Евгений Аркуша: АЗС по цене металлолома

Интервью
Евгений Аркуша: АЗС по цене металлолома
Евгений Аркуша: АЗС по цене металлолома
26 мая, 20:07
Пик спроса на ГСМ всегда приходит неожиданно, поэтому практически каждый летний сезон начинается с тяжелых размышлений о топливном рынке.

Почему из года в год продажи ГСМ в России постоянно теряют свою рыночную привлекательность, а топливный рынок грозит обзавестись худшими чертами социалистического способа распределения товаров, «НиК» спросил у главы Российского топливного союза (РТС) Евгения Аркуши.

«НиК»: Вы написали письмо вице-премьеру Александру Новаку, в чем была главная причина вашего обращения в правительство?

— Письмо было о том, что розничный сектор системы нефтепродуктообеспечения не может постоянно работать в условиях диспаритета оптовых и розничных цен, когда доходность АЗС находится ниже минимально необходимой для покрытия операционных расходов, обслуживания кредитов, уплаты налогов и т. д., что особенно катастрофически проявляется для независимых АЗС.

В письме обосновывается необходимость насыщения внутреннего рынка для снижения оптовых цен и недопущения роста розничных цен выше инфляции с соответствующими предложениями.

«НиК»: Вы считаете, что дальше ситуация на топливном рынке будет ухудшаться?

— В ближайшее время спрос на топливо будет расти очень активно. Летом с учетом начала отпускного периода, развития внутреннего туризма, который сейчас активно субсидируется, а также с учетом пандемии, заставившей людей больше использовать личный транспорт, объемы потребления топлива могут увеличиться еще на 10-20%. Причем идет существенный перекос по структуре потребления в сторону АИ-95. Например, по сравнению с 2019 годом спрос на эту марку бензина вырос на 15-20%. В различных регионах структура потребления бензинов АИ-92 и АИ-95 меняется от 60% к 40% до 40% к 60% соответственно. Однако структура производства этих марок топлива остается в пропорции примерно 65% к 35% и не успевает отслеживать быстро меняющий спрос. К сожалению, это объективный фактор.

Правительственные меры в виде корректировки демпфера, введения понятий равномерности и регулярности, изменения нормативов продаж по совместному приказу ФАС и Минэнерго и по постановлению правительства № 669, безусловно, принесли положительные плоды. Сейчас мы видим рост производства и биржевых продаж, но этого явно недостаточно. Ведь если растут цены, то по закону рынка баланс спроса и предложения нарушен. Поэтому присутствует необходимость повышения предложения на рынке.

С середины декабря 2020 года по сегодняшний день оптовые цены выросли больше чем на 25%, а розница выросла примерно на 3,5%. Конечно, это привело к усугублению ценового диспаритета. Более того, в таких условиях розница работает, начиная с 2011 года.

Однако все это время в среднем по году заправки выходили на вполне терпимые экономические показатели. Традиционно зимой, в период падения спроса у розницы шли накопления товарных и финансовых ресурсов. В этом году этого, к сожалению, не случилось. Многократно и РТС, и представители нефтяных компаний доказывали, что минимальная маржинальная доходность в розничном бизнесе должна соответствовать 10-12% от розничной цены, только в этом случае АЗС смогут обеспечит покрытие эксплуатационных расходов, налогов, кредитов. К сожалению, весь этот год маржинальная доходность розницы была существенно ниже этих цифр, а в ряде регионов, например, на Дальнем Востоке, в Сибири даже отрицательной, т. е. оптовые цены превышали розничные.

«НиК»: В чем суть проблемы современного топливного рынка России?

— Основная проблема внутреннего рынка в downstream состоит в том, что оптовый и розничные сектора этого рынка работают в принципиально разных экономических условиях.

Оптовый сектор имеет олигопольный характер, работает в рыночных условиях, и оптовые цены на любые виды моторных топлив привязаны к экспортному паритету. В то же время розничный сектор характеризуется высокой степенью конкуренции, но рост розничных цен ограничивается уровнем инфляции. Формально розничные цены не регулируются, но нефтяные компании в соответствии с достигнутыми соглашениями выдерживают данные показатели роста розничных цен на своих АЗС, и в силу законов конкуренции независимые АЗС вынуждены держать примерно такие же розничные цены.

Учитывая, что существует незыблемый закон торговли, который заключается в том, что товар всегда идет туда, где на него выше цена, государству приходится вводить методы экономического регулирования для обеспечения производителям топлива премиальности внутреннего рынка по отношению к экспорту. Если еще несколько лет назад это обеспечивалось достаточно высокими экспортными пошлинами с привязкой курса рубля к ценам на нефть на внешнем рынке, то в настоящее время в условиях действия налогового маневра и существующих принципов формирования валютного курса рубля приходится вводить «ручное регулирование». Так, в 2018 году вынужденно использовался именно этот инструмент, сегодня эту роль выполняет так называемый демпфер.

Необходимо отметить, что налоговый маневр в его первоначальном виде предполагал увеличение налогов на добычу и при этом снижение экспортных пошлин. Но для того чтобы не допустить роста внутренних цен в связи с ростом налоговой составляющей, изначально было принято решение параллельно с увеличением НДПИ снижать акцизы.

Если бы налоговый маневр был реализован так, как задумывался, акцизы были бы сегодня не выше 5 тысяч рублей за тонну и проблем с диспаритетом, скорее всего, не было бы.

Но, к сожалению, за все время проведения налогового маневра акцизы ни разу не снижались. Более того, они индексируются каждый год и продолжают повышаться и дальше.

Демпфер, введенный в 2019 году, по сути, реализовал первоначальный вариант налогового маневра и обеспечивает для тех объемов моторного топлива, которые поставляются на внутренний рынок, изменение налоговой нагрузки на нефтяные компании в зависимости от изменения экспортного паритета для сдерживания роста оптовых цен. При этом демпфер рассчитывается по итогам налогового периода, он не влияет в моменте прямо на оптовые цены, да и параметры расчета этого демпфера таковы, что их приходится менять в зависимости от изменения ситуации на рынке.

Выполнение по сути правильного политического решения о недопустимости роста розничных цен на моторное топливо выше уровня инфляции, к сожалению, влечет за собой использование не всегда эффективных мер методов ручного, а зачастую и административного регулирования и приводит к тому, с чего мы начали, — к диспаритету оптовых и розничных цен.

«НиК»: Как реагирует топливный рынок на постоянные ухудшения экономической ситуации?

— Независимый розничный рынок постоянно сжимается. Яркий пример — Санкт-Петербург, где практически не осталось независимых трейдеров. Но это ликвидный регион, где с удовольствием нефтяные компании покупают заправки. Есть и многие другие территории страны, где заправки просто закрываются. Это существенно снижает конкуренцию и развитие отрасли и к тому же приводит к большой социальной напряженности: люди теряют работу, появляются целые районы, в которых отсутствуют АЗС. В них автовладельцам приходится ездить заправляться за 100 км. Это оказывает негативное влияние на настроение людей. А впереди у нас выборы!

Сейчас правительство озаботилось вопросом газификации регионов — все увлеченно занимаются этим вопросом. Но может сложиться ситуация, при которой в России будут целые районы, где не останется автозаправочных станций. Нефтяные компании работают только в тех местах, где обеспечивается определенная эффективность продаж. Частные АЗС могли работать и при небольшом спросе в труднодоступных районах, но сейчас они вынуждены закрываться. В Хабаровском крае практически не осталось независимой розницы, закрываются АЗС на Дальнем Востоке, на Алтае, да и во многих других регионах, где нефтяные компании в силу разных причин отказывают независимым трейдерам в покупке необходимых объемов топлива по паритетным ценам.

Кроме того, из-за сокращения рентабельности продаж возникают большие кредиторские проблемы. Банки очень внимательно следят за возможностью погашения кредитов. В нынешней ситуации снижения рентабельности продаж, низкой маржинальной доходности розничного бизнеса растут проценты по кредитам, резко снижается стоимость залога. Работающая заправка оценивается как металлолом. Ситуация для независимой розницы на сегодняшний день критическая, и, по сути, наше письмо говорит именно об этом, а не о дефиците, о котором стали писать СМИ, а также сделало свои заявления Минэнерго. Хотя, конечно, признаки нехватки товара в оптовом звене все-таки на рынке присутствуют

«НиК»: Что вы предлагаете для улучшения ситуации на рынке?

— В письме есть ряд предложений по улучшению ситуации на рынке. По нашему мнению, во-первых, необходимо обеспечить увеличение производства в связи с изменяющимся спросом. В нефтяных компаниях, конечно, также хорошо следят за изменением структуры внутреннего потребления топлива, но процесс изменения производственных планов очень инерционен. Тем не менее, хочу подчеркнуть, что необходимо добиться роста производства в соответствии с возрастающим спросом.

Во-вторых, возможно, потребуется закрытие экспорта. Это старая тема, об этом говорят давно. Наше предложение заключается в ограничении экспорта на определенный период. Мы предложили это сделать до 1 октября, чтобы стабилизировать ситуацию за счет тех объемов, которые будут перенаправлены с экспорта на внутренний рынок. Я понимаю, что это предложение неоднозначное, тем не менее в 2018 году данная мера помогла рынку. К тому же в правительстве уже подготовлены документы для осуществления данной меры.

В-третьих, необходимо увеличить нормативы продаж по совместному приказу и, соответственно, по постановлению правительства № 669. Мы это предлагали еще в январе. По нашему мнению, нормативы продаж на бирже по бензину должны увеличится с нынешних 11% до 15%.

Стоит подчеркнуть, что в настоящее время на бирже суммарно всеми компаниями реализуется больше 15%. Но при этом половину всего объема выставляет на торги одна компания — это «Роснефть».

Она продает существенного больше норматива. Перевыполняют нормативы по продажам и заводы «Газпрома», хотя у них наблюдается большая волатильность по объемам. А остальные компании продают строго по нормативу. В результате если «Роснефть» немного снижает объемы продаж на бирже, цены начинают расти. Неоднократно биржа в своих информационно-аналитических материалах делала выводы, что как только общий объем продаж падает ниже 15% от объема производства, цены начинают ползти вверх.

Мы понимаем, что сейчас высокая социальная ответственность ложится на одну компанию, и в целях снижения волатильности цены эту социальную ответственность необходимо распространить и на все остальные российские нефтяные компании, которые обязаны выставлять свои объемы топлива на биржевые торги. Мы неоднократно высказывали данное предложение, но в Минэнерго его считают несвоевременным.

Есть еще один важный вопрос — это учет объемов, которые приобретаются в интересах нефтяных компаний или аффилированных с ними структур через третьих лиц. Сейчас принята норма, которая гласит, что данные объемы не должны учитываться при оценке выполнения норматива. Но контроль за ее выполнением, к сожалению, просто отсутствует. Рынок эти покупки не видит. Они глубоко спрятаны в биржевых торгах, в реквизитах отгрузки. Поэтому такие покупки продолжают существовать, и они достаточно объемные. Если компания продает товар на бирже, выполняя нормативы, и в то же время в ее интересах в этот же день на бирже покупается определенный объем и поставляется на ее же нефтебазы, то в конечном итоге указанный объем просто изымается с рынка. И это тоже влияет на цены. Мы считаем, что контроль за подобными торгами должен быть реализован.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter