Сокращают все!

Сокращают все!
Мнение

20 апреля 2020, 12:28
Вячеслав Мищенко
Руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина
Вопрос в том, какой из подходов к сокращению будет применен для российских компаний

Первые практические шаги по выполнению условий новой сделки по сокращению добычи нефти столкнулись с «деталями». А в деталях известно кто… Проявились два подхода к сокращению: первый — «сокращают все и без исключения» предлагает Минэнерго, второй — «сокращают не все и с исключениями» — нефтедобывающие компании.

Напомним, что по условиям новой сделки ОПЕК+ российская добыча должна быть сокращена до 8,5 млн баррелей в сутки из расчета базовой добычи в 2019 году в 10,4 млн баррелей в сутки (без учета конденсата). Уже в мае российским нефтяным компаниями предстоит сократить порядка 2 млн баррелей.

С таким добровольным, но в то же время обязательным сокращением добычи (23%) российская нефтянка сталкивается впервые.

И если сокращение добычи в предыдущей сделке ОПЕК+ происходило за счет ВИНК, то в нынешней ситуации, учитывая рекордный объём обязательств и глобальный уровень, становится очевидным, что сокращать добычу придется всем, включая малые предприятия и даже проекты, работающие на основе СПР. Предложение от регуляторов заключается в универсальном подходе — сокращают все на пропорциональной основе от объёма текущей добычи.

Да, несомненно, нельзя подходить к вопросу сокращения по принципу всеобщей «гильотины» — технические возможности по восстановлению законсервированных скважин очень разные, да и экономические критерии рентабельности того или иного участка в текущем экономическом контексте должны быть тщательно проанализированы как самими владельцами, так и независимыми экспертами.

Регулирующие органы в этой ситуации должны максимально учесть все нюансы и провести консультации с привлечением как можно более широкого круга компаний и представителей отраслевых организаций и экспертного сообщества.

И тем не менее, на наш взгляд, вопрос об участии того или иного проекта или той или иной компании в сделке — то есть, в общем сокращении добычи — лежит сейчас больше в философской плоскости, нежели в технической или экономической. Позволим себе сравнить ситуацию в нефтегазовом секторе с текущей эпидемиологической ситуацией — в обоих случаях речь идет о «добровольно-принудительных» мерах по самоограничению. Пандемия стала испытанием не только для мировой и национальных экономик, но и для различных государственных систем управления — в первую очередь, вирус «оценил» готовность каждого в отдельности и всех вместе к самоограничению. К сожалению, нежелание ограничивать себя со стороны отдельных членов нашего общества является одной из причин активного распространения вируса в последние недели. И аргументы у этой категории людей всегда найдутся — можно не сомневаться: как известно, всегда находятся те, кто при общем равенстве «равнее других».

При выполнении условий новой сделки по сокращению добычи нефти есть риск уйти в долгие споры и максимальную детализацию. При этом, чем дольше будет растянут процесс, тем сильнее нарастать будут центробежные силы — очень велик соблазн тоже стать «равнее других» в отрасли.

Сюжеты:
ОПЕК
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter