Марина Цыганкова: Российский СПГ потеснил американские поставки в Европу

Интервью
Марина Цыганкова: Российский СПГ потеснил американские поставки в Европу
Марина Цыганкова: Российский СПГ потеснил американские поставки в Европу
31 января 2019, 17:30
Российский СПГ начал активно конкурировать с поставками СПГ из США, а осенью прошлого года даже чуть-чуть потеснил Катар по объемам поставок в Европу

Изменения на рынке сжиженного природного газа в Европе стали главной неожиданностью начала зимнего сезона 2018-2019 гг. С осени 2018 г. на европейских рынках отмечен рост поставок СПГ, достигших самого высокого уровня за последние 7 лет. Российский СПГ начал активно конкурировать с поставками СПГ из США, а осенью 2018 г. даже немного обогнал по объемам поставок в Европу и отраслевого лидера — Катар. О рыночных тенденциях порталу «Нефть и Капитал» рассказала Марина Цыганкова, старший аналитик по природному газу информационно-аналитической компании Refinitiv.

«НиК»: Что влияет на газовые цены в странах Евросоюза? Какие факторы и тренды определяют динамику спроса на газ?

— На стоимости газа, прежде всего, отражается соотношение спроса и предложения. Но газовые рынки не изолированы: на поставки влияют макроэкономические показатели, а также динамика цен на другие сырьевые товары. В ближайшей перспективе на европейских рынках мы прогнозируем рост спроса на природный газ. Добыча в Нидерландах падает, и в Европе есть возможность наращивания поставок как СПГ, так и по трубопроводам. Германия даже под давлением США продолжает поддерживать строительство российского газопровода «Северный поток – 2».

С ростом поставок СПГ европейские газовые рынки, которые ранее можно было охарактеризовать как изолированные, начинают все больше зависеть от глобальных трендов.

Если раньше ситуацию в ЕС определяла добыча в Нидерландах, поставки из Норвегии, России и Алжира, то сейчас на динамике импорта и ценах на газ отражается также спрос в Азии и объемы предложения СПГ со стороны Катара, США и России.

Нельзя не отметить влияние, оказываемое на газовые рынки изменениями котировок на сырьевые товары, прежде всего нефть, к стоимости которой привязаны многие контракты на поставки природного газа. На стоимости природного газа отражаются также цены на уголь и котировки квот на выбросы СО2, что связано с возможностью замещения угля газом при производстве электроэнергии. Падение цен на уголь снижает спрос на газ в электроэнергетике и наоборот. Уголь — «грязное» топливо с экологической точки зрения, за его использование нужно платить большую цену на выбросы, поэтому динамика цен на квоты эмиссии углекислого газа тоже важна.

В Северо-Западной Европе Россия остается главным поставщиком газа, обладая долей порядка 40% по результатам 2018 г.

На долю Норвегии приходится еще 35%. В Великобритании и Нидерландах отмечено сокращение производства газа. Если в последние годы падение добычи газа в Нидерландах в основном замещалось растущими поставками газа по трубопроводам из России, то в долгосрочной перспективе сокращение собственного производства в Европе откроет новые возможности для поставок СПГ. Ранее из-за растущих цен и высокого спроса в Азии основной прирост экспорта СПГ наблюдался на азиатских рынках.

Теплое начало зимы 2018-2019 гг. в АТР, высокий уровень запасов в газохранилищах стран региона, рост глобального предложения СПГ привели к падению цен на азиатских рынках. В связи с ростом цен на фрахтовые перевозки поставки в Европу стали выгоднее, так как для большинства производителей СПГ европейские рынки ближе азиатских. Удорожание ставок фрахта на газовозы, высокие транспортные издержки при поставках СПГ на удаленные азиатские рынки привели к выгодной альтернативе для производителей и трейдеров.

Осенью 2018 г. поставки СПГ в Европу стали прибыльными для большинства производителей.

Эти факторы стали причиной значительного прироста поставок СПГ в Европу. На газовых рынках этой зимой мы видим «медвежий» тренд в изменении газовых котировок. Стоимость газа падает из-за стабильно высокого предложения. Нельзя не отметить и негативую динамику на других сырьевых рынках в последние месяцы, прежде всего падение цен на нефть и уголь.

«НиК»: Как Вы оцениваете влияние климатических изменений?

— Погода и ее изменения — очень важный фактор, сказывающийся на волатильности котировок. В осенне-зимний период именно прогнозы погоды определяют рост и падение спроса на газовых рынках. Например, февраль и март 2018 г. были одними из самых холодных в Европе за несколько лет наблюдений, что привело к быстрому истощению запасов в газовых хранилищах. К апрелю 2018 г. уровень их заполнения оценивался как критический, что привело к увеличению спроса на газ.

В октябре — ноябре 2018 г. в Европе наблюдался всплеск поставок СПГ. Одним из главных факторов стало теплое начало зимы в Азии, в результате цены на СПГ в АТР упали.

Рост поставок СПГ на европейские рынки снижает риск резкого сокращения запасов, как это ранее наблюдалось в периоды холодной погоды.

Дополнительные возможности для роста поставок природного газа открывает переход к газу с угля при производстве электроэнергии в Европе. В 2018 г. Россия наращивала экспорт СПГ в Европу, а с середины осени 2018 г. даже незначительно обошла по объемам поставок Катар, долгое время являвшийся лидером по поставкам СПГ в регион. Количество вводимых в строй заводов по производству СПГ продолжает расти. В России досрочно запустили 3-ю линию проекта «Ямал СПГ», новые мощности по сжижению вводятся в США и Австралии.

«НиК»: Что Вы думаете о ситуации с поставками газа по трубопроводам? Какие изменения прогнозируются в долгосрочной перспективе?

— Среди крупнейших поставщиков природного газа в европейские страны — Россия, Норвегия, Нидерланды и Великобритания. Как я уже отмечала, добыча природного газа в Нидерландах существенно сократилась и будет падать в ближайшие годы. Из-за регулярных землетрясений в районе месторождения Гронинген правительство ввело квоты на добычу на этом крупнейшем европейском газовом активе. Ограничения будут расти с каждым годом, а объемы извлекаемого на месторождении газа — сокращаться. К 2030 г. голландцы собираются полностью остановить там добычу. В стране есть лоббистские группы, выступающие за скорейшую остановку добычу на Гронингене.

Но немедленно прекратить добычу нельзя: у Нидерландов и компаний, работающих на месторождении, есть обязательства поставок по долгосрочным контрактам. Кроме того, при быстрой остановке неизбежно встанет вопрос энергетической безопасности.

Главная проблема, которую придется решать европейским потребителям, заключается в ответе на вопрос, чьи поставки смогут заменить голландскую добычу.

У Норвегии есть потенциал роста производства, но небольшой. В конце декабря 2018 г. норвежцы ввели в строй крупное месторождение Aasta Hansteen, которое с выходом на проектную мощность станет четвертым по извлекаемым объемам активом на континентальном шельфе страны. Но большая часть добываемого газа на Aasta Hansteen лишь компенсирует естественный спад производства на зрелых месторождениях. До конца 2019 г. в стране планируется запуск еще двух крупных газовых проектов, но объемы добычи на них будут меньше, чем на Aasta Hansteen. У Великобритании потенциал роста производства, по моему мнению, ограничен.

В последние годы замещать падение добычи газа в Европе в основном удавалось России. Но без дальнейшего развития трубопроводных поставок российского газа нарастить поставки не удастся. Рост трубопроводного экспорта в Европу возможен при реализации проектов «Северный поток – 2» и «Турецкий поток». Еще есть, конечно, перспектива увеличения экспорта российского газа через поставки на европейские рынки СПГ. НОВАТЭК и «Газпром» планируют новые проекты по производству СПГ.

Но в ближайшие годы, если строительство «Северного потока – 2» будет заблокировано, мы, скорее всего, увидим резкий рост поставок американского СПГ.

«Газпром» сейчас самый крупный поставщик газа в Европе. Запуск «Северного потока – 2» еще больше увеличит рыночную долю России. Кроме того, этот трубопроводный проект угрожает наращиванию поставок СПГ из США, поэтому мы и наблюдаем давление со стороны американских властей на Германию, активно поддерживающую российский проект. Без украинского транзита «Газпрому» в ближайшие годы не обойтись — прежде всего, в моменты проведения ремонтных работ на существующих газопроводах, а также в периоды пиковых нагрузок в холодное время года, когда спрос на газ резко растет.

Если же Россия захочет полностью избавится от украинского транзита, ключевую роль может сыграть и трубопроводный проект «Турецкий поток», особенно вторая его нитка, предназначенная для поставок за пределы Турции — в страны Южной Европы.

Среди других важных для европейских рынков трубопроводных проектов хотелось бы упомянуть строительство Baltic Pipeline — газопровода из Норвегии в Польшу. Введение в строй проекта запланировано уже на 2020 г. Этот газопровод должен помочь Польше отказаться от поставок российского газа, когда закончится действие долгосрочных договоренностей в рамках ранее подписанных между Россией и Польшей контрактов.

«НиК»: Что не так с поставками СПГ на европейские рынки? Почему в Европе такой профицит регазификационных мощностей?

— Действительно, в Европе в 2010-х гг. наблюдался значительный рост регазификационных мощностей. Например, в 2011 г. в Голландии появился терминал «Гейт», в 2014 г. регазификационные мощности были построены в литовской Клайпеде. В 2016 г. открылся дополнительный терминал во французском Дюнкерке, в том же году в строй введен терминал Свиноуйсьце в Польше.

Проекты потребовали крупных капитальных вложений, решения по строительству терминалов принимались за несколько лет до запуска. В случае с такими проектами всегда есть риск изменения конъюнктуры. Что и произошло в Европе с регазификационными мощностями, в значительных объемах оставшимися невостребованными.

Одним из наиболее важных факторов стала авария в 2011 г. на АЭС в японской Фукусиме, в результате чего власти закрыли ряд АЭС, а поставки СПГ в Японию резко выросли. Переход от угольной генерации к природному газу при производстве электроэнергии в Китае привел к росту спроса на СПГ на 40% за последние два года. Поставки СПГ, которые могли бы прийти в Европу, были направлены в АТР, где цены оказались выше.

Поставки СПГ в Азию оказались гораздо более прибыльными, чем в ЕС.

Но, как я уже говорила, ситуация начала меняться с осени 2018 г. Цены на СПГ в Азии с начала этого зимнего сезона падают. На это повлиял целый ряд факторов: мягкая зима, высокий уровень запасов в азиатских газохранилищах, резкий прирост глобального производства СПГ (новые проекты в США, Австралии, России), удорожание фрахтовых перевозок. Будем наблюдать, как изменится ситуация в ближайшие годы. На загрузку европейских регазификационных терминалов может повлиять строительство газопровода «Северный поток – 2», дальнейшее развитие спроса в странах АТР, рост спроса на газ в Европе. Еще одним важным аспектом существования избыточных регазификационных мощностей в европейских странах является диверсификация поставок: создание возможностей покупки газа не у одного или двух, а у гораздо большего числа поставщиков, а также попытка снижения рыночной доли России на газовых рынках Европы.

Беседовала Мария Кутузова

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter