Частично отложенное эмбарго

Частично отложенное эмбарго
Мнение

2 июня, 15:59
Вячеслав Мищенко
Руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина
Как бы ни были запутаны санкционные формулировки ЕС, эмбарго на импорт российской нефти в Европу становится реальностью

На днях очередной саммит стран Евросюза согласовал очередной (уже шестой по счету!) пакет санкций против России. На споры и дискуссии вокруг положений этого санкционного пакета был потрачен целый месяц. Из прямой речи главы Европейского совета Шарля Мишеля стало известно, что «юридический текст постановления Совета Европы уже редактируется, это вопрос часов…». По словам г-на Мишеля, данный пакет санкций включает в себя «частично отложенное эмбарго на российскую нефть», а также предполагается отключение от SWIFT Сбербанка и еще двух российских банков, запрет на вещание в ЕС трех российских телеканалов, названия которых будут объявлены после окончательного утверждения.

Очевидно для усиления эффекта заявлений Шарля Мишеля премьер-министр Италии Марио Драги добавил от себя, что антироссийские ограничения будут действовать «очень-очень-очень долго», а «торговые каналы изменятся на многие годы, если не навсегда».

И если имена попадающих под новую волну санкций российских банков и телеканалов нам еще предстоит узнать, то с нефтью наши уже почти бывшие европейские партнеры определились на уровне всей отрасли, без корпоративных исключений. Хотя само определение «частично отложенное эмбарго на российскую нефть» тоже звучит как-то мудрено.

Насколько можно судить по заявлениям европейских руководителей, очередной пакет санкций будет включать в себя отложенное на шесть месяцев эмбарго на импорт морских партий российской нефти и потенциальное (или частичное) эмбарго на импорт трубопроводной нефти из России. Если переводить на человеческий язык, то это значит, что танкерные партии российской нефти европейские партнеры перестанут официально покупать через шесть месяцев с момента принятия 6-го пакета санкций, а трубопроводную нефть из России — через какое-то неопределенное, но ближайшее время. За такими размытыми формулировками скрыты серьезные разногласия между странами ЕС по срокам введения эмбарго и по направлениям поставок, которые невозможно прекратить без катастрофического ущерба для экономики (например, той же Венгрии).

Европейская бюрократия по количеству противоречивых высказываний и несостыковок превзошла сама себя в процессе подготовки 6-го пакета санкций. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, например, в одном из недавних публичных выступлений, вдруг заявила, что она считает немедленное введение эмбарго неправильным и указала на то, что Евросоюз должен закупать российскую нефть, чтобы Россия (в оригинале, конечно, Путин) не заработала еще больше, продавая свою нефть Китаю, Индии и на другие рынки, где спрос на нефть очень высокий. Таким образом, логика г-жи фон дер Ляйен состоит в том, что, продолжая закупать российскую нефть, Брюссель хочет ограничить доходы России от продажи энергоресурсов.

Но как бы ни были запутаны санкционные формулировки и мысли европейских чиновников, эмбарго на импорт российской нефти в Европу становится реальностью, и российские экспортеры и регуляторы должны не только принять эту данность, но и «творчески переосмыслить» ситуацию на экспортном рынке.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter