Флориан Виллерсхаузен: Европа идеологизирует дискуссию о водороде

Интервью
Флориан Виллерсхаузен: Европа идеологизирует дискуссию о водороде
7 апреля , 12:31
Для развития водородной энергетики в России нужно избавиться от догматического представления, что только «зеленый» водород — экологически чистый

Для успешного развития водородной энергетики в России необходимо прежде всего избавиться от догматического представления о том, что только «зеленый» водород является экологически чистым, убежден Флориан Виллерсхаузен, директор Creon Capital, управляющей компании люксембургского фонда Creon Energy Fund. Именно неидеологизированный подход позволит России успешно наладить масштабное производство водорода для экспорта в Евросоюз.

«НиК»: Насколько экономически состоятельными являются европейские мегапроекты по производству «зеленого» водорода, заявленные в 2020–2021 годах? В какой перспективе могут появиться технологии, позволяющие производить «зеленый» водород с коммерческой рентабельностью?

— На сегодняшний день громкие заявленные проекты по производству «зеленого» водорода — это скорее часть декларативной политики по принципу «мы тоже в этом участвуем». Ведущие нефтегазовые компании демонстрируют, что они следуют тренду создания энергетики без выбросов СО2. Это также сигнал политикам и обществам Европейского союза, где особо популярны иллюзии о том, что «зеленую» энергетику можно построить «на раз». В то же время нефтегазовые концерны знают о готовности ЕС и его членов субсидировать подобные проекты. Именно поэтому такие проекты изначально заявляются долгосрочными, после чего начинаются переговоры о субсидиях, а тем временем изучается возможность их коммерчески успешной реализации. Очевидно, что крупные проекты в сфере пиролиза при помощи ВИЭ невозможно реализовать без господдержки, и я не уверен, что все заявленные проекты действительно будут реализованы. Децентрализованное производство «зеленого» водорода имеет смысл, однако на долгосрочную перспективу и не в крупнопромышленных масштабах. Здесь я вижу больше возможностей для традиционного парового риформинга с использованием в том числе возобновляемых источников энергии и технологий улавливания, хранения и утилизации углерода (CCS и CCU — Carbon Capture and Storage и Carbon Capture and Utilization).

«НиК»: Каковы основные достижения и проблемы водородной энергетики в Японии, которая еще несколько лет назад объявила себя «первой водородной страной мира»? Есть ли здесь уже коммерчески перспективные решения в использовании водородного топлива?

— Я подозреваю, что при производстве водорода Япония поставила на атомную энергетику, а не на ВИЭ. Атом — это действительно относительно чистый способ производства водорода.

В то же время Японии, как и другим странам, не хватает уравновешенного и последовательного развития в цепочке upstream — midstream — downstream.

Если водород можно производить без выбросов СО2 (upstream), то с коммерческой точки зрения это оправдано только в том случае, если решен вопрос транспортировки и конечного потребления (downstream). С последним в Японии сложностей нет. Однако японские поезда всё еще потребляют электричество, а грузовики по-прежнему ездят на дизельном топливе или в лучшем случае СПГ. Поэтому при продуманной водородной стратегии нужно обязательно параллельно решать проблемы хранения и транспортировки (midstream). И это — задача государства. Однако у японского государства не в приоритете развитие сети водородных заправок, вместо этого оно развивает сеть зарядочных терминалов для электромобилей. Развить и то и другое единовременно не получится.

«НиК»: Каковы основные сценарии развития водородной энергетики в России? Насколько планы экспорта российского водорода в Европу зависят от политических проблем в отношениях РФ и Евросоюза?

— Европа идеологизирует дискуссию в том смысле, что только «зеленый» водород является хорошим водородом, а «синий» и «бирюзовый» — нет, хотя их можно производить на базе российского газа практически без выбросов СО2. Кроме того, такие виды водорода гораздо доступнее топлива, полученного при помощи пиролиза, к которому так тяготеет ЕС. К тому же физически невозможно построить такое количество ветряков, чтобы обеспечить чистым ВИЭ-электричеством и все производства водорода, и все электромобили будущего. Поэтому мы ждем момента, когда в политических спорах восторжествует трезвый взгляд на реальность. Российской энергетике стоит подготовить технологическую базу для производства и поставок СО2-нейтрального водорода на основе природного газа.

Для этого необходимы инвестиции в научные исследования и развитие технологий в России, а также в инфраструктуру — например, в строительство производств «голубого» водорода для Европы. ЕС не сможет помешать России развивать это направление, а инвесторы с интересом рассматривают оба сценария, европейский и российский, тем более что у российской газовой энергетики много партнеров, готовых участвовать в подобных проектах.

«НиК»: Обоснованы ли ожидания России (а также Украины), что Евросоюз будет переоборудовать существующие газопроводы под транспортировку водорода?

— Если спрос на водород существенно вырастет, то это случится. На первых порах рассматривается примешивание водорода к природному газу, что технически реализуемо. Но поскольку транспортируемый газ и водород все-таки не одно и то же, объем примешивания ограничен, это не более 10%. Не исключено, что через несколько десятилетий водород как непосредственный энергоноситель потеснит природный газ. Но это не означает, что природный газ не будет востребован. Если бы российской газовой энергетике и ее европейским партнерам удалось, к примеру, создать локальные производства водорода с технологией CCS на базе природного газа и ВИЭ вблизи крупных сталелитейных или цементных предприятий, то это было бы идеальным решением, которое не затронуло бы действующую сеть газопроводов.

«НиК»: Какие еще страны, помимо Евросоюза и Японии, имеют высокие шансы стать крупными поставщиками водорода на мировой рынок и его потребителями?

— Россия — при условии, что ей удастся развить технологии CCS, CCU и пиролиза до конкурентного уровня и сформировать цепочки поставок.

«НиК»: Как наращивание мощностей водородной энергетики отразится на энерготарифах в тех странах, которые заявляют о планах по ее развитию? Насколько качественно просчитаны объемы субсидирования тарифов на тот период, пока водород, в особенности «зеленый», будет оставаться очень дорогим энергоносителем?

— «Зеленый» водород в его понимании политикой ЕС будет очень дорогим и потребует существенных госсубсидий. Одновременно не стоит недооценивать финансовую мощь и готовность Евросоюза к финансированию таких программ во имя высокой цели климатической нейтральности. Вспомним про европейские субсидии для сельхозсектора, которые уже несколько десятилетий являются крупнейшей статьей расходов бюджета ЕС. Конечно, было бы гораздо дешевле импортировать сельхозпродукты в ЕС из Южной Америки, Восточной Европы или Африки, однако Евросоюз поддерживает немецких фермеров, чтобы те не разорились, хотя они давно не конкурентоспособны. Если вернуться к газу, то я вижу хорошую возможность в том, чтобы продавать «голубой» или «бирюзовый» водород под маркой «зеленого» — при условии, что после длительных исследований и разработок продукт на базе ископаемых ресурсов может стать СО2-нейтральным. В этом Россия должна и может стать ведущим игроком.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter