Фантастические СПГ-терминалы и где они обитают: готова ли Европа к газовой дуэли с РФ?

3 марта 14:32
В ЕC говорят о плане «Б», который поможет пережить отказ от закупок российского газа. Есть ли в нем изъяны?
Сюжет
Европа

Руководство ведущих европейских стран пытается убедить собственное население и даже РФ в том, что Европа якобы способна с минимальными потерями для себя гарантированно выиграть санкционную дуэль с Россией. При этом практически во всех ограничительных мерах, которые вступили в силу на данный момент, присутствует в том или ином виде оговорка, отменяющая действие санкций, если речь идет о закупках углеводородов у РФ.

Однако европейским политикам необходимо проявить решительность в информационном поле, поэтому в последних числах февраля руководство Германии попыталось убедить ЕС, что отказ от российских энергоносителей реален и что у ФРГ якобы есть план, как избежать негативных последствий при таком сценарии.

Канцлер Германии Олаф Шольц, выступая 27 февраля со специальным заявлением на внеочередном заседании бундестага, заявил, что в ФРГ приняли решение быстро построить два терминала по приему СПГ в портах городов Брунсбюттель и Вильгельмсхафен. По сути, он предложил якобы альтернативу поставкам газа по трубопроводам из РФ за счет наращивания импорта СПГ. Также Шольц вспомнил и про ВИЭ. Он заявил, что терминалы по регазификации могут в будущем принимать не только газ, но и «зеленый» водород.

Последнее можно считать даже не просто дешевым популизмом, а, пожалуй, крайней формой отчаяния и уходом в другую реальность.

Во-первых, в мире вообще не существует флота, способного доставлять водород. Кто и как будет доставлять его к терминалам, которые якобы вскоре появятся в ФРГ? В мире есть только одно судно, способное транспортировать водород — это «Suisso Frontier» (в 2019 году построила японская Kawasaki Heavy Industries). Оно способно перевозить всего 1250 кубометров водорода (в сжиженном состоянии при температуре -253°C). Судно курсирует между Австралией и Японией уже несколько лет, но власти этих стран, похоже, не торопятся наращивать такой флот. Причина — колоссальные затраты при постройке подобного судна. Водород воспламеняется при любом контакте с воздухом или кислородом, а качка на море лишь усиливает эту опасность. Решение этих проблем требует уникальных технологий. Впрочем, больших денег стоит и эксплуатация подобных судов, причем это признают даже те, кто сейчас занимается разработкой новых прототипов (Ballard Power Systems, Global Energy Ventures, Wilhelmsen Group).

Во-вторых, вообще непонятно, как его хранить в будущих немецких СПГ-терминалах. Чтобы не произошло воспламенения из-за контакта с воздухом и кислородом, резервуары для хранения должны быть созданы из специальных сплавов, предназначенных именно для работы с водородом. Такой инфраструктуры в ФРГ нет.

В-третьих, стоимость «зеленого» водорода намного выше природного газа. Такой водород создается за счет ВИЭ-генерации, которая производит более дорогое электричество, чем обычные газовые или угольные станции. Это не считая расходов на электролизеры и экологического ущерба от истощения водных ресурсов региона, где будут производить водород. В его стоимость будут включены и колоссальные расходы на транспортировку к терминалу (высокая цена судна, плюс затраты энергии на поддержание температуры водорода на отметке в -253°C).

В-четвертых, в Германии еще нет системы коммуникаций, способной доставлять этот водород потребителям по всей стране. Не только промышленность, а даже обычная газовая плита в доме у простого обывателя не приспособлена для использования водорода вместо природного газа.

Все эти «мелкие детали», о которых забыл упомянуть Шольц, можно смело экстраполировать на весь Евросоюз. В странах ЕС, если они хотят заменить российский газ водородом (непонятно, кто в таком объеме будет его производить для Европы), нет ни инфраструктуры, ни коммуникаций, ни лишних денег в бюджете на дополнительные траты для закупок подобного энергоносителя.

Отчасти мотивацию Шольца можно понять. Ему нужно предъявить населению и политическим элитам Европы пример по адаптации экономики Старого Света к условиям, когда между Европой и Россией возникает серьезная санкционная дуэль. Именно поэтому он заговорил о водороде и скорой постройке СПГ-терминалов.

В Европе действительно есть внушительная по объемам приема сжиженного газа инфраструктура.

По состоянию на февраль 2022 года в странах Европейского союза, включая Великобританию, работало 22 СПГ-терминала.

Еще около 20 объектов на стадии строительства или разработки, правда, учитывая неутихающий энергокризис и сложную конъюнктуру мирового рынка энергоносителей, трудно сказать, будут ли все они в итоге реализованы.

В качестве примера можно взять ту же Германию, где канцлер считает, что СПГ-терминалы в ближайшем будущем помогут стране заменить российский трубопроводный газ. За последние несколько лет в ФРГ планировалось создать 4 объекта по регазификации. В данный момент ни один из них не построен. В послании к бундестагу Шольц говорил о проектах постройки двух СПГ-терминалов — German LNG Terminal в городе Брунсбюттель (в Шлезвиг-Гольштейне) и LNG Terminal Wilhelmshaven в городе Вильгельмсхафен (в Нижней Саксонии).

Проблемы German LNG Terminal:

  • в декабре 2021 года один из участников постройки объекта — нидерландская Vopak LNG Holding B.V — отказалась от активного участия в проекте (сохранила финансовое присутствие, но отказалась привлекать свой персонал к реализации проекта);
  • задержки с получением разрешений на строительство терминала. Из-за этого, как сообщили в январе 2022 года в Bloomberg, объект вряд ли успеют возвести даже к 2025 году, хотя изначально планировалось, что это произойдет в 2023-м;
  • немецкая экологическая организация Deutsche Umwelthilfe выяснила, что администрация г. Брунсбюттель не учла правил размещения опасных производственных объектов, к которым относятся СПГ-терминалы;
  • до сих пор неизвестны сроки официального принятия окончательного инвестиционного решения.

Проблемы LNG Terminal Wilhelmshaven:

  • в ноябре 2020 года проект временно заморозили, поскольку компания LTW («дочка» немецкой Uniper), которая должна заниматься постройкой, так и не нашла потенциальных покупателей газа у будущего СПГ-терминала;
  • в декабре 2021 года LTW разморозила проект, но уже в виде терминала по импорту аммиака, поставки на который должен будет выполнять НОВАТЭК. Однако сейчас, когда против РФ вводят все больше санкций, скорее всего, такое сотрудничество будет приостановлено.

Примерно те же проблемы коснулись и проекта Rostock LNG (проект НОВАТЭКа по импорту СПГ в Германии). Впрочем, в сентябре 2021-го проект был признан сторонами экономически нецелесообразным. Еще один потенциальный терминал — LNG Stade ­– тоже под большим вопросом. В составе участников проекта не числится ни одной непосредственно газовой компании. Это значит, что даже если терминал построят и запустят в эксплуатацию, не будет ни одного поставщика, который гарантировано станет оправлять СПГ на этот объект.

В целом проблема гарантии поставок СПГ — это не только будущая головная боль Берлина, но и дамоклов меч, который постоянно висит над странами-потребителями сжиженного газа во всем ЕС, где уже работают терминалы. Слишком высокая волатильность цен на сжиженный газ в мире, особенно в последние два года, сделала этот продукт крайне «капризным». Трейдеры регулярно меняют место продажи СПГ в зависимости от конъюнктуры, из-за чего Европа почти весь 2021 год даже не пыталась бороться с Азией за поставки СПГ — Китай, Южная Корея, Индия, Тайвань и Япония платили намного больше. Лишь к концу 2021-го Старый Свет смог закупать больше сжиженного газа, чем в начале и середине года, причем не потому что готов был предложить лучшую цену, а потому что спрос на СПГ в Азии временно снизился.

Нестабильность поставок СПГ, если страны Европы откажутся от трубопроводного российского газа, привнесет серьезный хаос в энергобаланс ЕС. Из-за него энергоемкие предприятия Евросоюза попросту не смогут нормально планировать свой график работ (сегодня электростанции предлагают нормальную цену за МВт*ч, а завтра из-за нехватки или дороговизны газа — запредельно высокую).

Эта проблема будет еще острее на фоне рекордно низких запасов голубого топлива в ПХГ Европы.

Судя по данным Gas Infrastructure Europe (GIE) за январь 2022 года, заполненность всех ПХГ в ЕС опустилась до 45,45%. В хранилищах есть около 49,07 млрд кубометров газа, что на 16,25 млрд меньше, чем в январе 2021-го. В феврале объем всех запасов дошел практически до отметки в 30%. Если остановить закупки углеводородов по трубопроводам из России, то довольно скоро Европе придется компенсировать их с помощью увеличения импорта СПГ, причем независимо от стоимости сжиженного газа. А покупать его придется много. Как сообщили в Wood Mackenzie еще в начале февраля, даже если российский трубопроводный газ продолжит поступать в Евросоюз весной и летом, зима 2022–2023 гг. начнется так же, как и эта, — с запасами в ПХГ на рекордно низком уровне.

Россия по итогам 2021 года поставила в Европу примерно 168 млрд кубометров. Это меньше, чем в докоронакризисном 2019 году (191 млрд), но все же составляет практически треть от импорта голубого топлива Евросоюза. Импорт СПГ в ЕС по итогам 2021 года составил 20% от всего объема закупок газа (около 108 млрд кубометров). Выходит, чтобы компенсировать газовый импорт из РФ, закупки сжиженного газа придется увеличить более чем в 2 раза.

В итоге решение проблемы зависимости от углеводородов из РФ за счет усиленной работы СПГ-терминалов, на которую всей Европе намекает канцлер Германии, выглядит крайне дорогим удовольствием. Более того, за всю историю существования СПГ-терминалов в Евросоюзе ни один из них не был загружен на 100% своей мощности дольше месяца. Этого не произошло даже в 2020 году, когда на рынке сложилась уникальная ситуация, при которой СПГ был выгоднее для отдельных покупателей в ЕС, чем трубопроводный газ из РФ. Надо признать, что в январе 2022-го некоторые европейские СПГ-терминалы принимали рекордные объемы. Всего Европа закупила в январе около 11 млрд кубометров сжиженного газа. Однако речь все же не шла о загрузке абсолютно всех объектов по конвертации на 100%.

Очевидно, что и сегодня европейские потребители углеводородов не горят желанием полностью переходить с трубопроводного газа на сжиженный, особенно сейчас, когда стоимость апрельского фьючерса в европейском хабе TTF выше $1500 за тыс. кубометров. Более того, из-за температуры ниже нормы в большей части северо-восточной Азии в регионе в скором времени ожидается рост спроса и стоимости СПГ. Это значит, что в начале весны могут появиться предпосылки для очередной борьбы за поставки сжиженного газа между Европой и Азией, где выиграет тот, кто больше заплатит. Впрочем, по политическим причинам руководство европейских стран может и не спрашивать мнения потребителей в ЕС.

Старый Свет могут насильно перевести на СПГ из-за нового витка обострений отношений с РФ и очередных санкций.

«Сейчас нет ни достаточной инфраструктуры, ни свободных объемов газа для того, чтобы заместить российский газ на европейском рынке. Объемы поставок СПГ могут быть увеличены к уровню прошлого года, но в январе, по сути, они работали близко к пределу возможностей.

При этом в мобилизационных условиях работы экономики и с заоблачными ценами на рынке все может быть. Пока, видимо, цена считается слишком большой, поэтому санкции старательно обходят текущие поставки энергоносителей из РФ.

Но нельзя полностью исключать сценария, что в Евросоюзе будут стремиться к сокращению потребностей в российских энергоносителях, особенно в газе»,

— считает заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Никто среди лидеров европейских стран пока что так и не дал четкого ответа на вопрос, а хватит ли действующих мощностей терминалов, чтобы полностью компенсировать импорт российского газа. Зато на него уже отвечают в экспертном сообществе Европы и США. К примеру, аналитики Barclays говорят, что полная замена 150-190 млрд кубометров российского газа в ЕС за счет закупок СПГ (с дальнейшей его регазификацией и распределением по странам Евросоюза) в краткосрочной перспективе недостижима.

В отдельных регионах Евросоюза концентрация СПГ-терминалов выше, чем у других. К примеру, в Испании их 6 единиц. В январе 2022-го, как заявили аналитики из Kpler, коэффициент использования испанских терминалов составил 45% от всех закупок сжиженного газа в ЕС. Выходит, Пиренейский полуостров действительно может обходиться без российского газа (что он и делает уже долгие годы). Но Испания при всем желании не сможет «распространить» свою уникальную независимость от российских углеводородов (принимать больше СПГ, конвертировать его в обычное состояние и доставлять газ на север и восток по магистралям) даже на соседние страны Западной и Центральной Европы. Общая мощность прокачки газопроводов, связывающих Испанию с Францией, не превышает 7 млрд кубометров в год. В определенной мере то же самое можно сказать и о других странах, которые имеют в своем распоряжении действующие СПГ-терминалы. Их мощностей и систем коммуникаций попросту недостаточно, чтобы в один миг, если введут запрет на покупку газа у РФ, заменить его поставками СПГ.