Страсбург может поделить претензии ЮКОСа на три

31 июля 2014, 10:44
Суд Страсбурга через три дня после 50-миллиардного вердикта Гаагского арбитража вынесет решение по иску ЮКОСа против России. Нефтяная компания ЮКОС и ее "дочки" изначально требовали в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) $98 млрд.

Суд Страсбурга через три дня после 50-миллиардного вердикта Гаагского арбитража вынесет решение по иску ЮКОСа против России. Нефтяная компания ЮКОС и ее "дочки" изначально требовали в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) $98 млрд. Сейчас источники, близкие к истцам, говорят, что рассчитывают на треть от заявленной суммы. Юристы скептичны: после решения трибунала Гааги компенсация от Страсбурга будет номинальной, и даже в этом случае Россия, скорее всего, откажется исполнять решение суда, воспользовавшись правом оспорить его в Большой палате ЕСПЧ.

На что жаловались

Иск акционеров ЮКОСа, решение о компенсации по которому будет вынесено в Страсбурге 31 июля, подавался в ЕСПЧ в апреле 2004 г. Руководители нефтяной компании Михаил Ходорковский и Платон Лебедев тогда уже находились в заключении, а ее иностранные акционеры основали в 2005 г. организацию Stichting Administratiekantoor Yukos International и возложили на нее обязанность выплачивать долги кредиторам ЮКОСа, а также защищать интересы компании в судах. Кроме того, на Stichting успели перевести зарубежные активы ЮКОСа - Yukos UK Limited /Великобритания/, Yukos CIS Investments Limited (Армения) и Yukos Finance BV (Нидерланды). Иск ЮКОСа в ЕСПЧ был поддержан заявлением от этих трех "дочек" еще до банкротства компании. Об этом сообщаетИТАР-ТАСС.

Жалоба в Страсбургский суд сосредоточена на утверждениях истцов об экспроприации имущества ЮКОСа правительством России, несправедливости судебного разбирательства, а также произвольном применении закона.

Юристы ЮКОСа заявляли о нарушении пяти статей Европейской конвенции по правам человека: о праве на справедливое судебное разбирательство, о гарантиях неприкосновенности частной собственности, о недискриминации, об обоснованном применении механизма ограничения в правах и о праве на справедливое возмещение ущерба в соответствие с 41 статьей Конвенции.

Жалобу приняли к рассмотрению по существу только в 2009 г. Основные слушания по иску проходили в 2010 г., а промежуточный вердикт был вынесен в сентябре 2011-го.

Разбирательство вела семерка судей ЕСПЧ под председательством греческого юриста Христоса Розакиса. В состав коллегии входил и судья от России - Андрей Бушев, завкафедры коммерческого права юрфака Санкт-Петербургского госуниверситета. Он отказался от комментариев до публикации решения суда.

Публикация запланирована на четверг в 12.00 по московскому времени, рассказал источник, знакомый с регламентом суда. "После оглашения постановления у сторон будет возможность по стандартной процедуре обжаловать вердикт в течение трех месяцев в Большой палате ЕСПЧ. После вступления решения в силу оно передается на контроль в Комитет министров Совета Европы", - пояснили в аппарате ЕСПЧ.

Что решил Страсбургский суд в 2011 г.

Дискриминации и неправомерного ограничения в правах в "деле ЮКОСа" не было, указано в промежуточном решении Страсбургского суда от 2011 г. А право на защиту частной собственности было нарушено частично. Судьи постановили, что часть налоговых проверок в 2000-2001 гг., по итогам которых ЮКОСу доначислялись налоги, прошла с нарушениями. Также суд установил факты нарушений прав на справедливое судебное разбирательство, так как у юристов компании было мало времени на ознакомление с претензиями и подготовку ответов для налоговиков, кроме того, применявшиеся в отношении ЮКОСа обеспечительные меры были жестче, чем требовал характер инкриминируемых правонарушений.

Комментируя в 2011 г. вердикт Страсбургского суда, в Минюсте России констатировали, что ЕСПЧ отверг обвинения в "репрессивном характере" преследования ЮКОСа.

Но решение о возможном нарушении прав обанкротившейся компании на справедливое возмещение ущерба и вообще о возможности применить эту статью Европейской конвенции к "делу ЮКОСа" в 2011 г. принято не было. Судьи признали, что поставленные "вопросы не готовы к вынесению вердикта". Именно на основании Европейской конвенции юристы истца требовали $98 млрд (более 81 млрд евро). Оценка ущерба включает не только заявленную стоимость эспроприированных, по утверждению истцов, активов, но и прогнозную недополученную прибыль.

Установив, что "дело ЮКОСа" в России не являлось политически мотивированным, а ЮКОС применял незаконные налоговые практики, ЕСПЧ не разрешил вопроса о компенсации, и теперь к нему возвращается, говорит управляющий партнер юридической компании Art de Lex Дмитрий Магоня.

41 статья Конвенции предусматривает передачу вопроса о выплате компенсаций на уровень ЕСПЧ только в том случае, если судьи признают, что национальное законодательство не оставляет истцам шанса на справедливое возмещение.

"При расчете компенсации суд обязан принимать во внимание обстоятельства и детали каждого рассматриваемого дела", - указано в руководстве для судей ЕСПЧ. В частности, компенсация может быть меньше доказанного ущерба, если суд установит, что частично этот ущерб обусловлен действиями самого истца. Кроме того, судьи при принятии решений должны учитывать состояние национальной экономики, юрисдикцию которой затрагивает разбирательство.

Россия будет относиться к решениям не как к юридическим, а как к политическим факторам

Одним из обстоятельств, на фоне которых ЕСПЧ принимал решение, стал вынесенный 18 июля и опубликованный в понедельник вердикт Гаагского трибунала, присудившего бывшим акционерам ЮКОСа $50 млрд.

Содержание этих исков примерно совпадает: ЮКОС и его акционеры утверждают, что налоговые претензии к компании необоснованны, применявшиеся схемы занижения налоговых ставок соответствовали действующему законодательству, а претензии к компании были политически мотивированы.

Но когда иск принимался к рассмотрению, Страсбургский суд решил, что заявления в Гаагу и в ЕСПЧ "не идентичны по существу", указано в материалах суда. В Гаагский трибунал обратились акционеры ЮКОСа, а в Страсбург - сама компания. Соответственно, стороны разбирательства не совпадают, решила семерка судей ЕСПЧ шестью голосами против одного.

Магоня согласен: субъектный состав заявителей по иску, рассмотренному в 2011 году в ЕСПЧ, и субъектный состав заявителей по иску в Гааге, не совпадают. "Но основания исков одни и те же: так называемая "экспроприация". Гипотетически может возникнуть конкуренция исполнительных производств, и действия по исполнению придется координировать", - предупреждает юрист.

По словам источника, знакомого с позицией акционеров ЮКОСа, истцы рассчитывают на взыскание в Страсбурге около $30 млрд. В этом случае общая сумма компенсации приблизилась бы к изначально заявлявшемуся ущербу по обоим искам - $98 млрд в Страсбурге и свыше $100 млрд в Гааге. Представитель Stichting отказался это комментировать до публикации вердикта.

По мнению экс-юриста ЮКОСа Дмитрия Гололобова, компенсация истцам по решению Европейского суда по правам человека едва ли будет сопоставима с вердиктом суда в Гааге."Она будет номинальной", - считает он.

"Речь не пойдет об удвоении сумм по исполнению решений судов Страсбурга и Гааги", - согласен Магоня. Но и в этом случае юрист скептичен в отношении перспектив исполнения обоих решений: "Очевидно, что решение Гааги и предполагаемое решение ЕСПЧ странно совпадают с ужесточением давления на Россию на международном уровне".

По его мнению, если политическая конъюнктура изменится в лучшую сторону, "вероятно, отпадет и значение упомянутых решений". "Если не изменится, Россия будет относиться к решениям не как к юридическим, а как к политическим факторам, и исполнять их не будет", - заключил Магоня.