Маневр-дезинтегратор

Маневр-дезинтегратор
Мнение

16 декабря 2019, 14:26
Вячеслав Мищенко
Независимый эксперт
Хотелось бы надеяться, что вопросы ценообразования на топливных рынках станут приоритетной задачей для партнеров по ЕАЭС в ближайшей перспективе

Уходящий 2019 год стал юбилейным для евразийской интеграции: 25 лет исполнилось самой интеграционной идее на постсоветском пространстве и 5 лет Договору о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Евразийский интеграционный проект зачастую сравнивают с Европейским союзом, что, на наш взгляд, не совсем корректно. ЕАЭС это не столько интеграционный проект, сколько реинтеграционный. И здесь, казалось бы, должны быть заложены определенные преимущества, но на практике мы видим, что это не так. Подтверждением этихслов является сложный комплекс вопросов между двумя самыми близкими партнерами в ЕАЭС Россией и Белоруссией. Напомним, что обе страны-партнера уже более 20 лет работают над созданием союзного государства.

Тем не менее даже поверхностный анализ ситуации показывает наличие целого ряда вопросов, которые пока еще не решены.

Идет сложный процесс гармонизации рынков, в первую очередь топливных. Недавний визит президента Белоруссии Александра Лукашенко в Сочи и достаточно сложные переговоры по энергетическому сотрудничеству двух стран яркое тому свидетельство. На переговорах прозвучало заявление о том, что власти Белоруссии не просят у России дешевую нефть и дешевый газ и даже готовы покупать российский газ по $200 за тыс./м3 и российскую нефть по $63 за баррель, но при равных конкурентных условиях с другими конкурирующими предприятиями. Это заявление произвело неоднозначное впечатление. Вся предыдущая парадигма отношений как раз сводилась к тому, что белорусская сторона всяческими способами добивалась «преференциальной цены» на российскую нефть для своих предприятий. Да и цена на российский газ при поставках на территорию Белоруссии отличается от той же европейской. И не совсем понятно, о каких конкретно «конкурирующих предприятиях» говорил президент Лукашенко.

Самый острый вопрос для белорусских нефтеперерабатывающих предприятий — это негативное влияние на экономику переработки российской нефти российского налогового маневра.

Напомним, что налоговый маневр предполагает поэтапное (в течение 6 лет) обнуление экспортных пошлин на нефть и перенос основной налоговой нагрузки на налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). При этом в России вводится обратный акциз на нефть, что позволит российским нефтеперерабатывающим предприятиям более плавно адаптироваться к налоговому маневру. Между тембелорусский концерн «Белнефтехим» уже в 2019 году насчитал почти 8 млрд рублей убытков как следствие прямого влияния российского налогового маневра, в связи с чем белорусская сторона просит рассмотреть вопрос о компенсации потерь. В продолжение этой дискуссии сразу же возникает вопрос об унификации налогового законодательства двух стран, что уже выводит вопрос за пределы собственно топливных рынков. Стороны установили срок в 2 года для приведения всех налоговых норм в надлежащее состояние, и предполагается, что с 1 января 2022 года налоговый вопрос будет снят с повестки. А пока в качестве временной меры снова обсуждаются некие компенсационные схемы ценообразования на российскую нефть при поставках на белорусские НПЗ для смягчения негативного влияния налогового маневра. Хотелось бы надеяться, что вопросы ценообразования на топливных рынках станут приоритетной задачей в ближайшей перспективе. И это касается не только интеграционных взаимоотношений между Россией и Белоруссией, но и всех партнеров по ЕАЭС.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter