Posted 4 марта 2022,, 07:36

Published 4 марта 2022,, 07:36

Modified 17 сентября 2022,, 07:16

Updated 17 сентября 2022,, 07:16

«Сахалин-1» без оператора, но с акционерами

4 марта 2022, 07:36
1 марта международная нефтегазовая корпорация ExxonMobil сделала эмоциональное объявление о приостановке своей работы в России.

1 марта международная нефтегазовая корпорация ExxonMobil сделала эмоциональное объявление о приостановке своей работы в России, на ее англоязычном сайте размещен пресс-релиз, озаглавленный «ExxonMobil прекращает деятельность на проекте „Сахалин-1“ и не будет инвестировать в Россию» («ExxonMobil to discontinue operations at Sakhalin-1, make no new investments in Russia»). Отмечается, что компания будет поэтапно выходить из операционной деятельности в рамках проекта «Сахалин-1». При этом в настоящее время все производственные объекты «Сахалин-1» работают в штатном режиме. Добыча и отгрузка углеводородов российским и иностранным контрагентам идет по графику.

При этом «Эксон Нефтегаз Лимитед», которая является дочерней структурой ExxonMobil и оператором проекта «Сахалин-1», не делала официальных заявлений. Однако в СМИ были распространены слова работников этой компании, которым сообщили о том, что ExxonMobil уходит с Сахалина: «ExxonMobil сейчас нам объявили, что уходят с Сахалина. Замораживают все скважины, останавливают добычу. К сожалению, это факт. Генералитет, который присутствует на вахте, объявил нам через координаторов, что пока останавливают работу на месяц и уезжают. Обслуживающему персоналу сказали, что мы остаемся тут на две недели. Пока такая информация, возможно, что-то изменится. Нам сказали, что будет официальный релиз в скором времени», — рассказал один из работников порталу sakhalin.info.

Напомним, что проекту «Сахалин-1» больше 25 лет. Потенциальные извлекаемые запасы проекта «Сахалин-1» — 307 млн тонн нефти и 485 млрд кубометров природного газа. Сегодня он находится в промышленной стадии. То есть все мероприятия для продолжения бурения, добычи и транспортировки нефти и газа полностью отработаны, подготовлен персонал, в том числе и российский. Поэтому заменить оператора проекта можно в кратчайшие сроки с минимальными потерями.

Депутат Государственной Думы Российской Федерации член фракции «Единая Россия», избранный по одномандатному округу от Сахалинской области Георгий Карлов в своем комментарии для «НиК» подчеркнул, что проект «Сахалин-1» является международным консорциумом, в который входят 4 компании. ExxonMobil владеет в нем 30% акций, японский консорциум «СОДЕКО» — 30%, индийская государственная нефтяная компания «ОНГК Видеш Лтд.» — 20% и российская «Роснефть» — 20%. При этом дочерняя ExxonMobil компания «Эксон Нефтегаз Лимитед» является оператором проекта, поэтому надо разделять понятия «акционер» и «оператор», так как пока нет никакой информации об изменениях в составе акционеров «Сахалин-1»:

«У меня нет данных о том, что компания ExxonMobil хочет отказаться от своей доли в „Сахалин-1“, поэтому существует три вероятных сценария развития событий. Первый — статус-кво сохраняется, ExxonMobil ничего не продает и остается акционером. Напомню, что все свои затраты компании давно окупили. На сегодняшний день проект приносит прибыль, а акционеры получают дивиденды после оплаты операционных расходов и налоговых отчислений. Отказываться от них нет смысла, если им не предложат какую-то адекватную цену за этот пакет акций. Вариант второй: решат продать свою долю прежде всего партнерам по проекту или третьим лицам. Этот вариант возможен будет в случае, если российское правительство примет особый порядок выхода из активов РФ иностранных инвесторов, о чем уже заявлял премьер-министр России Михаил Мишустин. Возможно, эта доля будет и национализирована в соответствии с этим порядком в пользу государства», — пояснил Карлов.

Он еще раз указал, что дочерняя ExxonMobil компания, оператор проекта, заявила о выходе из операторства: «Оператор — это тот, кто обеспечивает весь бизнес-процесс от добычи до продажи продукции. Они выразили свое намерение выйти из этого бизнеса. Никакой фатальности это не несет, так как у нас есть подготовленные и опытные российские операторы, прежде всего это „Роснефть“, которая является в том числе участником „Сахалина-1“, „Газпром“, владеющий контрольным пакетом в соседнем проекте „Сахалин-2“, или „Сахалинская энергия“, которая является оператором проекта „Сахалин-2“. У всех этих компаний хватает компетенций для эффективного управления таким проектом», — заметил Карлов.

То есть, если заявления ExxonMobil о выходе из операторства «Сахалин-1» серьезны, для продолжения нормального функционирования проекта ему необходимо скорее согласовать нового оператора: «Проекту ничего не угрожает, если будет ускорен процесс передачи функций управления российскому оператору. В этом случае добыча, транспортировка и реализация будут идти бесперебойно. Бизнес-процессы не будут нарушены и продолжат свою эффективную работу как для акционеров проекта, так и для экономики и бюджета РФ и прежде всего Сахалинской области», — резюмировал Карлов.

Стоит отметить, что позиция других участников проекта более определенная. В частности, Япония исключила из санкций против России сферу энергетики. Об этом заявил на пресс-конференции премьер-министр Японии Фумио Кисида: «По санкциям, как я сказал ранее, решение по их содержанию было принято в согласовании и взаимодействии с Америкой и заинтересованными странами ЕС. В США и заинтересованных странах сфера энергетики была исключена из санкций. В связи с этим наша страна приняла решение по своим действиям. В дальнейшем, мы будем рассматривать [меры] подробнее исходя из изменений ситуации и с учетом взаимодействия с заинтересованными странами», — сказал премьер, отвечая на вопрос журналиста о том, не будет ли прекращено участие японских компаний в энергетических проектах на Сахалине.

Российская Федерация заинтересована в продолжении проекта. «Сахалин-1» за все время своего существования принес в бюджет нашей страны свыше $20 млрд в виде налогов, роялти и доли государства в добыче нефти и газа. Соответственно, можно предположить, что японская и российская стороны, обладающие половиной акций, выступят за продолжение проекта и в ближайшее время будет назван новый потенциальный оператор. Возможно, это будет крупная отечественная компания нефтегазового сектора или совместное предприятие, созданное участниками консорциума. Что же касается доли ExxonMobil, то национализация доли акций компании вариант вполне рабочий, учитывая остроту политического момента. В лучшем случае ее акции могут быть разделены между участниками проекта.