Posted 4 февраля 2019,, 14:50

Published 4 февраля 2019,, 14:50

Modified 15 сентября 2022,, 20:21

Updated 15 сентября 2022,, 20:21

Виктор Семёнов: У компаний РФ будут менее комфортные условия в Венесуэле

4 февраля 2019, 14:50
Но в целом российские компании сохранят свое присутствие в Венесуэле в среднесрочной перспективе

В январе 2018 г. ситуация в Венесуэле и вокруг этой страны резко обострилась. 5 января оппозиционная Национальная Ассамблея избрала своим лидером молодого парламентария Хуана Гуайдо. Новый председатель парламента, исходя из того, что мандат главы государства истекал 10 января, а Национальная Ассамблея не признала легитимными досрочные президентские выборы в мае 2018 г. (на которых большинство голосов было отдано за Николаса Мадуро), предложил создать переходное правительство. 15 января парламент высказался за создание переходного правительства во главе с временным президентом Гуайдо. В то же время 10 января состоялась инаугурация на новый президентский срок Мадуро, который принял присягу перед Верховным судом, в январе 2017 г. лишившим властных полномочий Национальную Ассамблею.

Еще больше накалил ситуацию президент США Дональд Трамп, который 23 января признал Гуайдо временным президентом Венесуэлы. Гуайдо, безусловно, рассчитывает на получение помощи и поддержки со стороны могущественного северного соседа. 25 января он заявил о выделении правительством США $20 млн на поставки медикаментов, а также о назначении им новых членов совета директоров в расположенном в США крупном венесуэльском нефтеперерабатывающем заводе Citgo Petroleum.

Но, возможно, самая опасная угроза правительству Николаса Мадуро заключается в возможности военной интервенции.

После заявления Венесуэлы о разрыве дипломатических отношений с США последние отказались отозвать из страны основной контингент своего дипломатического персонала, под предлогом защиты которого может произойти агрессия США*. Если она произойдет, то к власти в Венесуэле придет проамериканское правительство. В противном случае США продолжат оказывать другие формы давления на действующую администрацию в стране, включая замораживание венесуэльских зарубежных активов (Лондон под давлением США отказался возвратить венесуэльские золотые слитки на сумму более $500 млн из золотовалютных запасов Венесуэлы), и возможность смены власти в Венесуэле останется значительной. Но, если власть сменится в рамках этого сценария и президент будет избран в ходе свободного голосования, у новой администрации будет больше возможностей отстоять государственный суверенитет.

При любом варианте смены власти у российских компаний будут менее комфортные условия для деятельности в стране. Но, учитывая эффективность их деятельности (особенно это относится к «Роснефти») и плачевное состояние нефтяной отрасли, как и экономики страны в целом, представляется, что они сохранят свое присутствие в Венесуэле в среднесрочной перспективе.

Существует высокая вероятность возвращения в нефтяную промышленность страны американских компаний ExxonMobil и ConocoPhillips.

Межгосударственный долг $3,15 млрд, соглашение о рассрочке выплат которого на 10 лет было подписано в 2017 г., Венесуэла продолжит выплачивать. Задолженность государственной компании PDVSA «Роснефти» составляла на сентябрь 2018 г. $3,1 млрд, венесуэльский партнер продолжал выплачивать ее поставками нефти в течение 2018 г. Исходя из вероятности сохранения присутствия «Роснефти» в стране, эти обязательства также будут погашены.

Несколько сложнее обстоит дело с залогом под кредит в $1,5 млрд, предоставленный российской компанией филиалу PDVSA в США, компании Citgo Petroleum. Кредит был предоставлен в 2017 г. под залог 49,9% акций компании. Но в 2018 г. еще две иностранные компании, ConocoPhillips и канадская Crystallex, получили право претендовать на имущество Citgo. Citgo находится в сложном финансовом положении и испытывает серьезные трудности в обслуживании обязательств перед держателями своих облигаций; не исключен и дефолт по ним.

* Правительство 27 января отказалось от первоначального требования о необходимости американскому персоналу покинуть страну в течение 72 часов, и сейчас ведутся переговоры об учреждении в стране офиса, представляющего интересы США. В случае если в течение 30 дней соответствующее соглашение не будет достигнуто, персоналу посольства придется покинуть страну.