Гульнара Ручкина: Рентабельность «зеленых» проектов пока не идет в сравнение с традиционной энергетикой

Гульнара Ручкина: Рентабельность «зеленых» проектов пока не идет в сравнение с традиционной энергетикой
Мнение

17 августа, 18:02
Гульнара Ручкина
Декан Юридического факультета, Финансовый университет при правительстве РФ
Вместе с тем рост объемов «зеленой» энергетики будет сказываться на снижении ее себестоимости

Во-первых, оперируя терминами, необходимо до конца понимать их значение, в т. ч. и такое понятие, как «зеленая энергетика». Хотелось бы напомнить, что среди крупнейших экономик мира топливно-энергетический баланс Российской Федерации является одним из самых экологически чистых (низкоуглеродных) — более трети генерации электрической энергии приходится на атомную энергетику, гидроэнергетику и другие возобновляемые источники энергии, около половины — на природный газ.

Необходимо отметить, что на государственном уровне есть понимание о необходимости развития «зеленой» энергетики в ее обновленном понимании, однако планов именно по ее форсированному внедрению в настоящее время нет. В нашей стране до сих пор существует огромное количество ресурсов, а такие отрасли энергетики, как угледобыча, нефте- и газодобыча и ряд других, несут в себе огромную социальную составляющую, эффективность и рентабельность «зеленых» источников энергии по-прежнему заметно уступает традиционным видам источников и т. д. Все эти факторы свидетельствуют о том, у нас происходит не революционный, а эволюционный переход к «зеленой» энергетике.

Конечно же, банки развития, крупнейшие коммерческие банки, инвесторы обращают внимание на то, какие инвестпроекты они финансируют, и для многих из них «зеленый» маркер является мерилом их корпоративной социальной ответственности.

Они также используют инструменты «зеленых облигаций» и ряд других. К примеру, отечественным ВЭБ.РФ определены таксономия «зеленых» и адаптационных проектов, Модельная методология по проведению верификации «зеленых» и адаптационных финансовых инструментов, Стандарты отнесения финансовых инструментов к финансовым инструментам, направленным на финансирование проектов устойчивого (в том числе «зеленого») развития.

В то же время заменить даже в какой-то существенной части инвестиционную деятельность финансовых институтов только «зелеными» проектами в настоящее время невозможно: во-первых и самое главное, их не существует в таком количестве, во-вторых, это проекты, как правило, с высокой инвестиционной составляющей и долгой окупаемостью, в-третьих, как уже было сказано, нефтедобыча — это один из крупнейших секторов нашей экономики.

Энергопотребление в мире будет продолжать расти, а объемы добычи и производства энергетических ресурсов из добытого сырья, производство топлива и электрической энергии в Российской Федерации устойчиво превышают внутреннее потребление по нефти — более чем в 1,9 раза, газу — в 1,5 раза. Нефтегазовые компании — это крупнейшие экспортеры России. Они традиционно занимают и как минимум в среднесрочной перспективе продолжат занимать лидирующие позиции в перечне крупнейших российских компаний по выручке, что будет поддерживать и их высокую капитализацию. Речь идет о таких компаниях, как «Роснефть», «Газпром», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», и ряде других.

Российские компании не стоят на месте и тоже инвестируют в «зеленые» проекты и в возобновляемую энергетику.

Примером и аналогией для них могут служить крупные IT-гиганты и коммерческие банки, которые диверсифицируют свою основную деятельность, становясь крупными многопрофильными игроками в различных сферах.

Под силу это и российским компаниям: выбор таких направлений, как солнечная, ветряная, биоэнергетика или ряд других, лучше смотреть в каждом конкретном случае на примере отдельных регионов присутствия и потребностей социально-экономического развития. Этот процесс будет явно небыстрым.

Окупаемость и рентабельность «зеленых» проектов в России и, преимущественно, в мире пока что не может идти ни в какое сравнение с традиционной энергетикой. В этом вопросе необходимо разделять желаемое и действительное: даже несмотря на относительно высокие темпы роста, доля «зеленой» энергетики в общем объеме производства энергии в России составляет менее 1%. Подчеркну, что, как и было сказано в начале, мы здесь не берем в расчет гидро- и атомную генерацию, хотя она как-раз таки составляет порядка 40% генерации в России.

Вместе с тем рост объемов «зеленой» энергетики будет сказываться на снижении ее себестоимости. Согласно утвержденным в России государственным программам, к 2035 г. в нашей стране может быть построено около 12 гигаватт зеленых электростанций на основе ветра, солнца, а также малых ГЭС, что может составить порядка 4% текущей мощности всей генерации.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter