Эксперт: «Северный поток-2» выгоден самим европейцам, потому что поможет снизить цены на газ

Интервью
Эксперт: «Северный поток-2» выгоден самим европейцам, потому что поможет снизить цены на газ
Эксперт: «Северный поток-2» выгоден самим европейцам, потому что поможет снизить цены на газ
13 октября, 13:16Текст: Михаил Вакилян / ИРТТЭКФото: Nord Stream 2 / Igor Kuznetsov / nord-stream2.com
Какие последствия для Европы повлечет запуск «Северного потока-2», рассказала эксперт по европейской энергетике и член Экспертного совета ИРТТЭК Мадалина Сису Викари

О том, каких последствий для Европы стоит ожидать после запуска «Северного потока-2» и что об этом думают в Европе, рассказала эксперт по европейской энергетике и член Экспертного совета Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) Мадалина Сису Викари.

— Быстрое одобрение «Северного потока — 2» уравновесит цены на газ в Европе, заявляет Россия. Как открытие такого масштабного проекта скажется на ценах на газ в Европе?

— Опасения по поводу европейского газового кризиса ощутимы и вызваны целым рядом факторов. Среди наиболее важных можно отметить резкий рост цен на газ в Европе. За последние 50 дней цены на TTF выросли на 75%, а общие базовые цены на газ в Европе выросли более чем на 250% с января 2021 года. Также отметим резкий рост европейских цен на уголь и электроэнергию. Растущие цены на углерод в Европе подтолкнули цены на уголь, а еще больше на электроэнергию: контракты на 2022 год достигли €105 за мегаватт-час в Германии, €109 во Франции, €112 в Великобритании.

Быстрое утверждение проекта «Северный поток-2» может повлиять на цены на газ в Европе, так как он может частично ослабить дефицит поставок газа.

Это также может повысить уровень заполнения хранилищ, особенно в странах, которые в большей степени зависят от поставок российского газа и/или в которых «Газпром» играет важную роль в секторе переработки и сбыта.

Тем не менее утверждение «Северного потока-2» будет проходить по очень четкой схеме, в которой участвуют немецкий регулятор BNetzA и Европейская комиссия и которая может занять до 8 месяцев. Таким образом, утверждение газопровода не произойдет в этом году.

— Украина, которая выступает в качестве основного транзитного маршрута для российского газа, идущего в Европу, решительно выступает против «Северного потока-2». Что ожидает теперь эту страну?

— В декабре 2019 года по итогам политических переговоров между Россией, Украиной и Европейской комиссией Москва и Киев согласовали протокол, определяющий порядок транзита российского газа через Украину в Европу с 2020 по 2024 год. Контракт предусматривал транзит 65 млрд кубометров газа в год в 2020 году и 40 млрд кубометров в год с 2021 по 2024 год по принципу «бери или плати», при этом плата за транзит взимается в размере забронированной мощности, независимо от объема прокачки.

По условиям транзитного соглашения «Газпрома» с «Нафтогазом» на 2020–2024 годы, доходы Украины от транзита составили не менее $2 млрд в 2020 году и установлены на уровне $1,27 млрд/год в 2021–2024 годах. В соглашении есть пункт, позволяющий продлить его еще на 10 лет.

В рамках соглашения между США и Германией, которое позволило отменить американские санкции в отношении «Северного потока-2», Вашингтон получил согласие Берлина на принятие мер для того, чтобы Россия в будущем полностью не перекрыла транзит через Украину, а также предоставила финансовые гарантии Киеву для компенсации транзитных доходов, которые он может потерять из-за перенаправления поставок по «Северному потоку-2».

— Какие объемы газа может получить Украина после 2024 года?

— Все будет зависеть от рыночного спроса и политического регулирования ЕС. Решение Европейского суда от июля 2021 года по газопроводу OPAL отклонило апелляцию Германии, поэтому почти 12,3 млрд кубометров в год остаются за «Газпромом», 6,4 млрд кубометров за E.ON и 4,5 млрд кубометров за Gascade.

«Газпром» может сохранить возможность доступа к 100% этих мощностей при условии, что он реализует программу по выпуску около 3 млрд кубометров своего газа на открытый рынок, чего компания до сих пор избегала.

До окончательного решения Европейского суда «Газпром» в основном мог компенсировать влияние этого решения на поставки и продажи за счет перенаправления потоков из газопровода «Северный поток-1» мощностью 55 млрд куб. м/год на короткий участок газопровода NEL мощностью 20 млрд куб. м/год, а затем на линию EUGAL мощностью 55 млрд куб. м, которая идет параллельно OPAL.

— А как новый проект может сказаться на положении «Газпрома»?

— Применение Третьего энергетического пакета к «Северному потоку-2» также может снизить некоторые объемы поставок «Газпрома». Кроме того, существует вероятность, что противник газопровода будет подавать судебные иски с целью дальнейшего уменьшения объемов газа, приходящихся на долю «Газпрома» по «Северному потоку-2».

Таким образом, при отсутствии резких изменений в рыночном спросе на газ в ЕС и с учетом вышеуказанных регулятивных последствий, объем газа может составить около 30 млрд кубометров. По всей видимости, будет сложно одновременно запустить «Северный поток-1» и «Северный поток-2» на полную мощность, что, в свою очередь, может потребовать от «Газпрома» продолжения поставок газа через Украину. Тем не менее уместно отметить, что транзитная схема после 2024 года будет иметь и геополитические последствия.

— Минэнерго России должно подготовить отчет о возможности экспорта «Роснефтью» природного газа в Европу по новому газопроводу «Северный поток-2». Как открытие проекта скажется на энергетической конкуренции в самой России?

— Российское правительство вроде бы разрешило «Роснефти» экспортировать газ «в качестве эксперимента», 10 млрд кубометров газа в год через агентское соглашение с «Газпромом». Но окончательное решение должен принять президент Владимир Путин.

Экспортные поставки «Роснефти» могут помочь решить для «Северного потока-2» проблему доступа третьих сторон, которая связана с необходимостью соответствия газопровода Третьему энергопакету ЕС.

Но они не повлияют ни на монопольный статус «Газпрома» в области экспорта газа, ни на изменение этого статуса в ближайшем будущем. Конкретное изменение, которое произойдет, заключается в том, что НДПИ на экспорт газа «Роснефти» может быть заключен на основе спотовых цен, что может повлечь за собой долгосрочные риски из-за волатильности рынков.

На данном этапе это основные результаты, касающиеся российского энергетического рынка и, в значительной степени, самой конкуренции: впервые появилась возможность экспорта газа не «Газпромом», а другой компанией (однако монопольный статус «Газпрома» останется нетронутым), и НДПИ может быть заключен по спотовым ценам. Далее только время покажет, приведет ли экспорт газа «Роснефти» к росту российской энергетической конкуренции и повлечет ли некие проблемы для «Газпрома».

— Критики говорят, что Европа теперь будет полностью зависеть от российского газа. Насколько, на ваш взгляд, это правда?

— Следует проводить различие между европейским рынком и рынком ЕС. Первый включает также рынок Турции. Согласно недавнему исследованию Оксфордского института энергетических исследований (Oxford Institute for Energy Studies, OIES), общая доля России на европейском газовом рынке росла в течение 2015–2019 годов, достигнув своего пика в 2018 году, когда доля «Газпрома» в европейском потреблении газа составила 36,6%, а общая доля российского газа (трубопроводного и СПГ вместе взятых) — 39%. В 2020 году под влиянием пандемических ограничений и снижения потребления газа доля рынка «Газпрома» в Европе снизилась до 32,4%, а общая доля российского газа в Европе составила 35,3%.

Что касается рынка ЕС, то, по данным Европейской комиссии, доля России в общем объеме импорта газа (трубопроводного и СПГ вместе взятых) составила 48%, при этом доля российского трубопроводного газа в общем объеме импорта газа в ЕС составила 43%.

— А если говорить конкретнее именно про СПГ?

— Россия становится важным игроком в европейском импорте СПГ, а не только в традиционных поставках трубопроводного газа. Россия пытается сохранить свою долю рынка с помощью конкурентной экспортной стратегии, которая включает контрольные показатели ЕС в формулу формирования контрактной цены, как для трубопроводного газа, так и для СПГ.

В итоге рыночное влияние России сохраняется. Более того, на определение доли России на рынке повлияют разные факторы, например, будущая растущая зависимость ЕС от импорта газа, обусловленная будущим сокращением собственной добычи газа. В 2020 году добыча газа в ЕС составит 54,4 млрд кубометров по сравнению с 70 млрд кубометров в 2019 году. Также повлияет будущий переход с угля на газ.

— Джо Байден после прихода к власти, можно сказать, позволил достроить «Северный поток-2», на который накладывал санкции Дональд Трамп. Насколько сильно пострадают американские газовые компании в результате?

— Учитывая напряженность на мировых рынках газа и растущий спрос на газ (из Азии в Европу и Латинскую Америку), что привело к сильному скачку мировых цен на газ, а также то, что в настоящее время рынки в основном хотят больше газа, не ожидается, что «Северный поток-2» повлияет на долю рынка американских СПГ-компаний в Европе в краткосрочной перспективе. В будущем газ будет самым быстрорастущим ископаемым топливом. Это единственное ископаемое топливо, рост которого ожидается после 2030 года.

СПГ ожидает еще больший рост, обусловленный экологическими целями, особенно в тех регионах или странах, где проводится амбициозная политика в области изменения климата.

— Скажется ли открытие потока на кошельке обычных европейских потребителей? Какие преимущества для самой Европы несет открытие «Северного потока-2»?

— Даже производители удобрений пострадали от повышения цен на газ, поскольку газ является ключевым элементом в производстве аммиака, который используется в производстве мочевины и диаммонийфосфата (DAP).

Противники проекта утверждают, что газопровод значительно усилит не только стратегическое доминирование России на газовых рынках ЕС, но и ее геополитическое влияние и, следовательно, рычаги воздействия. Геополитические последствия проекта были открыто признаны даже представителями Германии, включая бывшего канцлера Ангелу Меркель.

В то же время сторонники проекта утверждают, что трубопровод повысит общую энергетическую безопасность Европы.

Спрос на газ в Европе находится на пятилетнем максимуме, европейские цены на газ резко выросли, сильная конкуренция на мировых рынках за привлечение грузов СПГ, механизмы перехода на уголь и газ в электроэнергетике изжили себя. При всех этих факторах дополнительные поставки по газопроводу «Северный поток-2» снимут некоторые опасения рынков по поводу газового кризиса и, следовательно, помогут снизить высокие цены на газ.

По крайней мере в краткосрочной перспективе поставки по газопроводу «Северный поток-2», вероятно, повлияют на ежемесячные счета обычных европейских потребителей и тех европейских корпоративных секторов, включая неинтегрированных поставщиков энергии, чьи цепочки поставок пострадали от повышения цен на газ.

Беседовал Михаил Вакилян, зарубежный корреспондент ИРТТЭК

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter