Posted 25 января 2019, 06:43

Published 25 января 2019, 06:43

Modified 16 августа 2022, 21:50

Updated 16 августа 2022, 21:50

Венесуэла в «свободном падении»

25 января 2019, 06:43
Фото: EPA/UPG
Ответ на вопрос, что происходит в Венесуэле, вероятно, следует искать не столько в желании отстаивать демократические свободы, сколько в запасах нефти, которой в стране больше, чем в Саудовской Аравии

Инвесторы внимательно следят на наиболее горячей и неоднозначной темой — государственным переворотом в Венесуэле, где 23 января председатель Национальной ассамблеи Хуан Гуайдо объявил себя исполняющим обязанности президента.

Зачем США новый президент Венесуэлы

Как отмечают эксперты, примечательны не столько очередные проблемы властей латиноамериканской страны, поскольку они, очевидно, должны были рано или поздно возникнуть, учитывая темпы инфляции в 1500000%, а тот факт, что организаторов госпереворота официально поддержал президент США Дональд Трамп. Это привело к ожидаемому конфликту США с нынешним президентом Венесуэлы Николасом Мадуро.

Ольга Прохорова, эксперт «Международного финансового центра», обращает внимание на то, что произошло далее, — на заявления Венесуэлы о разрыве дипломатических отношений с США: оказалось, что сделать это непросто. США ответили, что все равно будут поддерживать дипломатические отношения со страной, но уже через ее нового «лидера».

«Похоже, США поторопились с признанием Гуайдо легитимным президентом Венесуэлы, видимо, желая оказать ему моральную поддержку в процессе предвыборной агитации. В итоге действующий президент Мадуро пошел на нестандартный ход и в одночасье объявил о разрыве дипломатических отношений с США с требованием ко всем американским дипломатам в течение 72 часов покинуть страну», — дополняет Владимир Рожанковский, эксперт «Международного финансового центра».

По его информации, в дипломатической практике нет механизма частичного разрыва дипотношений. Если одна сторона их официально разрывает, а другая — нет, то по факту дипотношения считаются разорванными. В этом-то и заключена основная интрига развивающихся событий вокруг латиноамериканской нефтеносной страны.

К слову, вслед за США нового «президента» поддержали и другие страны: на данный момент это Канада, Грузия, Бразилия, Аргентина, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Гватемала, Гондурас, Панама, Парагвай и Перу.

«Конечно, говорить о назначении нового президента пока рано, выборы еще не состоялись. Но пока можно отметить, что поддержка США является весьма мощным подспорьем для победы Гуайдо, у которого есть несколько общих черт с Дональдом Трампом.

Одной из самых заметных является приверженность к Twitter — именно в этом мессенджере он призвал граждан Венесуэлы к антиправительственной демонстрации, на которой впоследствии и объявил себя президентом», — отмечает Прохорова.

Пока не ясно, продолжает эксперт, чем именно обоснованы преференции со стороны США к конкретному кандидату на пост президента. Возможно, ответ следует искать не столько в желании отстаивать демократические свободы, сколько в запасах нефти, которой в Венесуэле больше, чем в Саудовской Аравии.

Скачка цен на нефть не произошло

Ситуация в Венесуэле может повлиять и на котировки нефти. В 2018 г. уровень добычи в стране был настолько низким, что не достигал квоты, выделенной ОПЕК.

«Если с приходом новой власти будет принято решение отменить монополию PDVSA на рынке добычи нефти, вполне возможно, мы увидим рост добычи в стране, как следствие — рост предложения и падение цен на нефть»,

— полагает Прохорова.

Пока этого не случилось, продолжает эксперт, влияние госпереворота на котировки нефти будет строго обратным. Нефть может укрепиться выше уровня $62 за баррель Brent, а прорыв выше этой отметки сопротивления сделает следующей целевой отметкой район $67 за баррель.

Нынешняя динамика цен по-прежнему сильно зависит от настроений инвесторов на фондовых площадках, а они переменчивы и нестабильны. Восстановление интереса к риску сменилось распродажами, что подорвало попытки восстановления Brent.

«Что касается внутренних факторов рынка энергоносителей, в центре внимания два момента. Первый сдерживает падение цен и носит геополитический характер — США снова подняли вопрос ужесточения санкций против Венесуэлы, точнее, против нефтяного сектора, который и без того терпит бедствие из-за глубокого кризиса в стране», — говорит Михаил Мащенко, аналитик социальной сети для инвесторов eToro в России и СНГ.

Второй фактор, по словам Мащенко, — это «медвежий» последний отчет API, отразивший резкий рост запасов нефти и нефтепродуктов в США. Объемы запасов нефти увеличились на 6,55 млн баррелей, запасы бензина и дистиллятов выросли на 3,6 и 2,6 млн баррелей соответственно.

«Официальная причина дешевеющей нефти — опасения, что замедление глобального экономического роста, о котором так много говорят на экономическом форуме в Давосе, может ослабить спрос на топливо»,

— дополняет Рожанковский.

Впрочем, по его мнению, само по себе снижение нефти малообоснованно. Госпереворот в Венесуэле куда более мощный фактор, который при более эффективном рынке должен был в одночасье существенно взвинтить цены на черное золото.

«Революционная ситуация в крупнейшем нефтеэкспортном государстве должна была бы, по идее, сильно испугать глобальных нефтетрейдеров», — убежден эксперт.

Но этого не произошло, и, как отмечает Мащенко, улучшить краткосрочный настрой котировок может официальный отчет Минэнерго США, если его цифры разойдутся с оценкой API и укажут на падение запасов. Рынок также будет внимательно следить за заявлениями Трампа и продолжит ловить сигналы со стороны фондовых рынков. Главная задача Brent на данный момент — удержаться над уровнем $60.

Сидеть на нефти и голодать

Венесуэла — одна из 10 крупнейших стран по добыче нефти и обгоняет по запасам даже Саудовскую Аравию. На конец 2011 г. запасы Венесуэлы составили 295,6 млрд баррелей, что равно 8% всего мирового запаса. На сегодня это показатель возрос до 300,9 млрд баррелей (17,6%, 1-е место в мире) против 266,5 млрд баррелей у Саудовской Аравии (2-е место в мире) и 109,5 млрд баррелей у России (6-е место). Данные по Венесуэле включают 222,3 млрд баррелей тяжелой нефти пояса реки Ориноко. Данную нефть разбавляют легкими фракциями на НПЗ на голландских Антильских островах.

Как отмечает Алексей Сергеев, директор Департамента оценки и консультационных услуг российского офиса оценочной компании Swiss Appraisal, несмотря на столь богатые запасы нефти, добыча в Венесуэле стабильно падает. В 2016 г. добывалось 2,5 млн б/с, а к концу 2018 г. добыча снизилась до 1,1 млн б/с. Такое падение добычи негативно влияет на доходы правительства Николаса Мадуро. При нем ВВП страны сократился более чем на 25%, а гиперинфляция наблюдается уже не первый год.

Прохорова напоминает, что Венесуэла знала лучшие времена: в середине ХХ века ВВП страны рос примерно как сейчас в Китае — на 6% в год.

Резкое снижение нефтедобычи снизило и экспорт. Некогда крупнейший экспортер нефти в 2006 г. занимал 6-е место по нетто-объему экспорта. В 2018 г. поставки за рубеж составили примерно 1,24 млн б/с.

За последние 28 лет это минимальный объем экспорта, если учесть, что 96% доходов страны формируются за счет нефтяной отрасли.

«Тот факт, что страна с богатейшими запасами живет впроголодь, а цены за прошлый год выросли на 80000%, многих ставит в тупик. Но стоит вспомнить, что нефть еще нужно и добыть, и продать», — говорит Прохорова.

Генерал-майор командует «парадом»

Национализация нефтяной промышленности Венесуэлы произошла в 1976 г. Разведкой и добычей занимается государственная компания PDVSA («Петролес де Венесуэла») и иностранные нефтяники. В 2006 г. «Петролес» добывала 1,6 млн б/с.

Когда Министерство нефти и энергетики Венесуэлы, а также PDVSA в ноябре 2017 г. возглавил генерал-майор Национальной гвардии Мануэль Кеведо, он обещал искоренить коррупцию и поднять нефтедобычу до 2,6 б/с. Но через полгода добыча снизилась еще на четверть (на 450 тыс. б/с).

«После национализации нефтяной промышленности правительство Венесуэлы перестало платить за сервисное обслуживание компаниям Halliburton и Schlumberger, что привело к миллиардным долгам (только перед Schlumberger долг госкомпании PDVSA составил $1,2 млрд). Это фактически медленно сводит добычу на нет — денег на обслуживание старых месторождений у страны нет, на то, чтобы открывать новые, — тем более»,

— говорит Прохорова.

На этом фоне, отмечает Сергеев, менеджеры PDVSA начали массово покидать ее, воровство только возрастает, а работники требуют ухода Кеведо. Это требование поддерживают Китай и Россия — союзники Венесуэлы. Ситуация все больше заставляет нервничать компании Total и Chevron, работающие в стране. Chevron добывает в Венесуэле 50 тыс. б/с, но ее совместная нефтедобыча с PDVSA может достигать 150 тыс. б/с.

«На иностранные компании оказывается давление со стороны правительства Венесуэлы, а PDVSA находится под санкциями США.

Мадуро не в состоянии контролировать чиновников, которые выводят деньги за пределы страны через подставные фирмы. Партнеры по СП испытывают трудности в бизнесе или предпочитают уйти из страны»,

— говорит эксперт.

Генерал-майор Кеведо лоялен Мадуро, как и большинство членов руководящего состава PDVSA, но, как пишут СМИ, не имеет профессиональных знаний. Несмотря на это, недавно по специальному указу его полномочия стали шире, что позволило изменять контракты по собственному усмотрению. Так, два менеджера Chevron были обвинены в госизмене за отказ подписать контракты по завышенным расценкам и арестованы.

Вероятность дефолта страны растет

Дефолт по облигациям на сумму $70 млрд отрезал Венесуэлу от финансирования. Каракас перестал поддерживать такой союзник, как Пекин. Госбанки Китая в 2007-2016 гг. выделили Венесуэле в качестве кредитов под обеспечение нефтью более $60 млрд, но в 2018 г. в займах было отказано. Венесуэла задолжала Китаю $19 млрд, льготный период погашения которых истек в конце апреля 2018 г.

Помимо этого, говорит Сергеев, Венесуэла имеет долг перед Россией и «Роснефтью». Долг на 49% обеспечен акциями Citgo, нефтеперерабатывающего подразделения PDVSA в США.

«Для России влияние государственного переворота в Венесуэле пока оценивать сложно. Но, весьма вероятно, наша страна опять может потерять деньги: предварительный урон может составить порядка $6 млрд только за счет денег, о предоставлении которых договаривались в декабре 2018 г.»,

— комментирует Прохорова.

Кроме того, международная торговая палата в конце апреля 2018 г. вынесла решение в отношении Каракаса о необходимости выплатить $2 млрд ConocoPhillips за принудительную национализацию активов компании в 2007 г.

В начале лета 2018 г. PDVSA объявила о неспособности выполнить контрактные обязательства по поставкам нефти. Ее клиентами являются ЛУКОЙЛ, американские Chevron и Valero Energy, китайская CNPC и индийская Nayara Energy. Один из членов совета директоров PDVSA заявил о критических структурных проблемах, которые невозможно преодолеть за несколько недель, так как главная проблема — падение добычи ниже объемов, заложенных в контрактах.

«Для правительства Мадуро экономика не является важным фактором, но ему становится все сложнее применять необходимые ресурсы, тогда как США это дает понимание, как можно увеличить давление на Каракас»,

— комментирует Сергеев.

Эксперты сходятся во мнении, что ключевым испытанием для страны стали президентские выборы 20 мая 2018 г. Еще совсем недавно США, ЕС и 15 стран Латинской Америки заявили о нежелании признать их результаты, так как с единственным кандидатом от оппозиции победа Мадуро казалась всем очевидной. Но нынешний государственный переворот в Венесуэле с поддержкой США Хуана Гуайдо ситуацию кардинально меняет, правда в какую сторону, покажет время.

Мария Ромашкина