Сделка ОПЕК+: то, о чем стараются не говорить

Сделка ОПЕК+: то, о чем стараются не говорить
Мнение

15 апреля 2020, 13:44
Ринат Хантемиров
Независимый эксперт
России куда выгоднее было бы находиться в группе стран, не входящих в ОПЕК+, но в текущих реалиях главное — распределить квоты между внутренними производителями, чтобы не допустить разорения малых и средних добывающих компаний РФ

Как правило, анализируя соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи, подписанное 12 апреля, в основном аналитики и эксперты комментируют его итоги. Иногда сравнивают то, что предлагалось в рамках несостоявшейся сделки ОПЕК+ от 6 марта, с результатами последнего соглашения. После чего делают выводы о том, кто проиграл, а кто выиграл (или хотя бы не проиграл).

На наш взгляд, интересно было бы рассмотреть всю цепь событий между 6 марта и 12 апреля и выделить те нюансы, из которых можно было бы сделать выводы на будущее.

Во-первых, Саудовской Аравии не удалось развязать длительную «ценовую войну» до победного с увеличением собственной добычи до максимума, как заявлялось после провала мартовского соглашения. С другой стороны, и Россия не смогла развязать себе руки, отстаивая особую позицию в вопросе сокращения добычи нефти.

В этом смысле обе страны своих окончательных целей не достигли.

Во-вторых, совершенно очевидно, что производители нефти, не входящие в ОПЕК+, в частности страны-члены G20, занимают в настоящий момент абсолютно выигрышную позицию. Они ограничились словесными интервенциями о возможном сокращении добычи примерно в таком стиле: «по нашим прогнозам, мы, вероятно, сократим добычу на 2 млн баррелей в день в течение года, а может быть и на 3 млн» и при этом ничего обязывающего не подписали. Сравните это с четкими цифрами и сроками сокращения для членов ОПЕК+.

Думаю, не надо объяснять, что и России куда выгоднее было бы находиться в группе стран, не входящих в ОПЕК+. Хотя бы причине того, что технологически/климатически в нашей стране сложно быстро увеличивать/уменьшать добычу в отличие от, например, Саудовской Аравии.

В-третьих, как показали мартовские события, Россию из ОПЕК+ просто так не отпустят. Будет ценовая война, организованная саудитами, дополненная давлением со стороны США под предлогом защиты своей сланцевой добычи.

Соответственно, если бы Россия все же решила выйти из ОПЕК+, то это надо делать либо в момент бурного роста нефтяных котировок, как это было, скажем, в 2018 году, либо в момент, когда Саудовской Аравии были нужны высокие цены на нефть — например, как это было перед IPO компании Saudi Aramco в конце 2019 года.

К тому же, пожалуй, не следует открыто говорить о своих намерениях предпринять усилия сократить или вовсе разорить сланцевую отрасль США (даже если эта цель на самом деле и подразумевается). Или уж по крайней мере не делать такие заявления тем персонам, чье мнение может быть истолковано как официальная позиция России. Согласитесь, что звучат такие заявления очень недружественно и нашу переговорную позицию они как минимум не улучшают. В этот раз (правда, не без труда) удалось отчасти «перевести стрелки» на саудитов, но подключать пришлось самую тяжелую артиллерию.

США же в свою очередь, показали, что готовы защищать свои сланцевые компании, задействуя весь арсенал средств.

Что же касается итогов соглашения ОПЕК+ от 12 апреля, то зафиксированное сокращение добычи нефти в России на 15-20% необходимо распределить между внутренними производителями. Очень бы не хотелось, чтобы сокращение было произведено в первую очередь за счет малых и средних добывающих компаний России. Чтобы не получилось, как в известном высказывании Черномырдина «хотели как лучше (победить мелкие и средние американские сланцевые компании), а получилось как всегда (разгрому подвергся отечественный малый и средний бизнес)».

Сюжеты:
ОПЕК
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter