Владислав Зотов: Трудовые конфликты чаще происходят в небольших компаниях
Интервью

Владислав Зотов: Трудовые конфликты чаще происходят в небольших компаниях

13 сентября 2019, 13:59Текст: Екатерина Дейнего
Чаще всего это нефтесервисные компании, где нет профсоюзной организации

В последние годы нефтегазовая отрасль выполняет роль главного драйвера российской экономики. Она не только является бюджетообразующей, но и обеспечивает работой значительный сектор промышленности страны. От добычи нефти и газа зависят многие северные регионы, развитие Северного морского пути и освоение Арктики. Одним словом, российская нефтегазовая отрасль надежно охраняет экономические интересы России. О том, как защищаются права самих нефтяников и газовиков, а также всех специалистов, от работы которых непосредственно зависит благосостояние большинства россиян, «НиК» расспросил заместителя председателя Общероссийского профессионального союза работников нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства Владислава Владимировича Зотова.

«НиК»: В 2018 г. в России прошла пенсионная реформа. Затронула ли она интересы работников нефтегазовой отрасли (изменение пенсионного возраста, социальные льготы, северные выплаты)?

— На самом деле, никакой пенсионной реформы не было — произошло повышение возраста выхода на пенсию. Ведь пенсионная реформа подразумевает изменение всего спектра механизмов социального обеспечения, а мы не увидели каких-либо кардинальных изменений принципов и подходов. Затронуло ли изменение пенсионного возраста работников отрасли? Несомненно, напрямую и косвенно, как, впрочем, и всех граждан страны. Во-первых, возросла нагрузка на рынок труда в отрасли, а количество выпускников технических отраслевых вузов не уменьшилось, в итоге им, скорее всего, будет сложно устроиться на работу на предприятия, так как пенсионеры стали предпенсионерами и остаются работать. Мы анализировали данные Росстата, в частности по северным регионам.

Так вот, большинство работающего там мужского населения не доживает до 65 лет. И дело здесь не в льготах и гарантиях, а в сложных условиях труда в экстремальных для человека климатических условиях и связанных с этим физиологических возможностях.

Есть проблема и с трактовкой закона в разных северных регионах в части, касающейся коренных и малочисленных народов Севера, на которых данное повышение пенсионного возраста вроде бы не распространяется. Впрочем, видимо, так считают не везде. Например, работник малочисленной коренной национальности, работающий на нефтегазовом промысле, не имеет тех же привилегий по выходу на пенсию, какие есть у его родственника, занятого на традиционных промыслах в том же регионе. В общем, вопросов к этому закону масса, поэтому стоит ожидать уже в скором времени резонансных судебных процессов, в ходе которых граждане будут оспаривать свое право на страховые, пенсионные и другие выплаты. Остается констатировать, что отток трудоспособного населения из северных регионов в ближайшее время будет продолжаться.

«НиК»: Изменились ли за последние несколько лет социальные условия работы в отрасли, если не учитывать пенсионную реформу? Российские компании стали меньше или больше тратить на социальные программы, а также на поддержку своих сотрудников?

— Конечно, изменились. Для начала вспомним растянувшийся на долгое время налоговый маневр Минфина, который фактически повысил налоговую нагрузку на отрасль. Конечно, это подстегнуло компании к реализации дальнейших планов реструктуризации некоторых направлений бизнеса, оптимизации управленческих процессов, а также к пересмотру размера капиталовложений в строительство новых скважин и инфраструктуры нефтегазовых промыслов.

Это привело к снижению прибыли сервисных компаний, которые, в свою очередь, были вынуждены сокращать и расходы на персонал.

Социальные программы, как правило, оговариваются в коллективных договорах и соглашениях, заключаемых с представителями работников — нашими профсоюзными организациями, входящими в Нефтегазстройпрофсоюз России. И мы очень внимательно следим за ходом переговорных процессов, предшествующих заключению этих серьезных документов социального партнерства, а также контролируем выполнение Отраслевого соглашения, в которое за последние годы не вносились изменения, ухудшающие положение работника. Тем не менее случаи снижения социальных расходов в некоторых компаниях отрасли имеют место, чаще всего это происходит на предприятиях сервисного блока.

«НиК»: Какую работу Вы проводите с компаниями по защите прав работников?

— Мы держим руку на пульсе в вопросах выполнения коллективных договоров и соглашений. Коллективные договоры и соглашения закрепляют права и гарантии работников сверх установленного законодательством. Нас интересуют вопросы охраны труда, обеспечение работодателем приемлемых и безопасных условий на рабочих местах. Этими вопросами занимается наша техническая инспекция, которая участвует как в проведении специальной оценки условий труда, так и в работе комиссий, расследующих несчастные случаи на производстве.

Нас интересует соблюдение трудового законодательства работодателем — в частности, наши профсоюзные организации являются инициаторами проверок отделов и департаментов, занимающихся вопросами кадров и управления персоналом на предприятиях отрасли. В профсоюзе работает правовая инспекция, которая следит за этими действиями, а также занимается разрешением трудовых споров на предприятиях и защитой работника в суде. Особо отмечу, что при рассмотрении заявления работника в суде о восстановлении его в трудовых правах суд при принятии решения учитывает наше разъяснение и мотивированное мнение. В подавляющем большинстве случаев наша позиция играет решающую роль и работнику выплачивают различного рода компенсации.

Еще один немаловажный аспект — это заработная плата и ее индексация.

Конечно, мы в рабочем режиме проводим консультации с компаниями на предмет ежегодной индексации заработной платы, предоставляем свою аналитику, рассматриваем предложения администраций компаний, ведем переговоры. Ведь каждый процент повышения заработной платы необходимо обосновывать. В 2018 г. основные вертикально интегрированные компании отрасли увеличили затраты на заработную плату в среднем на 4–6%, чего не скажешь о некоторых небольших компаниях сервисного блока, особенно тех, в которых нет профсоюзных организаций. На этих предприятиях покупательная способность заработной платы снизилась за последние 2 года на 7–12%.

Прошлый год и первая половина 2019 г., судя по отчетам компаний, были довольно успешными по основным экономическим показателям. Этот факт мы используем, говоря о необходимости повышения как минимальной тарифной ставки (оклада) рабочего первого разряда основного производства, так и стимулирующей премиальной составляющей по итогам труда. Консультации с компаниями ведутся постоянно: собираемся, обсуждаем, дискутируем. 19 сентября мы намерены официально вступить в переговоры с работодателями, по итогам которых мы должны принять новое Отраслевое соглашение, в котором закрепим все права и гарантии работника отрасли.

«НиК»: Какие нефтегазовые регионы больше всего тратят средств на поддержание социального сектора, а в каких есть проблемы?

— Вся картина ясно видна из официальной статистики Росстата, данных Минфина и статей бюджета регионов. Сразу скажу: нет одинаковых и похожих по социально-экономической ситуации регионов, в том числе и нефтегазовых. Налогооблагаемая база по доходам физических лиц и налогу на прибыль организаций в регионах разная. Однобоко сравнивать возможности регионов, расположенных в крупных нефтегазовых провинциях, с теми, где углеводороды добываются на небольших месторождениях и не так давно. Также нельзя сравнивать и регионы, в которых расположены основные промышленные центры по переработке.

Так как зачастую в семье нашего работника его родственник работает в бюджетной сфере, мы с интересом анализируем в рамках ФНПР данные других профсоюзов.

Особо проблематичными, на мой взгляд, являются регионы Дальнего Востока, Юга России. Более успешными можно назвать регионы Западной Сибири, Урала и Поволжья.

«НиК»: Какого рода трудовые споры чаще всего возникают в отрасли? Существует ли какая-то статистика?

— Статистика есть, ФНПР традиционно подготавливает материалы по трудовым конфликтам в целом по стране и регулярно размещает инфографику в газете «Солидарность». Мы также размещаем ее в нашей еженедельной электронной газете «Ласточка». Если брать нефтегазовую отрасль, то трудовые конфликты, конечно же, случаются, но гораздо реже, чем в других отраслях. И если на предприятии работает наша структурная профсоюзная организация, то мы обязательно подключаемся к переговорам и поиску взаимоприемлемых решений.

Сразу отмечу, что трудовые конфликты в компаниях нефтегазовой отрасли зачастую происходят там, где нет профсоюзной организации, где работодатель по незнанию или с умыслом нарушает трудовое законодательство.

Чаще всего это происходит в небольших сервисных компаниях с вахтовым методом организации труда.

«НиК»: Существуют ли сложности с исполнением трудового законодательства в российских компаниях? И с чем они чаще всего связаны?

— Трудовое законодательство необходимо выполнять, в противном случае зачем обществу такой бизнес? Сложности у некоторых компаний, конечно же, есть. К примеру, у одной из ранее аффилированных с Росгеологией компаний, «Сибнефтегеофизики», при процедуре банкротства общая задолженность по заработной плате в 2016 г. составляла порядка 200 млн руб. И конечно же, пришлось активно помогать первичной профсоюзной организации. В итоге в 2018 г. людям выплатили почти всю задолженность по заработной плате и разного рода выплатам, а в 2019 г. закроют остатки.

«НиК»: Часто ли работникам отрасли задерживают заработную плату?

— Редко. Статистика подобных случаев нами ведется. Сразу отмечу, что на действующих предприятиях нефтегазовой отрасли, где работают наши профсоюзные организации, подобных случаев сейчас нет. Другая ситуация в небольших субподрядных организациях, занимающихся вспомогательными видами сервисных работ, которые не имеют достаточных оборотных средств и задействованы в сервисном блоке нефтегазовой отрасли.

«НиК»: В каких компаниях (государственных, частных, иностранных, СП) права работников наиболее защищены законодательством?

— На всей территории Российской Федерации трудовые права работников защищены одинаково как Трудовым кодексом, так и другими подзаконными актами. В своей работе мы не делим работников компаний, где они трудятся, по формам собственности. Мы защищаем всех. Тяжелее всего приходится с малыми сервисными компаниями, как правило частными, либо с небольшими дочерними обществами крупных иностранных холдингов, где нет профсоюзных организаций либо они малочисленны и им противодействует администрация.

«НиК»: Какие, на ваш взгляд, необходимо внести изменения в Трудовой кодекс для улучшения положения работников отрасли?

— Мы часто выступаем в качестве экспертов на площадке Российской трехсторонней комиссии (РТК) по урегулированию социально-трудовых отношений в комитетах Государственной Думы при рассмотрении законопроектов, затрагивающих трудовые права и экономические интересы работников отрасли и профсоюзных организаций.

Осенью в РТК при нашем активном участии будет рассмотрен законопроект, наделяющий государственных инспекторов труда полномочиями принимать меры для принудительного исполнения работодателем обязанности по выплате работнику зарплаты и других выплат, осуществляемых в рамках трудовых отношений.

Планируем вернуться к экспертному обсуждению в Государственной Думе законопроекта, вносящего ряд поправок в Трудовой кодекс: в частности, дополнить главу 50 ТК РФ новой статьей 3131, устанавливающей гарантии и компенсации лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях у резидентов территории опережающего социально-экономического развития. Также проектом предлагается в части 4 статьи 20 ТК РФ исключить как носившую временный характер норму, в соответствии с которой в случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры.

«НиК»: Не так давно на казахстанском месторождении Тенгиз, которое разрабатывает «Тенгизшевройл», произошли беспорядки, главной причиной которых стало социальное неравенство сотрудников одного предприятия. Возможно ли повторение в России подобной истории?

— Полностью исключить подобные инциденты в нашей стране и отрасли нельзя.

По моему мнению, наибольшему риску подвергаются предприятия, использующие систему грейдов, точнее некую российскую модификацию того, что разработал Эдвард Хей. Эта система оплаты труда существенно отличается от привычной нам тарифной системы.

В словах «привычной нам» кроется, на мой взгляд, основное противоречие. К примеру, очень сложно объяснить работнику, почему его коллега по бригаде получает заработную плату на 30–40% выше, хотя они выполняют одинаковые трудовые функции, заняты на одном производственном объекте. Мне понятен выбор работодателями грейдовой системы при организации работ, к примеру, IT-специалистов в конкретном проекте. Но непонятно, зачем использовать эту систему при организации работ, например, бурильщиков эксплуатационного и разведочного бурения, технологов или телеметристов и т. д., выполняющих в свое рабочее время одинаковые трудовые функции. Ведь результат их труда нельзя спроецировать на одного работника, а необходимо рассматривать как совокупность труда всей бригады или звена. Некоторые компании, особенно малые, внедряя подобные системы, не учитывают риски возникновения конфликтов в коллективе.

Беседовала Екатерина Дейнего

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter