Большое газовое перемирие

Большое газовое перемирие
Мнение

23 декабря 2019, 10:31
Вячеслав Мищенко
Независимый эксперт
Несмотря на достаточное количество деталей нового договора, которые еще нужно проработать, можно утверждать, что сохранение украинского транзита дает «Газпрому» преимущество в «большой газовой игре» на рынке ЕС

Главная новость прошлой недели — «Газпром» и «Нафтогаз» достигли соглашения по транзиту российского газа в Европу. Финальный раунд переговоров начался в четверг 19 декабря в трехстороннем формате с участием представителей Еврокомиссии в Берлине, а уже в пятницу в Минске в рамках двухсторонних переговоров российская и украинская делегации объявили о том, что достигнуты принципиальные договоренности по сохранению украинского транзита. Это заявление прозвучало в атмосфере пессимизма и неверия в то, что Россия и Украина могут о чем-то договориться в принципе и тем более по такому сложному вопросу как транзит газа в Европу. Накануне переговоров глава «Нафтогаза» Андрей Коболев заявил, что вероятность заключения контракта до конца этого года «приближается к нулю с каждой минутой». Тем не менее это факт — мы уже знаем детали соглашения и в средствах массовой информации появились копии протокола встречи. О чем же договорились стороны и чего ждать дальше?

  • Во-первых, точно определены сроки будущего соглашения и объемы российского газа, который будет прокачиваться по украинскому маршруту: пять лет (2020–2024 гг.) с 65 млрд куб. м транзита в первый 2020 год, и по 40 млрд куб. м в последующие четыре года.
  • Во-вторых, стороны отказываются от взаимных претензий и отзывают все арбитражные иски, по которым еще не было вынесено решения суда (но по уже вынесенному решению Арбитражного института Стокгольмской Торгово-промышленной палаты, «Газпром» должен выплатить «Нафтогазу» около $2,9 млрд до 29 декабря текущего года). При этом стороны подчеркивают, что никакой зависимости между подписанием соглашения о транзите и выплатами нет.

По достигнутым условиям можно сказать, что стороны сошлись «где-то посередине». Например, по сроку действия нового соглашения — Украина настаивала на 10-летнем контракте, в то время как российские представители настаивали на годовом сроке. И рассуждать с точки зрения «кто кому уступил» здесь нет никакого смысла. Например, с экономической точки зрения обе стороны точно выиграли.

В случае остановки транзита российского газа через Украину только за первые три месяца нового года «Газпром» потерял бы по самым скромным оценкам $3,4 млрд, а «Нафтогаз» до $1,5 млрд.

Нелегко пришлось бы и европейским покупателям российского газа. Альтернативные маршруты поставок еще на заработали и по самым оптимистичным оценкам и «Турецкий поток», и «Северный поток-2» смогут заработать на полную мощность только в середине 2020 года (что касается «Северного потока–2», то вопрос о сроках завершения строительства еще открыт в связи с введением американских санкций по отношению к европейским компаниям-трубоукладчикам).

Напомним, что стороны объявили о подписании пока только протокола — до полноценного соглашения еще далеко.

По оценкам самих участников переговоров, понадобится еще минимум месяц на доработку всех положений нового соглашения и приведения в соответствие с договоренностями локальных норм права.

Вполне вероятно, что с 1 января 2020 года будет подписано какое-то промежуточное соглашение для того, чтобы не прерывать поставки российского газа в Европу. И, конечно, остается еще открытым вопрос о стоимости тарифов на прокачку — пока в протоколе стоит достаточно расплывчатая формулировка «будет установлен конкурентный тариф, соответствующий уровню газотранспортных тарифов, применяемых в странах Западной и Восточной Европы».

Тем не менее, несмотря на достаточное количество деталей нового договора, которые еще нужно проработать, и несмотря на общественный скепсис с обеих сторон, можно утверждать, что сохранение украинского транзита дает «Газпрому» преимущество в «большой газовой игре», которая идет вокруг европейского рынка. Россия сохраняет за собой позиции ключевого поставщика газа, получает возможность в спокойном режиме завершить строительство и ввод в эксплуатацию новых трубопроводных мощностей и выбивает из рук конкурентов главный козырь — обвинение в том, что основная цель «Газпрома» и его партнеров — любой ценой прекратить эксплуатацию украинской ГТС.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter