Виталий Ермаков: Плюсы и минусы Южного газового коридора

Виталий Ермаков: Плюсы и минусы Южного газового коридора
Мнение

1 июня 2018, 11:58
Виталий Ермаков
Заведующий Центром анализа энергетической политики Института энергетики НИУ ВШЭ, к.ф.н.
Для Европы вновь возникает проблема газового транзита – на этот раз через территорию Турции

Планы снабжения Центральной и Южной Европы природным газом из Каспийского региона и Ближнего Востока через систему наземных трубопроводов получили название четвертого, или Южного, газового коридора. Напомним, что первым газовым коридором в Европу считаются поставки газа по трубопроводам на европейский континент из месторождений Северного моря. Вторым газовым коридором стали поставки из СССР (России), которые начались в 1970-е гг. Третий газовый коридор – это поставки из Северной Африки, главным образом из Алжира.

Изначально поставки по первым трем коридорам не имели рисков транзита через третьи страны, но с распадом СССР эти проблемы возникли, так как значительная часть поставок газа из России в Европу осуществлялась через территорию ставшей независимой Украины. Россия целенаправленно работала над снижением транзитного риска, и с завершением строительства «Северного потока – 1», «Северного потока – 2» и двух веток «Турецкого потока» зависимость России от украинского транзита становится минимальной.

Однако для Европы вновь возникает проблема газового транзита – на этот раз через территорию Турции. В силу географического расположения Турции большинство газовых проектов Южного газового коридора проходит через ее территорию, превращая Турцию в потенциально важнейший транзитный узел. Начало поставок азербайджанского газа в Европу через Турцию в начале 2020-х гг. в объеме 10 млрд м3 и поставки российского газа на Балканы по второй ветке «Турецкого потока» в объеме 16,5 млрд м3 превращают Турцию в основного транзитера газа в ЕС. Европейский союз рассматривает четвертый газовый коридор не только как инструмент обеспечения энергетической безопасности Европы (дополнительный источник газоснабжения), но и во все большей степени как важнейший источник диверсификации источников поставок для снижения зависимости от российского газа.

Одновременно новые правила функционирования европейского газового рынка, в которых горизонтальное разделение бизнеса по видам деятельности является одним из основополагающих принципов, фактически подорвали идею создания интегрированных логистических цепочек, объединяющих производителей, транспортировщиков и потребителей газа. Теперь европейским системным операторам необходимо будет самостоятельно изыскивать средства и способы для развития газовой инфраструктуры и принимающего интерфейса при наличии контрактов на поставку и заявок поставщиков. Для поставок 10 млрд м3 азербайджанского газа в Италию через ТАР были сделаны исключения из этих правил. Развитие принимающей инфраструктуры для поставок газа из второй нитки «Турецкого потока» для Болгарии, Венгрии и других балканских стран через Турцию станет экспериментом по проверке новых правил игры на европейском газовом рынке на адекватность и прочность.

Поставки каспийского газа по Южному коридору в конфигурации 6+10 млрд м3 к началу 2020-х гг. – это лишь 2,5% от общего потребления газа в Европе (включая Турцию). На пути увеличения поставок за счет Туркменистана и Ирана – отсутствие компаний, готовых взять на себя рыночные риски разомкнутой логистической цепочки для газа с относительно высокой себестоимостью на шельфе Каспия и маржинального с точки зрения экономики маршрута. Наличие альтернативы в виде СПГ ограничивает верхний порог диапазона цен и делает дальнейшее расширение поставок газа в Европу по Южному коридору из Каспийского региона очень сомнительным.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter