Артем Чен: В 2020 году ОПЕК+ вновь придется договариваться о сокращении добычи

Артем Чен: В 2020 году ОПЕК+ вновь придется договариваться о сокращении добычи
Мнение

26 сентября, 14:25
Артём Чен
Старший аналитик Rystad Energy
Сланцевая добыча, будет расти, а спрос на жидкие углеводороды — замедляться в связи с повышением топливной эффективности и замещением нефти газом в производстве электроэнергии

Чтобы сбалансировать нефтяной рынок, странам ОПЕК+ в 2020 г. с большой долей вероятности придется вновь договариваться о сокращении добычи. Это связано с тем, что на рынке наблюдается переизбыток нефти. Одновременно с интенсивным ростом добычи в США, Бразилии и Норвегии темпы роста спроса на жидкие углеводороды снижаются из-за торговых войн и замедления развивающихся экономик Индии и Китая, а также ключевых экономик Еврозоны, в частности Германии.

Сланцевая добыча и падение нефтяных котировок в 2015–2016 гг. вынудили производителей повышать эффективность добычи и снижать операционные издержки.

Кривая цен безубыточности для новых проектов опустилась, и прирост предложения в ближайшие годы ожидается не только в США, но и в других регионах.

В том числе в Бразилии, которая вводит в эксплуатацию 6 новых нефтепромысловых платформ, и в Норвегии, где уже в 2020 г. стартует добыча на большом офшорном месторождении Johan Sverdrup.

С другой стороны, мы видим ослабление спроса на нефть, вызванное как торговой войной США и Китая, так и структурным замедлением потребления в развивающихся, прежде всего азиатских, странах.

Темпы роста мировой экономики снижаются: если в прошлом году МВФ и другие прогнозисты предсказывали в 2019 и 2020 гг. рост на уровне около 3,8%, то по итогам первых двух кварталов 2019 г. он оказался чуть выше 3%.

Продажи автомобилей в Китае и Индии сокращаются, в некоторых сегментах продажи упали по отношению к предыдущему году более чем на 10%. В Германии промышленный рост оказался самым слабым за последние 9 лет, индекс PMI в августе упал до 41,4 (индекс ниже 50 свидетельствует о сокращении активности). Эти тенденции негативно сказываются на спросе на нефтепродукты (в первую очередь на сжиженные углеводородные газы, нафту и бензин в Азии и Европе, что подтверждается слабыми крэк-спредами переработки на эти нефтепродукты).

Что касается недавней атаки на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии, то пик эффекта от этого инцидента, возможно, еще не пройден. Заявления о том, что добыча в стране будет полностью восстановлена в течение двух недель, вызывают сомнение, так как инфраструктурные повреждения достаточно серьезны для того, чтобы могли быть устранены быстрым ремонтом. Информация о том, что Саудовская Аравия закупает сырую нефть у соседей по региону и снижает внутреннюю нефтепереработку для перенаправления освободившихся объемов сырой нефти на экспорт, скорее подтверждает, нежели опровергает предположения о продолжительном ремонте. Это значит, что в ближайшие месяцы Эр-Рияд недосчитается 1,9 млн б/с добычи. У страны в хранилищах достаточно запасов сырой нефти, благодаря чему проблемы с инфраструктурой на первых порах не отразятся на экспорте.

Саудиты до последнего времени располагали 2–2,5 млн б/с незадействованных добычных мощностей, которые в случае шоков в других регионах могли компенсировать выпавшие объемы и часть из которых из-за атаки оказалась временно недоступна. Поскольку сейчас этой подушки безопасности у мира нет, а собственных запасов нефти в нефтехранилищах Саудовской Аравии хватит примерно на 25 дней экспорта, в случае продолжительного ремонта инфраструктуры в ближайшие месяцы на нефтяном рынке стоит ожидать повышения волатильности. Но в целом ситуация пока складывается таким образом, что эффект от инцидента для нефтяного рынка будет краткосрочным и продлится максимум до конца года.

Если дальнейшей геополитической эскалации на Ближнем Востоке не произойдет, инцидент в Саудовской Аравии не изменит основополагающей динамики на рынке в следующем году.

Сланцевая добыча, видимо, будет расти и дальше, а спрос на жидкие углеводороды будет постепенно замедляться в связи с повышением топливной эффективности и замещением нефти газом в производстве электроэнергии. Поэтому пока не приходится говорить о том, что в цену на нефть вернулись геополитические премиумы и что в ближайшие годы места на рынке хватит всем.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter