

Решила уйти и американская компания Honeywell, которая является крупнейшим поставщиком и лицензиаром технологий переработки катализаторов и оборудования для нефтеперерабатывающей, нефтехимической и газоперерабатывающей отраслей. Технологии Honeywell используются на проекте «Арктик СПГ 2». По мнению ряда источников, на данный момент на этом проекте в стадии завершения строительства находится установка комплексной подготовки газа (УКПГ), на которой применяются технологии и программное обеспечение Honeywell. Пока поставки оборудования «притормозили».

Опрошенные «НиК» отраслевые эксперты считают, что пока никто не может сказать точно, каким образом иностранные сервисные компании будут уходить из России — вывозить оборудование, останавливать предприятия или же замораживать только новые проекты. При этом они указывают на то, что основной шок от технологических санкций Россия пережила в 2014-15 годах. Кстати, в последние 8 лет (период серьезного санкционного давления) западные компании постоянно пытались расширить свою присутствие в РФ. Напомним, что Schlumberger хотела приобрести российскую буровую компанию Eurasia Drilling Company, одно сделка была заблокирована. Halliburton собиралась купить «Новомет», но и ей не позволили расширять свой бизнес в России. По мнению экспертов, новые санкции улучшат перспективы отечественных нефтесервисных компаний и промышленных предприятий.

Директор Института национальной энергетики Александр Фролов напомнил, что сейчас многие западные компании, в том числе и нефтесервисные, должны соблюдать политес: «Они должны громко заявить о своем несогласии с политикой российского государства, должны заявить о сворачивании любой деятельности на территории РФ. А дальше половина этих компаний сообщает своим партнерам, что мы, скорее всего, вернемся, мы продолжаем платить зарплаты, аренду, то есть мы ничего не закрываем, но хотим поставить ситуацию на паузу», — заметил эксперт.

По его мнению, сокращение деятельности западных нефтесервисных компаний, безусловно, приведет к каким-то сложностям, но они не будут фатальны для российской добычи:

«Сервисные решения большой четверки западных компаний интересны нам, так как являются наиболее передовыми в своей области. Но если они оказываются недоступны, то включается принцип „лучшее враг хорошего“.

Напомню, что мы находимся под санкциями в течение 8 лет, и на протяжении всего этого времени они постоянно ужесточались вне зависимости от политики России. Крупнейшие западные нефтесервисные компании уже были вынуждены свернуть часть своей деятельности в России и уйти из ряда перспективных для них проектов. Одним из таких проектов было Чаяндинское месторождение, крупная западная нефтесервисная компания ушла из него. Тем не менее проект обустройства этого месторождения был реализован», — рассказал Фролов.

Он отметил, что российский рынок является одним из наиболее привлекательных в мире: «Присутствие на российском рынке — это гарантия крупных и интересных заказов. В России на сегодняшний день реализуется ряд крупных проектов, в частности обустройство Ковыктинского месторождения, освоение арктических запасов, крупнейший на планете нефтяной проект „Восток Ойл“. Уход западных компаний на руку российскому нефтесервису», — резюмировал эксперт.

Аналитик ФНЭБ, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков считает, что, скорее всего, западным компаниям еще самим непонятно, что делать — продавать ли все свои российские активы или не покупать новые, разрывать ли действующие контракты или новые не подписывать? Например, из заявления Schlumberger нельзя понять, будут ли они сворачивать текущую деятельность или нет: «Российская позиция по вопросу продажи иностранных активов то же не ясна. Когда BP объявила о своем уходе, был, по сути, наложен мораторий на то, чтобы продавать доли иностранных компаний. Если компании все же захотят свои активы продать, то остается вопрос, кто их сейчас купит и за какие деньги? Может быть, за рубль российские компании и купят, но готовы ли иностранцы за такую сумму продавать? Если нефтесервисники все же уйдут или прекратят инвестиции, это как минимум приведет к увеличению себестоимости добычи на части месторождений, потому что свои компании будут делать дольше и дороже.

Конкуренция уменьшится. На сложных месторождениях, которые требуют эксплуатации сложного оборудования, добыча может снизиться»,

— рассказал эксперт.

Он заметил, что сейчас иностранные компании могут сворачивать свою деятельность, во-первых, из-за проблем с логистикой, а во-вторых, из-за санкций, под которые попадает поставка в Россию высокотехнологичного оборудования и софта: «Правительство РФ будет выяснять, насколько это решение компаний окончательное. Если оно окончательное, то, как говорится, „без чемоданов на выход“. Россия попытается использовать все активы, чтобы не допустить безработицы и падения добычи. Но если они будут говорить о том, что на них оказывается политическое давление, то тут, скорее всего, будет включена другая опция — заморозки. Президент России уже говорил, что российские власти не настроены изгонять иностранцев, поскольку трепетно относятся к правам собственности. Например, у McDonald’s до сих пор ничего не отняли. Опция заморозки активов без изъятия собственности и введения внешнего управления, скорее всего, будет распространяться на время боевых действий на Украине», — пояснил Юшков.

Тем не менее, по его словам, правительство России в любом случае в авральном режиме будет искать замену иностранным сервисникам. Например, компания «Сургутнефтегаз» сохранила все свои сервисы, что-то могут предложить китайские компании: «Сейчас проходит некий аудит наших возможностей в этой сфере. Мы в процессе этого аудита», — указал Юшков.

Вместе с тем не стоит забывать, что по данным Reuters страны Евросоюза работают над пятым пакетом санкций против России, а также рассматривают возможность ввести нефтяное эмбарго в отношении Москвы. Это значит, что пока России надо срочно перестраивать свои экспортные маршруты, и разработка ТРИЗов в этой ситуации будет не слишком актуальна. Впрочем, российским сервисным и инжиниринговым компаниям все же придется быстро разрабатывать и внедрять свои технические решения, так как вряд ли в ЕС смогут длительное время выдерживать резкий рост стоимости углеводородов.