Политические риски газового рынка

Интервью
Политические риски газового рынка
Политические риски газового рынка
26 января 2018, 16:23Текст: Мария КутузоваФото: Андрей БелыйАндрей Белый
Рекордный рост экспорта российского газа на европейские рынки стал одним из ключевых трендов 2017 года.

«Газпром» обеспечивает сегодня порядка трети всех потребностей в газе в Европе. Однако новый трубопроводный проект российской компании – «Северный поток-2» – столкнулся с серьезным политическим противостоянием, начались поставки в европейские страны сжиженного природного газа (СПГ) из Соединенных Штатов.

Свое видение того, как сейчас развивается ситуация на главном для «Газпрома» рынке, рассказал Андрей Белый, один из ведущих экспертов в области европейских газовых рынков, приглашенный профессор Университета Восточной Финляндии.

«НиК»: Как сейчас развивается европейский газовый рынок? Прогнозируется ли рост спроса в странах ЕС?

– На газовых рынках Европы наблюдается коррекция цен. Стоимость газа на хабах Великобритании и Нидерландов держится на уровне $7 за миллион британских тепловых единиц (МБТЭ). Корректировка связана с растущим потреблением газа в Европе. В 2017 году темпы прироста спроса на природный газ составляли в среднем 5-8% в квартал. Это совершенно иная динамика по сравнению с той, которую мы наблюдали в 2013-2015 годах. После кризиса и долгой стагнации вновь появилась положительная динамика. Газ все меньше застаивается в газохранилищах. Структурные изменения в спросе на природный газ затрагивают и транспортный сектор, в котором стали использовать газ, в том числе сжиженный природный газ. К этому стоит добавить оптимизм, проявляемый в отношении перспектив развития экономики стран ЕС.

Скачок спроса на газ наблюдается в Европе далеко не впервые. Однако ранее рост в газовой отрасли происходил в условиях рынков со слабой конкуренцией и стимулировался в основном вертикально интегрированными компаниями. Сейчас все больше компаний выходят на газовый рынок. Время контрактных обязательств сокращается. Развивается рынок газотранспортных мощностей. Так, в 2017 году в Европе вошли в силу последние поправки в сетевые кодексы по управлению мощностями. Такая система позволяет торговать действующими мощностями, используя систему аукционов, а для новых мощностей предлагается отдельный режим, позволяющий долгосрочное бронирование и уход от механизма аукционов. Рынок доступа к мощностям быстро развивается в Западной и Центральной Европе. Все больше игроков готовы бронировать мощности для новых поставок. Причем сначала бронируется мощность на платформе (например, Prisma), а затем заключается сделка на хабе (например, TTF, Нидерланды).

Интересно, что конкурентная среда не всегда приводит к росту транзакций на хабах. Несмотря на то, что за последний год число компаний-поставщиков выросло, динамика на ряде хабов ЕС остается невысокой.

Дело в том, что как хаб, так и платформа для бронирования мощности используются как виртуальная платформа, что схоже, например, с интернет-площадками для бронирования отелей. Однако стагнация на ряде европейских хабов не отражает в целом ситуацию с развитием конкурентной среды. Так, количество транзакций на хабах, а также двусторонних сделок выросло на 400% в период с 2011 года по 2016 год. Цена газа на TTF становится главным индикатором для определения стоимости газа в ЕС. В 2016-2017 годах свыше двух третьих объемов проданного газа на европейских рынках были индексированы ценой на нидерландском хабе, даже если газ и продавался на другой площадке. Из-за выхода Великобритании из ЕС часть торгов газом переместилась из британского NBP на TTF.

Brexit негативно отразится на статистике ликвидности газовых хабов ЕС, поскольку британский NBP остается крупнейшим хабом в Европе.

После выхода Великобритании из Евросоюза TTF фактически станет единственным ликвидным европейским хабом.

Европейские газовые хабы. Источник: odnako.org

«НиК»: Как Вы оцениваете перспективы «Газпрома» в Европе?

– В 2017 году «Газпром» экспортировал рекордные объемы топлива. В последние годы российская компания начала адаптироваться к новым реалиям на рынках. Индексация на хабах, отход от запрета на перепродажу – все это играет на руку тем, кто желает покупать российский газ. Однако резкого увеличения поставок в перспективе тоже не стоит ожидать. Экономика ЕС стала менее энергоемкой. Рост спроса на газ происходит медленнее, чем развивается европейская экономика. Поддержка возобновляемой энергетики существенна, а прерывистость поставок от возобновляемых источников энергии замещается больше углем, чем газом.

«НиК»: Каковы перспективы роста добычи и производства сланцевого газа в США?

– У сланцевого газа в Соединенных Штатах большие перспективы на мировых рынках, особенно когда цена на газ на американских хабах превышает $3 за МБТЕ. У него очень гибкая, «непотопляемая» структура производства. Когда цены на газ низкие, инвесторы перестают вкладывать в развитие добычи; когда стоимость газа растет, наблюдается положительная динамика. Необходимо учесть, что новая налоговая реформа в США, а также сокращение полномочий и финансирования Агентства по охране окружающей среды будут способствовать росту производства сланцевого газа и положительно скажутся на местных производителях. Весной 2017 года администрация Трампа даже заявляла о возможности прекращения работы агентства, поскольку оно мешает работать бизнесу и приводит к дополнительным издержкам. Но пока дело ограничилось сменой руководства. Кроме того, администрация Трампа поставила цель облегчить процедуру проверки влияния проектов на окружающую среду, что благоприятно скажется на инвестиционном климате в сырьевых отраслях, а не на природоохранном регулировании.

Значительная часть производимого в США сжиженного природного газа экспортируется в настоящее время на азиатские рынки: в Японию, Южную Корею. Можно также отметить поставки американского сжиженного газа в Пакистан.

Что касается европейских стран, поток СПГ из Соединенных Штатов в первую очередь идет в Великобританию и Нидерланды, где расположены крупнейшие газовые хабы в Европе.

Небольшие объемы американского сжиженного природного газа были отправлены в Италию и на Мальту, а также в другие страны.

«НиК»: Как Вы оцениваете потенциал России на мировом рынке СПГ?

– Российская Федерация пока отстает от ведущих производителей сжиженного природного газа. Зависимость от внешних технологий и капитала, а также высокие инвестиционные риски от зарубежных компаний приводят к тому, что проектов просто мало. Существует и непрямой эффект от санкций, проявляющийся, в частности, в высоком уровне недоверия к российским партнерам.

Да, сейчас много говорится о проектах НОВАТЭКа на Ямале. Безусловно, это грандиозные арктические проекты. Но следуя логике западных партнеров компании, реализация «Ямала СПГ» началась до введения санкций, поэтому Total так смело поддерживает его дальнейшее развитие. Однако в новые проекты НОВАТЭКа, в частности «Арктик СПГ-2», будет сложно привлечь новых инвесторов.

Получается так, что российские компании, имеющие право на экспорт СПГ, в настоящее время либо подпадают под прямые санкции, либо имеют негативный имидж в западном политическом мире.

Кроме того, недостаточная либерализация экспорта сжиженного природного газа в России серьезно ограничивает возможности страны на мировых рынках СПГ.

«НиК»: Как развиваются инфраструктурные проекты поставок СПГ на европейские рынки?

– Строительство новых терминалов по регазификации сжиженного природного газа в ЕС затягивается, некоторые проекты отложены на неопределенный срок. Дело в том, что постепенно теряется смысл в сооружении крупных стационарных терминалов. С развитием систем плавучих хранилищ по регазификации появилась возможность поставок СПГ, используя менее капиталоемкие проекты. Развиваются новые сегменты – например, транспортировки сжиженного природного газа контейнерами до точки поставки, где производится регазификация. Современные контейнеры позволяют хранить СПГ в течение 110 дней. Кроме того, есть возможность выполнять их поставку любым видом транспорта. Пока контейнерная поставка обходится дороже, чем транспорт сжиженного природного газа на танкере-газовозе.

Однако использование контейнеров устраняет необходимость реализации крупного инфраструктурного проекта по сооружению регазификационного терминала, исключает выплату налога на регазификацию импортируемого газа.

Кроме того, такая форма поставок выгодна для регионов, слишком удаленных для сетевого транспорта газа. ЕС активно поддерживает такие формы транспортировки газа, альтернативные трубопроводной. Для этого есть даже соответствующая директива от 2014 года.

Спрос на СПГ в Европе будет расти, а вот использование крупных терминалов – нет. В последние годы получили развитие, прежде всего, малотоннажные проекты СПГ, в том числе строительство хранилищ и бункеровочных терминалов. Именно в этих сегментах наблюдается рост спроса на газ.

«НиК»: Какова Ваша оценка перспектив реализации проекта «Северный поток-2»?

– Хотелось бы отметить, что в ЕС существуют две критические позиции относительно этого трубопроводного проекта «Газпрома». Одна из них полагает, что «Северный поток-2» вообще не должен существовать, так как он создает риски для энергетической безопасности европейских стран. Вторая гласит, что если «Газпром» примет все правила ЕС по доступу к трубопроводу третьих сторон, то «Северный поток-2» может быть построен. То есть, даже если «Газпром» согласится на доступ третьей стороны с территории России, точки входа в трубопровод, первая когорта критиков никуда не исчезнет.

Далее мы наблюдаем попытку ЕС распространить европейское законодательство за пределы юрисдикции Евросоюза. Согласно новым поправкам 2017 года, от консорциума, реализующего «Северный поток-2», требуется предоставить право доступа третьей стороне на входе в трубу. Функционирование инфраструктуры, расположенной за пределами ЕС (а также за пределами территориальных вод Евросоюза), не может регулироваться европейским законодательством. Такие поправки вносят взрывоопасные изменения в юрисдикцию Евросоюза, создают существенные сложности в регулировании в самой Европе, провоцируют новые правовые конфликты.

Это означает, что существует политическая подоплека воспрепятствования реализации «Северного потока-2».

Вопрос о том, будет принята такая поправка или нет, остается пока открытым.

Андрей Белый. Биографическая справка.

Андрей Белый - приглашенный профессор Университета Восточной Финляндии. Старший эксперт проекта Финской Академии по теме «Влияние сланцевой революции в США на энергетическую политику и рынки ЕС». Автор монографии «Трансграничные газовые рынки и европейско-российские энергетические отношения» (Transnational Gas Markets and Euro-Russian Energy Relations).

Беседовала Мария Кутузова

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter