Posted 24 января 2022, 11:34

Published 24 января 2022, 11:34

Modified 16 августа 2022, 21:47

Updated 16 августа 2022, 21:47

Мирный атом поссорит страны ЕС

24 января 2022, 11:34
Старые градирни АЭС
В энергокризис на авансцену вышла атомная энергетика, которая в предыдущее десятилетие была практически изгоем, но останется ли она в повестке
Сюжет
ЕС

2021 год в силу разных обстоятельств стал отправной точкой для пересмотра энергостратегии Евросоюза. Высокие цены на газ показали уязвимость Старого Света и зависимость от ископаемого топлива, несмотря на все попытки экологов и политиков приблизить вхождение ЕС в безуглеродное будущее. На этом фоне на авансцену вышла атомная энергетика, которая в предыдущее десятилетие была практически изгоем.

В октябре 2021 года десять стран ЕС — Франция, Румыния, Чехия, Финляндия, Словакия, Хорватия, Словения, Болгария, Польша — выступили за включение атомной энергетики в разработанный Еврокомиссией список отраслей, способствующих уменьшению вреда окружающей среде. Вслед за этим уже в ноябре в Глазго на СОР26 4 глава МЭА Фатих Бироль призвал в пять раз увеличить темпы нового строительства атомных электростанций, чтобы достичь чистого нуля выбросов к 2050 году.

В декабре 2021 года и Еврокомиссия выступила за включение атомной и газовой отраслей в так называемую зеленую таксономию — часть европейской сделки, направленной на развитие устойчивого финансирования и низкоуглеродной экономики в Европе. Однако теперь признать мирный атом «зеленым» должны правительства стран ЕС, а с этим как раз и начались проблемы.

20 января министры окружающей среды Европейского Союза начали очередной раунд переговоров во французском Амьене по вопросу классификации ядерной энергии. Время для подобной дискуссии было выбрано правильно: цены на газ в Европе выросли в 8,5 раз. Стоимость электроэнергии достигла космических высот: например, цена за мегаватт в час в Германии поднялась с €94,57 до €431,98, во Франции — с €105,95 до €442,88, в Австрии — с €104,14 до €434,34. Кроме того, с политической сцены ушла одна из основных противниц мирного атома — Ангела Меркель, которую в свое время так впечатлила авария на японской станции «Фукусима», что 9 июня 2011 года правительство Германии приняло эпохальное решение полностью отказаться от атомной энергетики к концу 2022 года.

Вместе с тем пока Германия не собирается менять свою точку зрения относительно АЭС. На фоне встречи в Амьене Берлин выступил против признания атомной энергетики экологически устойчивой, отдавая предпочтения газу, как энергоносителю переходного периода: «Ископаемое газовое топливо… служит мостом, позволяющим быстро отказаться от угля и таким образом достичь в краткосрочной перспективе экономии CO2 и увеличения использования возобновляемых источников энергии», — говорится в документе, опубликованном на сайте Минэкономики ФРГ.

Такая позиция Германии объяснима, ведь страна последовательно закрывает свои атомные станции, чего нельзя сказать о других членах Евросоюза. В настоящее время на территории ЕС действует более 130 ядерных реакторов, только в портфолио французского оператора Electricite de France 56 из них. Отказываться от этих энергоустановок в угоду катастрофически неэффективным ветрякам или солнечным панелям европейским странам страшно, особенно после энергокризиса 2021 года, который показал всю ущербность климатической повестки.

Напомним, что исторически атомная энергетика занимала важную роль в энергобалансе европейских стран, и этому во многом способствовал нефтяной кризис 1973 года, а также гонка вооружений.

В 70–80-е годы прошлого века почти каждая европейская страна имела обширную программу развития атомной энергетики или, как минимум, проектировала строительство одной-двух АЭС.

В 90-е годы все расслабились, массовое строительство АЭС прекратилось, европейцы начали терять компетенции в атомной энергетике. В настоящее время большинству действующих в Европе ректоров больше 30 лет, и они находятся на пределе допустимых сроков эксплуатации, половину из них придется закрыть до 2040 года. В XXI веке новых строек атомных энергоблоков практически не было, а те, которые все же начинались, реализовывались с огромными проблемами. Например, многострадальный проект третьего энергоблока финской АЭС «Олкилуото» запустили после 16-летнего строительства в декабре 2021 года. Любопытно, что не было введено в строй ни одного нового атомного реактора и во Франции, хотя эта страна еще со времен де Голля была европейским лидером по атомной генерации. Поэтому именно сейчас настал тот судьбоносный момент, когда парк европейских АЭС надо либо совсем выводить из строя, либо кардинально обновлять этот вид генерации.

В конце прошлого года союз энергоемких отраслей промышленности l’UNIDEN Франции уже предупредил общественность о надвигающейся энергетической катастрофе по причине остановки трети французских АЭС (15 из 56 энергоблоков) на фоне рекордных цен на газ. Причина этого простоя — все та же «зеленая повестка»: в 2015 году французский парламент принял закон о «зеленом развитии» и сокращении к 2025 году доли атомной энергетики в энергобалансе с 70% до 50%.

В апреле 2021 года президент Франции Эммануэль Макрон обратился в Еврокомиссию с призывом включить АЭС в так называемую экологическую таксономию, кроме того, французский лидер стал продвигать идею сохранения и развития атомной энергетики. В октябре 2021 года он представил пятилетний инвестиционный план «Франция–2030», составляющий, как сообщала Associated Press, часть его предвыборной программы к выборам 2022 года. На развитие энергетических технологий предусмотрено выделить €8 млрд. Большинство этих средств пойдет на разработку и строительство малых модульных атомных реакторов.

Кстати, по прогнозу Rystad Energy, инвестиции в мировую атомную энергетику в ближайшие два года резко возрастут, достигнув к концу 2023 года $90 млрд. В настоящее время в мире уже строятся 52 новых реактора в 19 странах мира, которые обеспечат 54 гигаватт (ГВт) установленной мощности. Вся мировая установленная мощность ядерной энергетики в прошлом году составила почти 400 ГВт или почти 10% мирового производства электроэнергии. Согласно сценарию МЭА, к 2050 году мощность всех АЭС в мире может быть удвоена до 793 ГВт.

Однако, возвращаясь к Европе, стоит отметить, что там битва за мирный атом еще только начинается. До конца 2022 года Германия планирует остановить три последние современные АЭС. При этом еще в первом полугодии 2021 года немецкие АЭС обеспечивали 11,7% потребностей страны в электроэнергии. Очевидно, что принеся в жертву собственную атомную генерацию, Берлин будет биться до последнего, чтобы не признавать мирный атом «зеленым». Опрошенные «НиК» отраслевые эксперты, отмечают, что Париж и Берлин схлестнуться за энергетические инвестиции, причем в настоящее время позиции этих двух стран непримиримы.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев указал, что Германия обладает самой сильной экономикой в еврозоне, при этом и Франция не сможет отказаться от своей программы развития атомной генерации: «Макрон не сможет пойти на закрытие АЭС, французская экономика этого не выдержит. В то же время Германия в экономическом смысле сильнее Франции, поэтому исход битвы неизвестен».

Замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов напомнил, что вопрос об этом типе генерации никогда не сходил с энергетической повестки, просто иногда он был менее заметным: «2021 год показал всю несбалансированность энергосистем ЕС, в которых слишком большую долю занимают возобновляемые источники энергии. Стала очевидна необходимость возврата к традиционным станциям, в том числе и атомным. И тут в ЕС вернулись к обсуждению вопроса безуглеродности АЭС», — пояснил эксперт.

Он заметил, что спор об официальном статусе атомной энергетики имеет четкую финансовую подоплеку: «Одним из товаров, который облагается трансграничным углеродным налогом, является электроэнергия. Если АЭС признают безуглеродными, то электроэнергия, выработанная на атомных станциях, этим налогом облагаться не будет. Значит, теоретически это должно будет касаться и российских АЭС, которые расположены рядом с границей Евросоюза», — рассказал Фролов.

Эксперт также указал, что одним из крупнейших производителей оборудования для солнечной и ветряной генераций является немецкий конгломерат Siemens, однако если генерирующим компаниям позволят развивать АЭС, они обратятся к французской Electricite de France или российскому «Росатому»:

«Все пляски вокруг безуглеродного статуса атомной генерации — это пляски вокруг денежных потоков, и стороны будут драться до последнего.

Закрытие угольных станций, как показал прошедший год, требует мероприятий по усилению энергобезопасности ЕС, и застраховаться от рисков повторения энергокризисов можно, в частности атомной генерацией, а также газовой», — считает эксперт.

Он также отметил, что никто не собирается фундаментально подорвать энергобезопасность целого региона, поэтому какое-то внятное завершение эти споры должны получить, причем в ближайшее время: «ЕС для решения этих вопросов осталось не так много времени. Особенно если учитывать, что планы по отказу от угольной генерации Германия собирается реализовываться раньше намеченного, то есть уже до 2030 года. Нужно будет строить новые электростанции, и вопрос в том, кто получит на это деньги», — подчеркнул Фролов.

Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов заметил, что Франция в последние годы смогла не только сохранить, но и развивать полный цикл атомных технологий. Германия же, напротив, практически уничтожила собственное атомное машиностроение в угоду политическим мотивам, а также продала все свои наиболее перспективные технологии в Китай: «В декабре в КНР запущен по немецким чертежам высокотемпературный реактор 4-го поколения с гелиевым охлаждением. Он позволит развивать КНР в том числе и водородные технологии. В ЕС же лидером и драйвером европейской атомной энергетики остается Франция. Германия и Великобритания, у которых были свои проекты, этот сектор в последние годы не развивали. Кстати, новую станцию в Великобритании сейчас строят французы. Поэтому Франция будет выступать основным лоббистом признания атомной энергетики „зеленой“. В Австрии, Швейцарии, Германии, Италии, Испании в разные годы приняли мораторий на развитие атомной энергетики, поэтому, скорее всего, эти страны станут сопротивляться включению АЭС в классификацию возобновляемых источников. С моей точки зрения, мотивы у противников АЭС чисто политические. Просто они будут против экспансии французских атомных проектов», — пояснил эксперт.

По его словам, развитие солнечных батарей и ветряков во многом диктовалось политическими мотивами, которые успешно конвертировались в экономические преференции:

«Сейчас французы оплачивают ветряки Германии, если мирный атом включат в ВИЭ, уже немцы своими платежами будут обеспечивать экспансию французских атомщиков.

Я вижу сложную борьбу, за которой стоят национальные и политические интересы, интересы большого капитала. Но все это будет прикрываться зеленой и климатической повесткой», — заметил Анпилогов.

Он пояснил, что если взять полный цикл от строительства АЭС до утилизации площадки, то углеродные выбросы атомных станций будут ниже, чем от ветряков и солнечных батарей: «Для производства ветряков и солнечных батарей нужно много энергии для создания самих установок, кроме того, необходимы экологически грязные процессы с использованием редкоземельных металлов, которые добываются в КНР. Получается, что Китай сейчас оставляет у себя весь углеродный след от производства установок ВИЭ, а чистая Европа ими пользуется. Такой новый неоколониализм за экологической ширмой», — рассказал Анпилогов.

При этом, по его мнению, в Европе все же будут развивать атомную и газовую генерации: «С нынешними ценами на электроэнергию загибается промышленность еврозоны, а промышленное производство — это единственное, что держит на плаву экономику стран ЕС, поэтому объективно атомную энергетику признают низкоуглеродной, а вместе с ней и природный газ».

Касаясь темы развития атомных технологий в других частях света, эксперт отметил, что бурное строительство атомных станций уже идет в Китае:

«КНР за ближайшие 10-15 лет собирается потратить порядка $440 млрд на строительство АЭС. Они хотят создать больше 200 энергоблоков.

В Китае уже пустили по немецким разработкам высокотемпературный реактор 4-го поколения с гелиевым охлаждением, сейчас они сотрудничают с Россией по созданию атомных станций по замкнутому ядерному циклу, чтобы минимально зависеть от поставок природного урана. В свою очередь, ветряки и солнечные батареи в КНР финансируются только в том случае, если они обеспечивают конкурентную себестоимость производства энергии. Но и этот сектор энергетики в Китае увеличивается», — рассказал Анпилогов.

Вместе с тем интересно будет узнать, чью сторону в споре стран ЕС относительно атомной энергетики примут США. Скажутся ли экономические и энергетические интересы Вашингтона на развитии европейского мирного атома. Напомним, что в самих Соединенных Штатах до недавнего времени работали 98 атомных реакторов, которые обеспечивали порядка 20% всей электрогенерации страны. Однако, как и в Европе, большинство из них отчаянно требовали обновления. Еще в 2018 году ученые из департамента инженерной и общественной политики Университета Карнеги говорили, что инфраструктура ядерной энергетики США стремительно деградирует. Программа возрождения американских атомных станций была создана еще в период правления Барака Обамы. Согласно этому документу, к 2020 году в стране собирались построить несколько десятков новых реакторов, увеличив мощность АЭС на 10000 МВт. Однако этим планам не суждено было сбыться. Дональд Трамп ставил на нефть и газ, Джо Байден является последователем энергоперехода. Пока атомная энергетика не успевает приспособиться к смене энергетических предпочтений американских лидеров.