ПХГ пустеют — дешевого газа осталось на донышке

28 января 08:51
Европейские запасы газа уменьшились до рекордных 40%, что это значит для Евросоюза и рынка? Ведь поставки российского энергоносителя в Европу не прекращаются, а подземные хранилища (ПХГ) продолжают «сдуваться».

26 января министерство экономики ФРГ сообщило, что газохранилища страны заполнены на 40-41%. Вице-канцлер Роберт Хабек уточнил, что Германия на 55% зависит от российского газа.

Ранее глава энергетического концерна RWE Маркус Креббер заявлял, что резервов и мощностей импорта страны при потенциальном прекращении поставок газа из России хватит на очень короткое время, возможно, на несколько недель: «Если напряженность конфликта возрастет в какой бы то ни было форме, то в любом случае цены (на газ) вырастут. Полную остановку поставок можно выдержать в течение очень короткого время. Возможно, недель», — отметил Креббер в интервью изданию Frankfurter Allgemeine Zeitung. Он также подчеркнул, что Берлин и Москва находятся в зависимости друг от друга в энергетической сфере. «Нам нужен природный газ, а России нужна валютная выручка. И раньше были напряженные ситуации, но газ поступал. В эту зиму контракты выполняются. Лишь только дополнительные объемы сложно получить на краткосрочной основе», — пояснил он.

Сами по себе слова главы RWE о перспективах остановки поставок из РФ не успокоили европейский газовый рынок. Однако уточнение о полном выполнении всех контрактов «Газпромом» говорит прежде всего об искусственном политическом напряжении, возникшем вокруг экспорта российского природного газа в ЕС. Кстати, в кабинете министров ФРГ подтвердили, что не обладают данными о невыполнении российской стороной обязательств по поставкам газа в Германию. Там также подчеркнули, что Берлин считает Москву важным торговым партнером, но не союзником.

Однако если вернуться к проблеме заполненности европейских ПХГ, то по данным Gas Infrastructure Europe, на 25 января объем активного газа в европейских подземных хранилищах на 26,9% (на 14,9 млрд кубометров) меньше прошлогоднего уровня. Отобрано уже более ¾ от объема газа, закачанного в летний сезон. На 25 января отбор достиг 75,9% или 36,3 млрд кубометров газа. В итоге общий уровень заполненности этих хранилищ — 40,9%. При этом, как отмечает «Газпром», заполненность подземных хранилищ Германии и Франции составляет около 39%. Меньше всего газа осталось в Австрии — там ПХГ заполнены лишь на 26% (2,4 млрд кубометров). Европейские регуляторы не уточняют, какой процент от этого газа является буферным, то есть не подлежащим откачке. Кроме того, очевидно, что ЕС тянет с сертификацией «Северного потока-2», который технически уже готов к подключению. Получается, что несмотря на столь низкие запасы газа в ПХГ, европейцы не хотят увеличивать закупки российского газа, поставляемого по газопроводам.

Евросоюз при этом требует новых санкций против РФ за ограничение поставок газа, причем санкции эти должны будут включать в том числе и ограничение экспорта газа из России. Сей оксюморон европейской энергетической политики понять сложно, но разобраться в важности ПХГ все же стоит.

В последние годы Европа расширяла свои газовые хранилища, в 2021 году их совокупный объем уже превышал 100 млрд кубометров. Крупные потребители, такие как Германия, Италия и Нидерланды, имеют емкость хранения 30% от их годовой потребности. Поэтому оставшиеся в ПХГ 46,6 млрд кубометров — это, конечно, мало. Кстати, свои емкости для хранения газа на территории Евросоюза есть и у российского «Газпрома». Это ПХГ «Йемгум», «Катарина», «Реден» и «Этцель» в Германии, «Хайдах» в Австрии, «Банатский Двор» в Сербии, «Дамборжице» в Чехии, «Бергермеер» в Нидерландах. К осенне-зимнему периоду 2020–2021 годов собственные мощности «Газпрома» по хранению газа в Европе составили около 8,6 млрд куб. м, а заключенные дополнительные контракты на хранение газа позволили создать резерв в 2,5 млрд куб. м в ПХГ Австрии, Венгрии, Словакии. Таким образом, общие европейские запасы «Газпрома» не превышают 10% от общего объема европейских ПХГ. Поэтому попытки европейских чиновников обязать российский концерн держать их постоянно заполненными выглядит весьма комично, поскольку в любом случае эти 10% не помогут европейскому газовому рынку.

В то же время ПХГ — это лишь дополнение, хотя и важное, для общей газотранспортной системы ЕС. Они существуют главным образом для снижения пиковых нагрузок, обеспечения гибкости и надежности поставок. То есть даже если представить, что газ в них закончится, европейские страны не пострадают от нехватки данного энергоносителя, им просто придется брать газ сразу из трубы. Главным образом от этого пострадает кошелек европейских энергокомпаний. Ведь активный отбор газа из ПХГ обусловлен тем, что закачанный летом 2021 года в хранилища газ приобретался по совсем другим ценам. Это позволяет энергокомпаниям ЕС зарабатывать.

Тем не менее в отопительный сезон 2021-22 года многие из них, несмотря на относительно дешевый газ с летней закачки, обанкротились, а цены на электроэнергию в европейских странах уже несколько месяцев покоряют космические высоты. Например, по данным энергетической биржи NordPool, стоимость оптовой поставки электроэнергии на 25 января в Германии составила €297 за МВт·ч. А так как страна экспортирует электроэнергию, то цены выросли и в соседних странах. В Австрии — до €296, а во Франции, которая испытывает нехватку мощности атомной генерации, — до €295. Таким образом, самая большая опасность, которая таится в истощении европейских ПХГ, — это дорогой газ и, как следствие, еще большее подорожание электроэнергии и продолжение банкротств энергокомпаний.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин уточнил, что европейцы активно берут газ из хранилищ по одной простой причине — он дешевле: «В третьем квартале 2021 года у „Газпрома“ была отпускная цена выше $300, сейчас средняя выше $500. Покупка в хранилищах была, скорее всего, по ценам ниже $300.

Поэтому выгоднее сейчас поднять газ из ПХГ по максимуму, и если уже его совсем не хватит на отопительный сезон, тогда его покупать у „Газпрома“ или поставщиков СПГ.

Европейские страны без газа не останутся. Например, Великобритания в хранилищах держит выше 90% газа. У Австрии самые низкие объемы запасов, но она мало потребляет и настолько опоясана газопроводами, что без газа точно не останется. В Австрии „Газпром“ хранит больше газа, чем сами австрийцы», — рассказал эксперт.

Руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина Вячеслав Мищенко считает, что отбор более 70% объема газа из ПХГ — это достаточно критично для европейской энергосистемы: «ПХГ выполняют функцию резервных мощностей, которые всегда страхуют в момент пикового спроса. Поднять газ из месторождений и прокачать его в период повышенного спроса по трубе в конкретном моменте не представляется возможным. Это требует дополнительного времени. ПХГ — это опробованная десятилетиями часть системы газовой инфраструктуры», — пояснил эксперт.

По его словам, сейчас газовый рынок ЕС разбалансирован, и это может повлиять на всю экономику Еврозоны: «Две последних зимы проходят при достаточно низких температурах. Запасов не хватает, а невозможность их быстрого пополнения довела европейский рынок до существующего уровня цен — $1000-2000 за тысячу кубометров. Уменьшение газа в европейских ПХГ дестабилизирует и разбалансирует рынок. У поставщиков без необходимых объемов газа, закачанных в подземные хранилища, нет возможности удовлетворить пиковый спрос на каком-то направлении. Это влияет на стоимость газа, а в конечном счете в Европе растут цены на электроэнергию», — заметил Мищенко. Кроме того, отметил эксперт, газ является ключевым сырьем для производства минеральных удобрений: «Высокая стоимость газа ретранслирует эту цены по цепочке в продукты питания, происходит удорожание стоимости всей продуктовой корзины».

Главный директор по энергетическому направлению Фонда «Институт энергетики и финансов», к. г. н. Алексей Громов также заметил, что Европа выбирает газ из ПХГ, купленный ранее, чтобы не платить больше $1000 за тысячу кубометров: «Запасы хранилищ на 20% ниже того уровня, который был в прошлом году. Это еще не является критически опасным уровнем. Буферного газа в ПХГ примерно 15-16%. Ниже выбирать нельзя. Если холодный сезон продлится, то европейские ПХГ могут быть исчерпаны с технической точки зрения. Но тогда у Европы все равно остается возможность покупать более дорогой газ на спотовом рынке.

Сейчас к основной функции ПХГ, а именно обеспечению пиковых нагрузок, добавилась еще и функция обеспечения текущих потребностей европейцев в газе из-за экстремально высоких цен на рынке.

То есть это стратегия потребителя, который экономит. При этом дополнительное давление на цены фактор наполненности ПХГ имеет», — считает эксперт.

Замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов указал, что есть некоторое лукавство в сравнении заполненности европейских ПХГ с 2019–2020 годами: «В 2019-20 годы были рекордными с точки зрения закачки газа в ПХГ Европы. В 2019 году это было связано с опасениями по поводу подписания нового транзитного контракта с Украиной, в 2020 году заполненность европейских хранилищ объяснялась небольшими объемами отбора из-за пандемии, а также тем, что закупалось много газа по очень низким, бросовым ценам», — напомнил эксперт.

По его мнению, сейчас для Евросоюза будет очень важен фактор погоды: «В 2019–2020 годах было отобрано из ПХГ порядка 40 млрд кубометров газа, так как зима была теплой. В следующий отопительный сезон 2020–2021 годов — уже порядка 70 млрд кубометров газа, поскольку температуры были ниже, а кроме того произошло сокращение выработки электроэнергии от ветровых электростанций. Сейчас возникает вопрос, сможет ли Европа удовлетворить свой спрос на газ во второй половине февраля, когда возможности по суточному отбору будут минимальны. Текущее положение дел ПХГ Европы, скорее, демонстрирует вероятность возникновение проблем в случае, если температура окажется ниже ожидаемой и ветер начнет дуть слабо», — отметил Фролов. Он уточнил, что пока никто не знает, какой будет итоговый отбор из европейских ПХГ по итогам отопительного сезона: «На момент начала отбора объем запасов составлял порядка 80 млрд кубометров. Это на 15 млрд кубометров больше мощности активного хранения газа, которым располагали европейские страны в начале 2010-х годов. Тогда он был порядка 60 млрд кубометров. С тех пор он увеличился почти на 40 млрд», — напомнил Фролов.

Стоит отметить, что большее беспокойство вызывает заполненность ПХГ Украины.

Киев в последнее время старается полностью соответствовать тем тенденциям, которые доминируют в ЕС, поэтому и его подземные хранилища практически истощены. По данным на 25 января, в них осталось 11,8 млрд куб. м, из них надо вычесть 4,66 млрд кубометров буферного газа для создания давления в хранилищах и 1,4 млрд кубометров технологического газа для поддержания работы ГТС, кроме того, там еще присутствует газ европейских трейдеров. Источники Reuters считают, что в случае прекращении российского транзита Украина сможет обеспечивать себя газом не более 5–7 суток в зависимости от погодных условий.

Надо сказать, что в прошлом отопительном сезоне ситуация с украинскими газовыми запасами было гораздо лучше. Страна отбирала газ из ПХГ с 20 октября 2020 года по 29 апреля 2021 года, запасы сократились с 28,44 млрд куб. м до 15,29 млрд куб. м. Общая проектная мощность всех подземных хранилищ газа Украины составляет 31 млрд куб. м. Российскому «Газпрому» там ничего не принадлежит — всеми ПХГ на 100% владеет НАК «Нафтогаз Украины».

И хотя российского капитала там нет, именно состояние ПХГ Украины может вызывать обеспокоенность российского «Газпрома», поскольку от них напрямую зависит транзит российского газ в ЕС. Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов напомнил, что Украина получает газ по виртуально реверсу, который обслуживает бухгалтерия. Физические поставки топлива как шли, так и продолжают идти из России: «Транзитный газ отбирают на востоке страны, где сосредоточены его основные потребители. На западе газ поднимают из хранилищ и отправляют в европейском направлении. При уменьшении давления в ПХГ, которое связано с сокращением объема хранения газа, выдача газа просаживается и хранилище может не успевать выдавать нужные объемы в ГТС. То есть формально там может остаться 5 млрд кубометров, но выдавать они в состоянии не 40 млрд, которые „Газпром“ ежедневно транспортирует через ГТС Украины, а только 10 млрд. Остальной газ они могут пообещать отдать европейским партнерам позже.

Основной пик проблем с газом начнется в феврале, когда способность украинских хранилищ выдавать газ сократится еще сильнее. К этому времени топливо может закончиться и в европейских ПХГ, а „Газпрому“ придется разово транспортировать очень большие объемы.

Но Украина в этот момент времени не сможет выполнять свои транзитные обязательства. Кстати, об этой ситуации в конце 2021 года рассказывал в своем интервью глава „Нафтогаза Украины“ Юрий Витренко: тогда в украинских хранилищах было около 14 млрд кубометров. В частности, он говорил, что 14 млрд — это значит, что у вас уже ничего не осталось, и вы сидите на сдувшемся шарике», — рассказал эксперт.

Он напомнил, что на Украине есть еще проблема и с технологическим газом, который необходим для поддержания давления в самой газовой трубе, его сейчас активно отбирают, а рассчитаться за него хотят позже, когда цена упадет.

Сергей Пикин также считает, что на Украине ситуация хуже, чем в Европе: «Если февраль и март будут холодными, то им не хватит газа. И с учетом текущей политической ситуацией они скорее замерзнут, чем заключат контракт напрямую с Россией».

Алексей Громов напомнил о неоднократных высказываниях украинской стороны о том, что в случае продолжения холодной зимы Киев будет вынужден выбирать газ из транзитных поставок: «Такие угрозы мы слышали, в том числе и от украинских должностных лиц».

Все это не вселяет оптимизм в будущее украинского транзита. Вместе с тем в последние дни «Газпром» увеличил прокачку по ГТС Украины, причем на 22%. Общий объем заявок в точках входа в ГТС Украины на границе с Россией на 25 января составил 59,14 млн кубометров. Таким образом, российская компания уже начала готовится к пикам потребления в Европе, которые могут возникнуть в феврале текущего года. Однако теперь возникает закономерный вопрос, сможет ли ГТС Украины обеспечить этот транзит.