Сергей Комышан: Мы непременно найдем потребителя, если будем эффективны
Интервью

Сергей Комышан: Мы непременно найдем потребителя, если будем эффективны

27 февраля, 14:20
Компетенции и интересы СИБУРа сосредоточены в сегменте глубокой переработки и ориентированы на импортозамещение, но на внешних рынках компания конкурентна, рассказал член правления — исполнительный директор ООО «СИБУР»

О перспективах расширения присутствия российской нефтехимии на зарубежных рынках, новых проектах СИБУРа в России, взаимодействии с государством и участии в нацпроектах «Нефти и Капиталу» рассказал член правления — исполнительный директор ООО «СИБУР» Сергей Комышан.

«НиК»: С чем связана недавняя продажа двух предприятий «Татнефти», какие еще планируются изменения в структуре активов?

— Наш стратегический подход не меняется: компания ориентируется на повышение операционной эффективности и развитие основной деятельности, при этом мы постоянно рассматриваем возможность по оптимизации портфеля активов.

Продажа тольяттинских предприятий соответствует приоритетам развития бизнеса СИБУРа. Мы запустили производство бутилкаучука в Индии, расширяем производство в Воронеже, в том числе за счет сырья — бутадиена. Вес и география каучукового направления в структуре бизнеса компании не первый год эволюционирует в основном потому, что другие бизнесы активнее растут за счет крупных инвестиций. Кроме того, у компании появились более эффективные мощности по каучукам с точки зрения географии наших сырьевых потоков и рынков сбыта. Коллегам из «Татнефти» же тольяттинское производство интересно для укрепления сырьевой базы при производстве шин.

Теперь что касается возможности других изменений. СИБУР всегда предпочитал расти через органическое развитие. Если говорить про создание полимерных проектов глобальной мощности, то сейчас мы сконцентрированы на запуске «ЗапСибНефтехима» и проработке возможностей реализации Амурского ГХК. В направлении среднетоннажной высокомаржинальной химии для внутреннего и экспортного рынка построили производство ДОТФ, строим МАН и СБС, прорабатываем проект по спецпластификаторам.

Все эти проекты вносят прямой вклад в развитие несырьевой экономики и рост несырьевого экспорта.

А на внешнем рынке изучаем возможность участия в СП в Саудовской Аравии и перспективы совместного с Sinopec проекта в Китае.

«НиК»: Как будет строиться взаимодействие с «Газпромом», будет ли оно заключаться только в поставке сырья на АГХК либо планируются другие виды взаимодействия? Каков текущий план действий по проекту?

— «Газпром» — наш давний партнер во многих долгосрочных проектах, и у нас отлаженное системное взаимодействие. Прежде всего, он наш контрагент по сырьевому обеспечению, поставщик сырья для наших предприятий в Западной Сибири, которое мы перерабатываем в полимеры и другие продукты. «Газпром» будет поставщиком сырья и на Амурский ГХК. Мы заключили контракт на поставку порядка 2 млн тонн этановой фракции в год. Также по условиям предварительного договора предполагается, что «Газпром» будет ежегодно дополнительно поставлять суммарно 1,5 млн тонн СУГ и этановой фракции. Это важное соглашение открывает нам возможности расширить проектные мощности АГХК с 1,5 млн тонн полиэтилена до примерно 2,3 млн тонн полиэтилена и 400 тыс. тонн полипропилена в год.

Также мы рассматриваем варианты партнерства по возможной реализации еще ряда проектов. 3 октября на Петербургском международном газовом форуме мы подписали с «Газпромом» дорожные карты по сотрудничеству при реализации крупных инвестпроектов в газопереработке и газохимии. В частности, начата проработка технико-экономического анализа транспортировки этансодержащего газа месторождений Надым-Пур-Тазовского региона и строительства газоперерабатывающего завода в Республике Татарстан. Также будут проведены диагностические работы, инженерные изыскания и подготовлена оценка стоимости завершения строительства, необходимая для запуска Новоуренгойского газохимического комплекса в Ямало-Ненецком автономном округе.

Наконец, мы сотрудничаем и в области использования экологичного газомоторного топлива.

«Газпром» должен уже в 2020 году реализовать пилотный проект по строительству газозаправочной станции в Тобольске — на нашей ключевой производственной площадке. Оценив этот опыт, мы поймем, в каком направлении двигаться дальше в нашем взаимодействии.

«НиК»: Планирует ли компания в ближайшие годы заметно увеличивать долговую нагрузку, учитывая ее традиционно низкий уровень?

— Мы стремимся поддерживать стабильный уровень ликвидности. У нас есть кредитные линии, открытые под гарантии ЭКА, и срочные кредитные линии, которые мы используем для финансирования «ЗапСибНефтехима». Все это помогает в большей степени сосредоточиться на оптимизации нашего кредитного портфеля с точки зрения размера, валюты и сроков погашения. Коэффициент долговой нагрузки у нас порядка 2,1 (по итогам 9 месяцев года).

Ну, а после пуска «ЗапСибНефтехима» мы начнем получать положительный финансовый эффект. Пик погашений по кредитам, связанным с «ЗапСибом», сглажен так, чтобы в случае принятия решения по реализации Амурского ГХК и строительства масштабного проекта финансовая нагрузка на компанию была сбалансирована.

«НиК»: В какой степени участие ФНБ в финансировании проекта «ЗапСибНефтехим» повысило возможности СИБУРа по привлечению средств от аналогичных структур? Существуют ли планы работы с суверенными фондами за пределами России (например, в Китае)?

— До того, как одним из кредиторов по проекту «ЗапСибНефтехим» стал ФНБ, уже была проделана очень большая работа по созданию пула европейских агентств и банков. Привлечение их средств — кстати, на условиях процентной ставки более низкой, чем кредит ФНБ, — в значительной степени доказало состоятельность проекта, позволило вовлечь в него и государственное финансирование. А вовсе не наоборот. Поэтому главным условием интереса таких структур, как ФНБ, помимо вклада в развитие страны или региона, всегда является экономическая состоятельность проекта.

Что же до планов работы с иностранными суверенными фондами, то мы всегда внимательно следим за рынком и не исключаем никаких возможностей.

«НиК»: Планирует ли компания развивать собственную сырьевую базу при наличии привлекательных добычных активов для приобретения?

— Наши компетенции и наш интерес — в сегменте глубокой переработки. Добыча — это совершенно другая бизнес-модель. Мы не планируем переходить к ней, нас вполне устраивает формат долгосрочных партнерств, как партнерство с «Газпромом», о котором я уже говорил.

«НиК»: Появились ли определенные планы касательно IPO компании?

— Наш основной акционер Леонид Михельсон неоднократно отмечал, что видит СИБУР публичной компанией. Так что перспектива IPO никуда не исчезла, компания к процедуре готова.

Однако окончательное решение акционеры примут, когда поймут, что рыночные и другие условия сложились благоприятным образом.

«НиК»: В какой степени планы развития СИБУРа ориентированы на интеграционные проекты, такие как ЕАЭС и «Один пояс — один путь»? Созданы ли в рамках этих инициатив привлекательные возможности для инвесторов в сфере нефтегазохимии?

— Ориентированы, и в значительной мере. КНР — перспективный рынок для наращивания экспорта российской нефтехимии. За последние 10 лет химический рынок Китая вырос более чем в 3,5 раза, составив свыше $1,5 трлн, или почти 40% мирового потребления. Доля нефтегазохимии в ВВП Поднебесной — более 13%. Мы прорабатываем проект Амурского ГХК, в том числе рассчитывая на этот огромный рынок.

При этом Китай исчерпал возможности модели быстрого роста, ему нужны новые ресурсы для поддержания экономической стабильности. Одним из таких инструментов является инициатива «Один пояс — один путь». Сегодня уже можно увидеть первые результаты этой программы. В конце апреля 2019 года Китай подписал соглашения о сотрудничестве в рамках инициативы со 126 странами и 29 международными организациями. По оценкам китайских экспертов, к концу прошлого года товарооборот между КНР и странами, присоединившимися к инициативе, превысил $6 трлн. Значительный вклад в программу вносит Фонд Шелкового пути, один из наших акционеров, привлекший внешние инвестиции в инфраструктуру, энергетику, индустриализацию и финансовое сотрудничество.

В основе нашего сотрудничества с Фондом Шелкового пути лежит проработка направлений возможного совместного инвестирования в нефтехимические проекты в Центральной Азии, на Ближнем Востоке и в некоторых других регионах.

«НиК»: Каковы первые производственные результаты, достигнутые на «ЗапСибНефтехиме»? Каким потребителям выполнены или запланированы первые отгрузки продукции?

— Сейчас завершается пусконаладка, первые объемы продукции тестируются нами совместно с потребителями. Ключевые установки уже работают, идет стабилизация работы оборудования комплекса по всей длине производственной цепочки, так что считать сейчас тонны или называть конкретных заказчиков преждевременно.

«НиК»: Как в настоящий момент выглядит сбытовая стратегия «ЗапСибНефтехима»? Какие наиболее принципиальные изменения вносились в нее в процессе строительства предприятия?

— Приоритетным рынком для нас остается отечественный.

Мы изначально видели «ЗапСибНефтехим» как импортозамещающее производство.

Что же до экспортных рынков, то в первую очередь это Европа (где страны давно не инвестируют в производство нефтехимической продукции, поскольку у них нет доступного сырья), Турция и Китай. Прогнозные темпы роста потребления в сегментах ПП и ПЭ до 2025 года по-прежнему опережают темпы роста мирового ВВП. И значит, Азия будет значительно опережать прочие рынки по объему потребления, темпам роста и дефициту предложения.

Если говорить про дилемму «спот или длинные контракты», не то чтобы мы стратегически ориентировались на спот-контракты, но сейчас это более очевидное решение и для нас, и для потребителей. Идет тестирование первых партий продукции: мы смотрим, нуждается ли что-то в корректировке, а наши клиенты определяются со своими предпочтениями. Когда комплекс выйдет на стандартный режим, тогда доля долгосрочных контрактов, безусловно, вырастет.

«НиК»: Какое воздействие на перспективы сбыта продукции «ЗапСибНефтехима», по Вашему мнению, оказывает значительное замедление российской и мировой экономики, а также продолжающийся спад доходов населения России? В какой степени эти процессы влияют на рентабельность проекта?

— Глобальный рынок полимеров имеет огромную емкость. Мы спокойно на нем разместимся. Рост мирового рынка ПЭ и ПП составляет в среднем 6 млн тонн в год, при этом мощность «ЗапСибНефтехима» — только 2 млн тонн. И даже в том случае, если темпы роста полимерного рынка снизятся, мы входим в первую четверть наиболее эффективных производителей в своем сегменте. Так что мы непременно найдем потребителя, если будем эффективны.

«НиК»: Как вы видите внутрироссийский и экспортные рынки полимеров с учетом внешнеэкономических факторов? Будет ли в связи с этим компания менять каким-либо образом свою стратегию производственную и сбытовую?

— Рынок продукции, которую мы производим, глобальный, и его конъюнктура определяется целым рядом факторов, в частности спросом на нашу продукцию. Мы, безусловно, внимательно следим за развитием торговой войны между США и Китаем. Понятно, что любые новые ограничения создают для рынка, в том числе и нефтехимического, новые сложности. Однако СИБУР уже занял нишу поставщика полипропилена и полиэтилена в Китай. А с пуском «ЗапСибНефтехима» значимость наших поставок еще возрастет: две марки полиэтилена, которые будут производиться в Тобольске, предназначены для реализации исключительно на китайском рынке. Будем использовать возрастающий потенциал китайского рынка на фоне позитивной динамики спроса.

Если говорить про рынок России, то у него, безусловно, серьезный потенциал долгосрочного роста. На темпы этого роста могут влиять разные обстоятельства. Например, само по себе появление таких крупных производств полимеров стимулирует переработку, развитие среднего и малого бизнеса по производству полимерных изделий. Мы видели этот эффект на примере других проектов, которые запускали ранее.

«НиК»: Требуется ли вам поддержка государства и для каких проектов? Каких льгот вы ожидаете? Влияет ли на вашу деятельность завершение налогового маневра и каким образом?

— Государство — это в первую очередь арбитр. И мы ждем от него помощи в выравнивании условий игры для переработчиков СУГ, этана и нафты.

Сегодня для сырья разных видов действует разное государственное регулирование. У нас, к сожалению, сейчас так сложилось, что тонну этилена можно произвести из одного сырья на $200 дешевле, чем из другого. Потому что для одного сырья существует льгота, а для другого — нет. И это неправильно.

При этом можно стимулировать объемы производства СУГ и этана, тем самым вовлечь в переработку дополнительно 5–7 млн тонн сырья.

Напомню, что мощность Амурского ГХК зависит именно от решения государства по обратному акцизу на СУГ. Если будет принято положительное решение, то появится мощнейшее в мире интегрированное производство базовых полимеров.

«НиК»: Планируете ли вы приобретать активы за рубежом или реализовывать совместные зарубежные проекты?

— Мы уже реализовали проект в Индии по бутилкаучуку: завод мощностью 120 тыс. тонн в год построен, получаем первую продукцию. В будущем году должны быть запущены мощности по производству галобутилкаучука — до 60 тыс. тонн в год из общего объема.

Индия — привлекательное направление для инвестирования с учетом растущего спроса на синтетический каучук, хорошего инвестиционного климата в определенных штатах, развитой инфраструктуры и доступности сырья.

Параллельно обсуждаем проекты в Китае и Саудовской Аравии. При этом мы занимаем во многом уникальную нишу экспортера не сырья, а технологий. То есть выступаем как лицензиар. Этот подход кажется нам наиболее эффективным с точки зрения долгосрочной стратегии. В нашем портфеле есть ряд востребованных на мировом рынке технологий.

«НиК»: Насколько существенны протекционистские барьеры при продвижении продукции «ЗапСибНефтехима» на внешних рынках? Какие меры, на Ваш взгляд, должны быть предприняты для их ослабления? Какую роль в этом должны играть институты поддержки экспортеров, такие как Российский экспортный центр?

— С точки зрения продвижения продукции «ЗапСибНефтехима» мы, на самом деле, не видим особых проблем на экспортном направлении. Что касается продвижения нашей основной продукции, то здесь мы договорились с Российским экспортным центром о стимулировании несырьевого экспорта и совместном продвижении на иностранные рынки. На ВЭФе Дмитрий Конов и глава РЭЦ Андрей Слепнев подписали соглашение о сотрудничестве. Его основной пункт — это кредитно-страховая поддержка крупных проектов компании с экспортной составляющей. Среди инструментов поддержки — субсидирование процентной ставки, транспортных расходов на экспорт и кредитно-страховая поддержка.

В частности, речь идет об экспортной поддержке строящегося производства термоэластопластов (СБС-полимеров) для дорожного строительства, кровельной отрасли и других сфер, а также строящегося производства МАН для медицины, топливной, упаковочной и других отраслей.

«НиК»: Какова текущая логистическая модель «ЗапСибНефтехима»? Является ли она окончательно утвержденной? Каковы наиболее значительные проблемы с логистической инфраструктурой, которые необходимо решать в ближайшие несколько лет?

— Основных логистических моделей две. Для внутреннего рынка мы совместно с нашим партером немецкой логистической компанией Karl Schmidt построили логистический хаб в Калужской области. Он будет производить расфасовку и хранение полимеров для их последующей дистрибуции в центральной России. Продукция из Тобольска будет доставляться в хаб насыпью в контейнерах по железной дороге, а затем отгружаться клиентам уже автомобильным транспортом.

Если же говорить об экспортном канале продаж, то основной моделью остается поставка продукции в морских контейнерах. Речь о мультимодальной перевозке, когда контейнер сперва перевозится по железной дороге, затем морем, а последняя доставка осуществляется клиенту автомобилем.

Логистические проблемы, конечно, есть, но мы находим пути их решения для удобства наших клиентов. Я бы обозначил два момента.

Во-первых, Тобольск географически расположен достаточно далеко от морских портов, а это подразумевает дополнительные затраты на доставку контейнеров под погрузку. Для минимизации этих расходов мы работаем с крупнейшими российскими и международными контейнерными операторами, такими как «Трансконтейнер», и морскими линиями Maersk, MSC и другими. Также мы рассматриваем сухопутные каналы поставок в Китай, которые могут оказаться привлекательными для отдельных регионов потребления.

Вторым вызовом является развитие доставки продукции полимеровозами, когда продукт перевозится в автоцистернах. Подобный вид доставки широко распространен в Европе и дает возможность экономить на затратах, связанных с запасами и упаковкой.

«НиК»: Есть ли сегодня реальные признаки того, что появление «ЗапСибНефтехима» и других полимерных проектов стимулирует значительный приток инвестиций в полимерные производства высоких переделов? Достаточные ли меры господдержки принимаются для массового появления таких предприятий?

— После запуска «Тобольск-полимера» мы увидели резкий рост спроса на ПП в России. Так что реальные признаки есть.

Что касается мер господдержки, то здесь важно в целом создавать комфортные условия работы для малого и среднего бизнеса, которым, как правило, является переработчик. Одним из ключевых является вопрос доступного банковского кредитования бизнеса.

Если говорить про специфические для отрасли моменты, то сейчас проблемой при оценке будущих производств является отсутствие российского оборудования для переработки пластика.

А ведь обеспечение запчастями и технический сервис можно сделать существенно дешевле при локализации производства. На наш взгляд, требуется проработка механизма субсидирования и регулирования ввозных пошлин на такое оборудование. А задачей будущего, и не самого далекого, которая могла бы способствовать росту возможностей отрасли, видится выполнение качественных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию современных российских образцов оборудования для переработки.

«НиК»: Какое участие СИБУР, в частности «ЗапСибНефтехим», рассчитывает принять в реализации нацпроектов?

— СИБУР строит и запускает нефтехимические производства глобальной мощности, которые существенно влияют на рост глубокой переработки углеводородного сырья в России и рост экспорта продуктов этой переработки. Например, реализация проекта «ЗапСибНефтехим» обеспечит значительный вклад в достижение целевых показателей объема несырьевого неэнергетического экспорта — как раз в рамках реализации национальных проектов. Так, в 2020 году вклад «ЗапСибНефтехима» в достижение планового показателя годового увеличения несырьевого экспорта по сравнению с 2019 годом составит около 20%, что обеспечит практически 100% планового годового роста экспорта продукции химической/нефтехимической продукции. Ежегодный экспорт продукции комплекса может достигать 140 млрд руб.

Наш следующий глобальный проект, АГХК, также видится как большой вклад в развитие российского несырьевого экспорта. Как и развитие высокотехнологичной специальной химии, о которой я упоминал в начале разговора. Здесь требуется сфокусироваться на собственной науке, чтобы создавать новые технологии. В противном случае будет гораздо меньше возможностей реализовывать новые инвестиционные проекты, тем более в национальных масштабах.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter