Александр Дюков подвел итоги года в спорте и в нефти

17 декабря 2021, 10:27
Фото: РФС
Ключевые цитаты из выступления главы «Газпром нефти» об итогах года для компании

1. Сделка ОПЕК+: главное — стабильность!

Глава «Газпром нефти» считает, что сегодняшняя цена на нефть устойчива, поэтому никаких оснований для пересмотра сделки ОПЕК+ сегодня нет: «На данный момент спрос превышает объем предложения, но с другой стороны, есть определенные запасы, которые были накоплены за 2020 год», — считает Дюков (здесь и далее цитаты по «Интерфаксу»).

Дюков подчеркнул, что достаточно много факторов влияет на рынок: с одной стороны, сезонное снижение спроса, с другой — непонятная история с новым штаммом COVID-19 «омикрон».

По словам Дюкова, долгосрочно «Газпром нефть» закладывает в бюджет $50 за баррель, но следующий год в бюджет заложена «более высокая цена, потому что мы понимаем, что цена будет выше».

2. За счет чего расти?

Рост добычи жидких углеводородов «Газпром нефти» в 2022 г. составит 7%, углеводородов в целом — до 10%, сообщил Дюков.

«Объемы извлечения будут зависеть от того, что произойдет со сделкой ОПЕК+. Если исходить из параметров сделки, о которых мы знаем на данный момент, то добыча жидких углеводородов в следующем году будет выше на 7%, чем в 2021 году», — сказал он.

Увеличивать добычу компания планирует за счет активов, которые были законсервированы в момент сокращения добычи в соответствии со сделкой ОПЕК+ на начало 2020 года. Но основной вклад в рост объемов добычи внесут проекты, запущенные в этом году. По словам Дюкова, с конца 2020 года и в начале 2021 года «Газпром нефть» активизировала инвестиционную деятельность и направила дополнительные инвестиции в мощности как на зрелых активах, так и на новых проектах, в том числе на севере Ямало-Ненецкого автономного округа. Сумма инвестиций в 2022 г. вырастет еще на 10%.

Он добавил, что по итогам 2021 года будет получена рекордная в истории компании прибыль, «даже выше 2019 года»: «У нас в этом году будет рекордная прибыль в истории компании, мы заплатим почти триллион налогов в разные бюджеты».

3. Эксперимент с НДД в целом удался

Порядка трети всей добычи нефти «Газпром нефти» извлекается в рамках режима НДД, сообщил журналистам глава компании Александр Дюков. Однако он добавил, что режим НДД еще требует доработки, корректировки ряда механизмов, хотя в целом он доказал свою эффективность и жизнеспособность. Также глава «Газпром нефти» высказал надежду, что именно за НДД будущее в налогообложении отечественной нефтяной отрасли.

ВИНК могут не обращать внимание на нулевую маржинальность АЗС, хотя это неправильно. Александр Дюков заявил, что нужна донастройка демпфера, так как он создавался под другие макроусловия, а сегодня ситуация изменилась.

«Эти настройки необходимы, потому что розничный бизнес является слишком низкомаржинальным — маржа может быть в районе нуля, может быть и отрицательной. Если вертикально интегрированные нефтяные компании могут не обращать на это внимание, хотя это, конечно, неправильно, то для независимых автозаправочных станций этот факт является большой проблемой и сдерживает их от дальнейших инвестиций в развитие этих АЗС», — сказал Дюков.

Дюков надеется, что очередная донастройка демпфера в начале 2022 года сделает топливный розничный бизнес более маржинальным и все же позволит привлечь в этот сегмент инвестиции.

4. Мало сажать леса — надо ловить СО2

«Газпром нефть» разрабатывает в Оренбургской области пилотный проект улавливания, закачки и хранения углекислого газа (CCS) стоимостью 30 млрд рублей с первичной мощностью 1 млн тонн, сообщил журналистам глава компании Александр Дюков.

На указанном пилоте компания будет изначально апробировать технологии и методы CCS, но есть множество проблем, которые нужно решать с нуля при формировании этой отрасли в России, подчеркнул Дюков: «Первое — это нормативное регулирование. У нас пока еще нет соответствующей нормативной базы. Нужно регулирование в промбезопасности, в недропользовании. Вторая задача — разработать экономическую модель таких проектов, для того чтобы CCS стало эффективно для нас, нефтяников, и для эмитентов углекислого газа, в частности для металлургов в первую очередь».

Он считает, что решить задачу декарбонизации экономики без проектов улавливания, закачки и хранения углекислого газа нельзя: «Занимаясь только эффективностью и переходя на возобновляемые источники энергии и высаживая леса, мы эту задачу не решим. Более того, CCS позволит продлить жизненный цикл использования месторождения углеводородов, а это перспективы нефтегазовой отрасли. Кроме того, эти технологии важны для производителей другой экспортной продукции в России: для металлургов, нефтехимиков, производителей минеральных удобрений, производителей цемента, поскольку CCS сокращает их карбоновый след».