О чем спорили Гайдар и Черномырдин. И чем этот спор закончился

О чем спорили Гайдар и Черномырдин. И чем этот спор закончился
Мнение

26 декабря, 12:01
Владимир Разумов
Заместитель председателя Правления ПАО «СИБУР Холдинг», член совета директоров СИБУРа
Строительство нефтехимических мощностей в Тобольске — необходимое условие для развития всей индустрии переработки углеводородов

Иногда приходится слышать, будто нынешняя российская промышленность — будь она сколь угодно инновационной и технологичной — лишь отблеск былой славы промышленности советской, по-настоящему мощной. Сторонники этой точки зрения обычно говорят: отечественный промышленный сектор недоразвит, не способен подняться ни на технический, ни на организационный уровень больших советских строек.

Вступать в спор о советской экономической модели не буду. Безусловно, производственный потенциал СССР не стоит недооценивать. Однако промышленное развитие в Советском Союзе было далеко не равномерным. Отнюдь не все отрасли были способны производить конкурентоспособную продукцию, ведь ее значительная часть распределялась плановым образом. А вот сегодняшнему производителю необходимо найти место своему товару на конкурентном рынке.

Что же до представления об отечественной промышленности, как о хлипкой постройке на величественном фундаменте прошлого, то тут все акценты уже расставлены самой историей. Рыночная экономика позволила принимать решения в гораздо более короткие сроки, что, безусловно, сказалось и на сроках запуска крупных проектов.

Наглядный пример — постепенный отказ от сырьевой иглы в пользу производства более высокотехнологичной продукции. В частности, глубокой переработки углеводородов. О ее необходимости говорили еще в СССР, но только новый экономический уклад подвиг капитанов бизнеса к реализации этого плана.

Сейчас СИБУР завершает пусконаладочные работы на комплексе «Запсибнефтехим» в Тобольске, который стал один из крупнейших мировых инвестпроектов в области базовых полимеров. И это знаковое событие не только для компании, но и для всей отечественной промышленности.

То, что строительство нефтехимических мощностей в Тобольске — необходимое условие для развития всего сектора, стало очевидным еще 30 лет назад. В 1989 году правительство СССР даже приняло решение о создании Тобольского комплекса. Как говорилось в тексте документа, «в целях комплексного и полного использования ресурсов углеводородного сырья […] и создания на базе указанного сырья крупных мощностей для производства новых уникальных полимерных материалов […], а также коренного изменения структуры экспорта».

Проект вызвал нешуточную дискуссию, в том числе в центральной прессе. О нем даже поспорили два будущих премьер-министра России — Егор Гайдар (в то время заведующий отделом экономической политики журнала «Коммунист») и Виктор Черномырдин (в то время министр газовой промышленности СССР). Гайдар ставил под сомнение целесообразность комплексного развития производительных сил Западной Сибири и, в частности, Тюменской области. В своих статьях он сравнивал затраты на реализацию проекта с затратами на переброску северных рек и строительством БАМа. Виктор Черномырдин отвечал, что это «увлекательные, но некорректные сопоставления и аналогии». Он пояснял, что Совет министров учитывал несколько факторов, среди которых ключевой — необходимость уйти от сырьевой направленности в развитии нефтехимической промышленности и экологический эффект. «До сих пор сжигается попутного нефтяного газа до 12 млрд кубометров — великолепного сырья для производства многих видов пластмасс, волокон, красителей и т. д., — писал Виктор Черномырдин. — кроме того, […] 80% ресурсов легких углеводородов — готового химического сырья — используется только в виде топлив, в то же время мировой опыт показывает, что его химическая переработка повышает эффективность использования в 10-15 раз».

Этот спор напоминает еще одну дискуссию, происходившую в начале XX века между другими российскими премьерами — Сергеем Витте и Петром Столыпиным. Тогда строительство дальневосточной железной дороги казалось тоже крайне дорогой забавой. Однако именно это государственное решение позволило создать скрепляющую нить, удержавшую отдаленные территории страны во время смуты гражданской войны. Разрешение же спора Черномырдина-Гайдара произошло самым неожиданным для его участников образом — Советский Союз прекратил свое существование, и руководству страны на долгие годы стало не до развития тобольской нефтехимии.

Вернулся к идее строительства Тобольского комплекса уже СИБУР — частная компания. Советский замысел был переосмыслен и модернизирован, хотя в его основе были все те же намерения, что и раньше — создание мощностей для производства востребованных рынком полимерных материалов, а также бережливое и экологичное использование ресурсов (не сжигание, а переработка побочных продуктов нефтегазодобычи).

Правда, новое время потребовало мощностей уже другого порядка. Раньше в производстве такого объема полимеров не было потребности. По некоторым видам продукции мощность возросла в десятки раз. Теперь вместо 300 тыс. тонн этилена комплекс будет способен производить 1,5 млн тонн в год. Вместо 50 тыс. тонн полиэтилена — 1,5 млн тонн. А вместо 50 тыс. тонн полипропилена — 500 тыс тонн.

И вот сегодня проект создания «Запсибнефтехима» входит в финальную стадию — на объекте завершается пусконаладка. Начало работы комплекса окажет колоссальное положительное влияние на рынок: наш гигант мощностью 2 млн тонн закроет большинство ниш, где сейчас еще доминирует импортное сырье. А его продукция сыграет ключевую роль в замещении импорта полимеров из Азии, Ближнего Востока и Европы. Если, по производству полиэтилена по мощностям в 2018 году Россия занимала 14 место в мире, то по факту выхода «Запсибнефтехима» на проектную мощность поднимется на 9, а полипропилена — с 12 на 8 место, соответственно.

Дальний Восток — по-прежнему ключевой регион страны, как во времена Витте и Столыпина, так и во времена СССР. Так и сейчас тоже. И следующая «всесоюзная» стройка новейшего времени — это Амурские завод «Газпрома» и комплекс СИБУРа.

Это еще один технический и организационный вызов для российской промышленности. Проекты, которые должны стать локомотивами для экономики Дальнего Востока и способствовать развитию всей территории.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter