Posted 7 мая 2020, 15:21

Published 7 мая 2020, 15:21

Modified 16 августа 2022, 21:46

Updated 16 августа 2022, 21:46

Симптомы системообразующей несостоятельности

7 мая 2020, 15:21
Реальное банкротство «Росгеологии» в ближайшие месяцы не грозит, но цена спасения может оказаться слишком высокой
Сюжет
ГРР

Предбанкротное состояние, в котором оказалась скандально известная госкомпания «Росгеология», выглядит логичным результатом накопления проблем, преследовавших ее с самого момента образования — раздутых управленческих расходов, конфликтов с заказчиками, неэффективной внутренней структуры и т. д. Однако благодаря тому, что «Росгеология» вошла в обновленный список системообразующих предприятий РФ, реальное банкротство в ближайшие месяцы ей определенно не грозит, а у руководства компании появляются дополнительные аргументы для того, чтобы претендовать на новые бюджетные вливания. Но цена спасения может оказаться слишком высокой, учитывая постоянно растущий объем крупных судебных исков к «Росгеологии», а правительство России и раньше не проявляло особого энтузиазма относительно докапитализации компании.

Эффект недоразведки

Об угрозе банкротства структур «Росгеологии» стало известно в конце апреля из публикации «Коммерсанта», основанной на материале оказавшегося в распоряжении издания письма главы компании Сергея Горькова в правительство РФ. В нем было сказано, что «Росгеология» столкнулась с резким падением заказов на геологоразведочные работы (ГРР) в 2020 году и уже нарушила ряд ковенант по кредитам. Совокупный объем отмененных недропользователями конкурсов на ГРР был оценен в 30 млрд рублей. «Кризис на коммерческом рынке ГРР уже сейчас ставит ряд предприятий холдинга на грань банкротства с последующим переходом субсидиарной ответственности на АО „Росгеология“», — отмечалось в документе.

При таком развитии событий положение дел в компании станет еще хуже, чем в прошлом году.

А прошлый год «Росгеология» впервые с 2014 года завершила с чистым убытком в размере более 4 млрд рублей — притом, что ее выручка увеличилась на 57%, достигнув рекордного объема 27,1 млрд рублей (об этом сообщил «Коммерсант»).

Данные консолидированной отчетности по МСФО о совокупном доходе АО «Росгеология» и его дочерних обществ за 2019 год в самом деле демонстрируют резкое ухудшение показателей, хотя при этом следует отметить снижение объемов дебиторской и кредиторской задолженности. В аудиторском заключении группы Ernst& Young к отчету «Росгеологии» за 2019 год упомянуто о переговорах о рефинансировании текущего портфеля кредитов и займов — уже в этом году был заключен ряд соглашений с банками о предоставлении кредитных линий сроком до 2023 с совокупным лимитом 2,9 млрд рублей. Кроме того, отмечалось, что «Росгеология» может дополнительно привлечь до 7,7 млрд рублей по невыбранным кредитным линиям, а также планирует реализовать активы продажи на 1,5 млрд рублей. Общая сумма портфеля заказов «Росгеологии» и ее дочерних структур по подписанным договорам оценивалась в 42,7 млрд рублей.

Основные финансовые показатели АО «Росгеология» и дочерних обществ, 2018–2019 годы, в млн руб.

2019

2018

Выручка

27090

28906

Себестоимость

23140

24125

Валовая прибыль

3950

4781

Прочие операционные доходы

1310

2021

Прочие операционные расходы

3861

1492

Операционная прибыль/убыток

-3813

1605

Прибыль/убыток до налогообложения

-4922

743

Чистая прибыль/убыток

-4509

521

Дебиторская задолженность

2877

5224

Кредиторская задолженность

5677

7348

В интервью «Интерфаксу» глава компании Сергей Горьков рассказал, что сейчас нефтяные компании — маленькие, средние и большие — начали отказываться от некоторых геологоразведочных проектов, в первую очередь — от морских работ: «Не могу называть их поименно, но это российские и международные нефтегазовые компании, тендеры которых связаны и с морскими работами, и с ГРР на суше. В целом же, по нашим оценкам, с начала 2020 года недропользователи отменили или перенесли на конец года конкурсы на ГРР на общую сумму около 30 млрд руб. 4 млрд рублей из этой суммы — тендеры российских нефтегазовых компаний, в которых мы планировали принять участие».

Горькое похмелье времен Горринга

Нынешняя ситуация в «Росгеологии» заслуживает пристального внимания еще и потому, что всего год назад эта госкомпания оказалась в центре крупного скандала с участием первого заместителя ее гендиректора Руслана Горринга, чьи онлайн-откровения с упоминанием первых лиц российского нефтегаза выложили в сеть некие неизвестные «доброжелатели». За увольнением и задержанием Горринга (в минувшем декабре его приговорили к 3,5 годам колонии за мошенничество) последовала и отставка гендиректора «Росгеологии» Романа Панова, место которого занял Сергей Горьков, ранее возглавлявший Внешэкономбанк.

Однако в неутешительных финансовых результатах «Росгеологии» за 2019 год вряд ли будет справедливо винить нового руководителя компании.

«Если исходить из доступных данных о финансовых показателях „Росгеологии“, то ее нынешние проблемы, судя по всему, копились уже давно, — говорит генеральный директор Национальной юридической компании „Митра“ Юрий Мирзоев. — Регулярная докапитализация компании со стороны правительства свидетельствует о ее неэффективной работе. Компания имеет очень высокую кредиторскую задолженность, значительная часть которой (порядка 1,7 млрд рублей) взыскивается в судебном порядке, что сигнализирует о серьезных проблемах с долгами. Исходя из практики, коммерческая организация, попадающая в процедуру банкротства при такой картине задолженности, уже неспособна выйти из нее своими силами — результатом становится ликвидация и распределение активов между другими организациями. Если компания вновь не получит поддержку от правительства, то перспективы банкротства высоки».

Финансовые показатели «Росгеологии» за предшествующие скандалу с Горрингом годы действительно демонстрируют нарастание проблем.

Основные финансовые показатели АО «Росгеология», 2016–2018 годы, в млн руб.

2016

2017

2018

Выручка

14699,7

18630,4

17244

Себестоимость продаж

12392,2

15784,7

15722,5

Валовая прибыль

2307,5

2845,7

1521,5

Коммерческие расходы

212,1

194,7

207

Управленческие расходы

1377

1240,1

1456,7

Прибыль/убыток от продаж

718,3

1410,9

-142,1

Прибыль до налогообложения

328,7

456,7

169,8

Чистая прибыль/убыток

156,6

162,6

153,4

Кредиторская задолженность

4432,3

4625,1

14896,3

Дебиторская задолженность

2098

1735,5

4094,9

Финансовые вложения

17315,2

16224,9

24680,7

Источник: портал раскрытия информации Audit-It.ru

В 2018 году у компании резко упала валовая прибыль, что в результате привело к появлению убытка от продаж — чистую прибыль «Росгеология» смогла показать только за счет увеличения поступления по таким строкам бухгалтерского баланса, как «Доходы от участия в других организациях» и «Проценты к получению».

Одновременно в том же 2018 году у «Росгеологии» более чем втрое выросла кредиторская задолженность и более чем вдвое подскочила дебиторка. «Оборотных активов недостаточно на погашение текущих долгов. Дефицит средств составляет 7,216 млрд рублей. Возможны проблемы с продолжением работы и принятием новых обязательств», — говорится в анализе финансовых показателей «Росгеологии» за 2018 год в системе СБИС. Там же отмечена низкая платежеспособность компании в связи с тем, что ее оборотные активы были на 46% меньше суммы ее обязательств.

Продолжили расти и управленческие расходы «Росгеологии» — статья, благодаря которой компания приобрела свою скандальную репутацию еще задолго до того, как вся страна узнала имя Руслана Горринга.

Спустя год с момента образования компании «Росгеология» в 2011 году управленческие расходы этой организации выросли на 300% и составили почти 90% в общей выручке, напоминает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Иными словами, поясняет эксперт, львиная доля доходов уходила не на прямую деятельность (геологоразведка), а на затраты по содержанию топ-менеджмента, включая бизнес-джеты и дорогие автомобили.

«За первые четыре года существования „Росгеологии“ вложения государства в холдинг составили около 200 млрд рублей, но при этом данные отрасли начали снижаться, — продолжает Деев. — Чистый прирост извлекаемых запасов нефти и конденсата в 2015 году снизился у компании в полтора раза к показателям 2014 года (188 млн тонн). В 2016 году чистый прирост запасов нефти и конденсата снизился почти в шесть раз (48,7 млн тонн). При этом госхолдинг требовал увеличить бюджетное финансирование на госпрограммы по воспроизводству и использованию природных ресурсов до 45 млрд рублей в год (как минимум на 50%). В правительстве РФ на это отвечали, что выделение новых средств нецелесообразно, так как компания не может своевременно выполнить работы, предусмотренные контрактами».

В октябре прошлого года появилась информация, что «Росгеология» вновь поставила перед правительством вопрос о докапитализации в объеме 10,3 млрд рублей, необходимых для модернизации оборудования, включая закупку техники для 2D-, 3D-разведки и бурения, а также на изучение сырьевой базы Мирового океана и воспроизводство твердых полезных ископаемых. Кроме того, еще 14,7 млрд рублей «Росгеология» просила для расширения своей инвестпрограммы. В начале этого года стало известно, что просьбы «Росгеологии» получили отрицательное заключение Минфина РФ.

Дополнительного финансирования со стороны правительства не поступало, поскольку контрактные обязательства не выполнялись, отмечает Василий Карпунин, руководитель отдела экспертов по фондовому рынку «БКС Брокер». По его мнению, если сейчас провести процедуру банкротства «Росгеологии», то понадобится масштабный пересмотр механизмов финансирования отрасли и более эффективного использования бюджетных средств — с ограничением выплат заплат топ-менеджерам. Иными словами, эта часть затрат не должна превышать средства, направленные на разработку перспективных проектов и финансирование геологоразведочных работ.

Спасительный коронавирусный список

«В текущих условиях, когда нефтедобывающие компании сокращают затраты на разработку недр, «Росгеология» не сможет нормально функционировать, — считает Артем Деев. — Для этого как минимум требуется очень серьезно пересмотреть затраты на руководство организации и всю систему работы.

Банкротство компании, возможно, будет лучшим вариантом для отрасли — если, конечно, государство сможет реформировать компанию или создать более эффективный механизм работы в области геологоразведки».

Однако возможность развития событий по сценарию банкротства в настоящий момент ограничена, поскольку в начале апреля АО «Росгеология» было включено в утвержденный правительством РФ список системообразующих предприятий страны по предложению Минприроды. Практически сразу после этого кабмин издал распоряжение о моратории на возбуждение дел о банкротстве в отношении определенных должников, в число которых попали организации, включенные в перечень системообразующих и стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ. Эти же компании имеют и приоритетное право на предоставление государственной поддержки в случае возникновения финансовых сложностей.

«Коронавирус для «Росгеологии» может оказаться положительным фактором — она может более настойчиво обращаться за помощью из федерального бюджета. После октября правительство может продлить мораторий на банкротство для ряда системообразующих предприятий, и если очередная докапитализация не будет проведена до этого времени, то «Росгеология» может оказаться в этом списке.

Каких-то экономических или политических причин для банкротства «Росгеологии» и создания на ее месте какой-то новой компании не просматривается»,

— комментирует Юрий Мирзоев.

В то же время против «Росгеологии» все больше играет такой фактор, как постоянно увеличивающееся количество судебных исков в ее адрес. Согласно данным системы СБИС, начиная с 2016 года «Росгеология» выступала ответчиком в 190 судебных процессах на общую сумму в 3,1 млрд рублей, причем доля выигранных судов резко снижалась. Если в 2016 году компания выиграла больше половины судов (на сумму в 383,5 млн рублей), то в 2019 году победить удалось лишь в 20% случаев (на 17,7 млн рублей). Похожая картина складывается и с теми судами, где «Росгеология» является истцом: в прошлом году ей удалось выиграть лишь 13% споров в объеме 13,5 млн рублей.

На конец прошлого года в отношении предприятий, входящих в структуру «Росгеологии», существовали возможные обязательства по исковым требованиям третьих сторон в сумме 4,884 млрд рублей — годом ранее эта сумма составляла лишь 1,564 млрд рублей.

По данным Картотеки арбитражных дел РФ, с начала этого года список исков к «Росгеологии» существенно увеличился. В частности, в базе упоминается три крупных иска Управления по недропользованию по Республике Саха (Якутия) — на 318,3 млн рублей, 234 млн рублей и 266 млн рублей (последний — о взыскании пени за просрочку исполнения обязательств по государственному контракту 2016 года), а также ряд более мелких исков этого же ведомства в размере несколько десятков миллионов рублей.

Ряд упомянутых претензий связан с выполнявшимся «Росгеологией» контрактом на проведение комплексных региональных полевых работ с целью изучения геологического строения и перспектив нефтегазоносности акватории реки Лена. Как было установлено в ходе прошлогодней проверки Якутнедр, «Росгеология» нарушала сроки подготовки проектно-сметной документации, а также не соблюдала сроки выполнения части объемов работ.

Первоначально Якутнедра планировали взыскать с «Росгеологии» 283,65 млн рублей пени за просрочку выполнения работ на нефтегазоносной Якутской площади, однако, в прошлом году Арбитражный суд Якутии удовлетворил этот иск лишь частично, на сумму 16,6 млн рублей. Теперь же якутское управление Роснедр выставило «Росгеологии» новые иски, хотя из-за ситуации с коронавирусом их рассмотрение пока не началось. «Группа расценивает данную пандемию в качестве некорректирующего события после отчетного периода, количественный эффект которого невозможно оценить на текущий момент с достаточной степенью уверенности, — говорится в аудиторскому заключению к отчетности „Росгеологии“. — В настоящее время руководство группы проводит анализ возможного воздействия изменяющихся микро- и макроэкономических экономических условий на финансовое положение и результаты деятельности».

Николай Проценко