Конец российской нефти сильно преувеличен

Конец российской нефти сильно преувеличен
Мнение

23 марта, 11:59
Вячеслав Мищенко
Руководитель рабочей группы по ценообразованию и рынкам при Министерстве энергетики РФ
Саудиты попали в ловушку своих же непродуманных действий, и теперь вопрос в том, когда это поймет рынок

На волне текущих событий появилось множество самых различных оценок, кто и против кого затеял ценовую войну на мировом рынке нефти и какие последствия ждут Россию. Среди прочих есть и такие: мы попали в капкан, Саудовская Аравия переиграла Россию, вступила в сговор с США и Китаем, и уже прямо на наших глазах российская нефть активно замещается саудовской как на восточном, так и на европейском направлении.

Мягко говоря, подобные теории не выдерживают даже поверхностной критики и, перефразируя слова американского классика, «конец» российской нефти слишком преувеличен. Да, мы наблюдаем существенное падение спроса на мировом рынке. Падает спрос и на российскую нефть, но никакой конспирологии здесь нет.

Обрушение спроса напрямую связано с резким снижением деловой активности из-за пандемии.

Выход из сделки ОПЕК+ России и Саудовской Аравии лишь усугубил ситуацию и привел к очередному историческому обвалу нефтяных котировок.

— Могли ли партнеры по ОПЕК+ сохранить сделку? — Да, могли.

— Кто стал инициатором разрыва? — Руководство Саудовской Аравии.

— Зачем они это сделали? — Очередное «головокружение от успехов».

— Сколько времени продлиться эта ценовая война? — Ровно до того момента, пока рынок не убедится, что угрожающие заявления саудитов — это всего лишь «словесные интервенции».

Объясним почему.

Текущая структура нефтяного спотового рынка характеризуется очень сильной волатильностью и мощным контанго (биржевая цена нефтяного фьючерса в будущем существенно выше, чем текущая цена на нефть). Это заставляет трейдеров и владельцев ресурса откладывать торговые сделки, увеличивая при этом количество свободной нефти в резервуарах и в танкерах. Как следствие — взрывной рост ставок фрахта. Все участники спотового рынка находятся в выжидательном состоянии.

Теперь посмотрим, что происходит с реальными физическими поставками нефти в Европу. Мировые и отечественные СМИ после разрыва сделки ОПЕК+ стали активно рассказывать об отказе европейских потребителей от российской нефти в связи с резким ценовым демпингом со стороны саудитов. Да, действительно, по нашей информации практически все европейские переработчики прекратили закупки спотовых морских партий российской нефти марки Urals.

Но точно так же они не закупают и «дешевую» саудовскую нефть.

Тому есть две причины: во-первых, европейские НПЗ находятся в состоянии полной рыночной дезориентации в связи с беспрецедентным падением деловой активности в европейских странах, поскольку ни один нефтепереработчик не в состоянии предсказать или каким-то образом просчитать будущий спрос и период его восстановления, во-вторых, резко подорожавший фрахт делает нерентабельными поставки саудовской нефти в Европу. На Sidi Kerir нет спотовых объёмов, а на FOB Рас-Тануура (порт отгрузки нефти вблизи Суэца) не работает экономика из-за того же фрахта. Там сейчас Worldscale — 250-300, то есть почти в три раза выше, чем до прекращения сделки ОПЕК+.

Вот и получается, что саудиты попали в ловушку своих же непродуманных действий: словесные интервенции, демпинг и угроза качать до 13 млн б/с поменяли структуру рынка и сделали морские поставки в Европу нерентабельными.

Ну и еще одна немаловажная деталь — у России есть существенное преимущество в сложившейся ситуации: российский экспортный потенциал сосредоточен в трубопроводных системах «Дружба» (Европа) и ВСТО (Китай, страны АТР).

Трубопроводные поставки нефти идут по графику по обоим направлениям, хотя и с падением объёмов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а саудиты традиционно отгружают нефть на морских терминалах.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter