Марк Калмыков: Независимость от России невыгодна Белоруссии
Интервью

Марк Калмыков: Независимость от России невыгодна Белоруссии

26 апреля 2019, 14:27Текст: Екатерина Дейнего
Однако ситуационно остановка нефтепровода «Дружба» выгодна Белоруссии: она помогает Минску в переговорах и давлении на Москву

Российско-белорусские торговые отношения переживают не лучшие времена. Официальный Минск укоряет Москву, что из-за российского налогового маневра в нефтегазовой отрасли белорусский бюджет за 6 лет потеряет огромную сумму — около $10 млрд, так как НПЗ страны перестанут получать беспошлинную российскую нефть и будут вынуждены приобретать ее по ценам мирового рынка. В связи с этим руководство республики рассчитывало получить от России некие компенсационные механизмы. В российском правительстве указывают, что изменение налогового законодательства — внутреннее дело, компенсировать потери другого государства от роста стоимости нефти в планы кабинета министров России не входит.

Об истории нефтегазовых отношений Москвы и Минска, а также вариантах их дальнейшего развития «НиК» расспросил политолога Марка Калмыкова.

«НиК»: Кто был инициатором столь «высоких» отношений России и Белоруссии в нефтегазовой сфере (поставка на белорусские НПЗ российской нефти, не облагаемой экспортными пошлинами)?

— Идеи Таможенного союза, стратегически открывшего Белоруссии «кран», восходят к середине 1990-х гг., то есть это еще ельцинский период. В разное время приходилось слышать мнения и видеть документы, связывающие лоббирование темы «беспошлинных» энергоносителей с Виктором Степановичем Черномырдиным и Евгением Максимовичем Примаковым — при всей их несхожести. Однако были и серьезные заинтересованные лица в других странах будущего союза, не только в Белоруссии и России. Идея «слегка отреставрировать» советские схемы взаимодействия между регионами витала в воздухе. На тот период и до середины 2010-х гг. экономика союза была, так или иначе, выгодна всем его участникам. Со временем ситуация ухудшилась, ее пытались исправить в апреле 2017 г. Тогда появилась схема «перетаможки», в том числе усилиями «белорусского лобби», которое сейчас понемногу удаляется из большого бизнеса и властных структур. Но ситуация опять изменилась.

Россию, судя по политическим решениям и действиям «Транснефти», «перетаможка» уже не полностью устраивает.

«НиК»: Было ли это изначально выгодно России с экономической точки зрения?

— Сложно здесь отделить политику от экономики и сферу энергоносителей от других статей дохода и расхода. Даже если цифры говорят о некоторых убытках российской стороны именно в нефтяной сфере, как измерить пользу для России от союза (в частности, с Белоруссией) в принципе? Я придерживаюсь того мнения, что в целом механизмы беспошлинной поставки нефти в Белоруссию примерно до 2013 г. были выгодны России и политически, и экономически: больше плюсов от союзного государства в орбите нашей страны. То, что в 2015 г. стали заметны признаки явного недовольства Москвы этим сотрудничеством (речь не только о нефти, но и о других товарах: можно вспомнить запрет на поставку белорусского мяса, который объясняли самыми разными и, к сожалению, далекими от действительности причинами), говорит о том, что условное сальдо стало складываться не в пользу «беспошлинной дружбы».

«НиК»: Россия собирается прекратить экспорт нефти и нефтепродуктов на Украину, сможет ли Минск занять украинский рынок?

— Маловероятно, что Минску позволят массово продавать именно нефть. Скорее всего, речь все-таки пойдет о каких-то объемах, незначительных в сравнении с нуждами Украины. Однако стоимость этой нефти окажется завышена, как и в ряде случаев с реэкспортом энергоносителей из Европы.

Возможность же продажи нефтепродуктов, произведенных как в России, так и в Белоруссии из отечественной нефти, «через Минск», судя по всему, будет связана с политикой и действиями нового президента Украины.

В целом сбыт нефтепродуктов нужен России и выгоден большим компаниям нефтегазовой сферы, но, если политический вектор будет направлен на дальнейшее ухудшение и «пробивание очередного дна» в отношениях, продолжение провокаций вокруг Крыма и войны на Донбассе с опасностью превращения ее в глобальный конфликт, запрет на продажу нефтепродуктов сохранится. В том числе и через Белоруссию. Увидеть результаты этого политического и экономического процесса можно будет осенью, перед наступлением холодов.

«НиК»: Каким образом Россия способна помешать белорусскому реэкспорту нефтепродуктов на Украину?

— Россия сохраняет экономические и политические рычаги давления на страну, и, как мы видим, механизмы Таможенного союза ей в этом не очень мешают. Циничная экономика: белорусские товары востребованы в первую очередь в России, интегрировать Белоруссию с Западом без разрушения сегодняшних институтов власти невозможно, да и очередная транзитная и аграрная страна из Восточной Европы в Евросоюзе, вероятно, не очень нужна. Таким образом, при сохранении существующего строя Белоруссия будет фактически оставаться — как бы это ни задевало местное руководство — «младшим братом», которому можно в случае необходимости что-то запретить.

«НиК»: Россия ввела налоговый маневр в нефтегазовой отрасли, и Белоруссия после 2024 г. будет получать российскую нефть по мировым ценам. Как приспособятся к этой ситуации НПЗ страны?

— Приспосабливаться придется потребителям продукции НПЗ. Одно из самых вероятных последствий — в Белоруссии отчасти закончится «социалистический рай» в смысле низких цен на топливо, а население наглядно увидит, что такое европейский уровень цен на них. В дальнейшем можно прогнозировать и рост стоимости производимых товаров. Однако я предполагаю, что к осени, перед активными сельскохозяйственными работами, Белоруссии будут поставлять дешевую нефть или компенсировать потери. И в целом переход на мировые цены будут так или иначе сглаживать.

«НиК»: Переживет ли бюджет Белоруссии российский налоговый маневр?

— Своего рода «паразитирование» на российской нефтегазовой сфере — это не единственная, хотя и важная, статья дохода белорусской экономики, заложенная со времен создания ТС и «оплачиваемая» другими экономическими и политическими услугами. В налоговом маневре приятного для Белоруссии мало, но к краху экономики он не приведет. К тому же Россия, вероятно, не будет критически усугублять экономические проблемы соседа ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе. Можно предположить, что периодически страна будет получать нефть или топливо по «внутренним» ценам или на условиях частичной компенсации для сельского хозяйства.

«НиК»: Есть ли возможность у Минска получить экономическую независимость от Москвы?

— До сегодняшнего дня этого не удалось сделать и Украине, несмотря на уплаченную страшную цену, а она была куда менее зависима от России. Независимость от России невыгодна Белоруссии даже с учетом перспективных «удушающих» мер в ближайшие годы.

«НиК»: Как Вы относитесь к ситуации, складывающейся вокруг нефтепровода «Дружба», и к заявлениям Александра Лукашенко о возможности перекрытия транзита российской нефти?

— Александр Лукашенко известен решительностью, упорством, экстравагантными политическими шагами и своего рода самодурством (впрочем, во многом просчитанным и работающим на имидж «сильного» руководителя), но до последнего момента он не предпринимал действий, которые могут закончиться его отрешением от власти — в результате ли «голодных бунтов», «майдана» или по другой причине.

Ситуационно остановка нефтепровода «Дружба» выгодна Белоруссии. Она помогает Минску в переговорах и давлении на Москву, открывает ряд возможностей в данном направлении.

При этом Лукашенко избавлен от необходимости принимать самостоятельно такое опасное для отношений с Россией решение. Но если блокировка под каким-либо предлогом сохранится, это нанесет удар в первую очередь по экономике и интересам Белоруссии. Исчезнет возможность торговаться по поводу продажи нефтепродуктов на Украину и получать доход от транзита нефти, который для Белоруссии важнее, чем для России. Рискует развалиться и схема «перетаможки», которая также наполняет белорусский бюджет и питает местный крупный бизнес.

«НиК»: Может ли белорусский президент предпринять иные действия, которые бы отразились на российском нефтегазовом экспорте?

— Теоретически такие инструменты есть, начиная с дальнейших угроз перекрыть нефтепровод и заканчивая «запрещенной» торговлей нефтепродуктами с Украиной.

Можно некоторое время покупать нефть в других странах, хоть это, как в случае с Венесуэлой, невыгодно. На практике эти меры опаснее и вреднее для самой Белоруссии, чем для России.

Нужна ли Лукашенко такая суицидальная атака на российскую экономику?

«НиК»: Насколько это будет болезненным для российского экспорта?

— В условиях санкций каждый укус неприятен, но пока, на мой взгляд, серьезный вред не просматривается.

«НиК»: Почему Лукашенко противится объединению Белоруссии с Россией?

— «Нежелание объединиться» и разговоры о том, что страну тянут под крыло более сильного соседа похожи скорее на вполне законные попытки получить условия получше. Другое дело — действительно ли Белоруссию зовут объединяться.

«НиК»: Нужно ли это объединение России с экономической точки зрения?

— Очевидно, подробности и точные параметры работы белорусской экономики в России досконально неизвестны. Такой союз в некотором смысле подобен покупке или поглощению крупной компании: аудит показывает одни цифры, однако после сделки начинают всплывать неприятные истории с частными договоренностями, залогами, скрытыми долгами и неэффективной работой некоторых подразделений. С точки зрения нефтегазового комплекса объединение было бы однозначно интересным и нужным, но есть же и другие сферы.

«НиК»: Повторит ли Лукашенко судьбу Януковича?

— Насколько можно видеть, Лукашенко, в отличие от Януковича, стремится управлять Белоруссией «вечно», передав власть некоей полностью управляемой и близкой фигуре. В действиях же Януковича и его окружения было заметно желание снять все возможные сливки и получить дивиденды в ближайшие же годы президентства, пускай и ценой дальнейших политических проблем. Кроме того, в критической ситуации Лукашенко не должна быть свойственна нерешительность и излишнее доверие статусным западным переговорщикам. С другой стороны, масштабы атаки на режим Януковича оказались для России если не неожиданными, то как минимум недооцененными. Возможно, в РФ (в том числе и экспертное сообщество, СМИ) не до конца понимают внутреннюю ситуацию в Белоруссии и не осознают полностью объем будущих проблем.

«НиК»: Насколько сильны антироссийские настроения в Белоруссии? Будет ли Запад вкладываться в раскачивание ситуации в этой стране?

— Белоруссия — максимально закрытая с точки зрения стороннего изучения общественного мнения страна. Известно, что некие элементы если не антироссийской, то националистической пропаганды уже внедряются как в государственную пропаганду, так и в школьную программу. Насколько это опасно, пока непонятно. Бизнес-сообщество, образованная аудитория — пророссийские (как из деловых, так и культурных, религиозных, национальных и исторических соображений).

Что же касается широкой аудитории, то ее настроения, как мы могли видеть на недавних примерах, «настраиваются» на нужную волну в течение 1–2 лет.

Непонятно, почему Запад не вкладывается активно в ситуацию в Белоруссии. Несколько лет назад информационную атаку, связанную с влиянием в соцсетях, Белоруссии удалось отбить. Почему не предпринимались всерьез другие попытки? «Фронда» в СМИ существует, но насколько она сильна — загадка. Возможно, режим Лукашенко представляется слишком устойчивым и проще подождать, пока он сменится естественным путем и появится новый, более договороспособный лидер. А возможно, из России просто не видны некоторые события, происходящие в белорусском информационном поле и настроениях общества.

Беседовала Екатерина Дейнего

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter