Алексей Лоза: Новые технологии существенно снизят себестоимость освоения ТРИЗ

Алексей Лоза: Новые технологии существенно снизят себестоимость освоения ТРИЗ
Мнение

17 мая 2019, 16:44
Алексей Лоза
Руководитель направления по оказанию услуг компаниям ТЭК EY (Центральная, Восточная, Юго-Восточная Европа и Центральная Азия)
Cтоимость среднестатистической скважины на основных ТРИЗ-формациях снизилась примерно в 3 раза

Активное технологическое развитие нефтегазовой отрасли позволит повысить конкурентоспособность углеводородного сырья, существенно снизить себестоимость освоения трудноизвлекаемых запасов и увеличить объем предложения.

Стремление компаний к новым технологиям во многом было обусловлено обвалом нефтяного рынка в середине 2014 г. и, как результат, активным поиском способов снижения издержек. В результате отрасль достаточно быстро адаптировалась к изменениям и так называемой «новой нормальности».

Так, стоимость среднестатистической скважины на основных ТРИЗ-формациях снизилась примерно в 3 раза (до $4–6 млн).

Конечный эффект от внедрения передовых технологий зависит от ряда факторов, таких как сложность извлечения сырья, глубина залегания, география и т. д. Так, по оценкам ВР, в результате развития технологий затраты на добычу барреля нефти из сланцевых формаций США к 2050 г. могут сократиться на 28%, на добычу на арктическом шельфе — на 35%, тогда как добыча на зрелых месторождениях на суше подешевеет менее чем на 10%. Эффект от применения передовых технологий в газодобыче будет меньшим, но тоже существенным: издержки при добыче газа на шельфе Арктики могут снизиться на 28%, при добыче газа сланцевого газа США — на 22%, при добыче на традиционных месторождениях на суше — на 13%, при добыче метана угольных пластов — на 7%.

Благодаря реализации инновационных стратегий компаний и внедрению технологий уровень технически извлекаемых запасов нефти может вырасти почти на 50% к 2050 г. (без учета неразведанных ресурсов).

Это произойдет в большей степени за счет таких регионов, как Ближний Восток и Южная Америка (в совокупности около 60% прироста). По газу уровень таких запасов может увеличиться примерно на 25% (почти 50% прироста за счет Северной Америки и стран СНГ).

Наиболее значимыми технологиями для нефтегазовой отрасли на сегодня представляются инструменты искусственного интеллекта, применение которых в ближайшие годы будет особенно активно наращиваться. Напомним, что мировые «мейджоры» активно инвестируют в технологические разработки. Так, в 2017 г. BP приобрела компанию Beyond Limits, адаптирующую технологии NASA, предназначенные для разведки дальнего космоса, для сегмента «разведка и добыча». Chevron активно развивает графические процессоры визуализации сейсмических данных и создания трехмерных моделей месторождений с целью определения наиболее подходящих локаций для бурения. Компания Shell разрабатывает алгоритмы машинного обучения для проведения сейсмической разведки для автоматического обнаружения и классификации геологических структур на сухопутных и морских нефтегазовых месторождениях.

Крупнейшие российские ВИНК также разработали свои инновационные стратегии. «Роснефть» реализует комплексный план цифровизации всех областей деятельности. В последние два года компания анонсировала и начала применение ряда уникальных программных решений (таких как РН-ГРИД, РН-Геосим, РН-СИГМА). «ЛУКОЙЛ» разработал стратегию «Цифровой ЛУКОЙЛ 4.0», включающую такие аспекты, как цифровая экосистема, цифровой персонал, роботизация, цифровые двойники производственных объектов. «Газпром нефть» в рамках своей Программы инновационного развития до 2025 г. реализует стратегию развития цифровых проектов, которая охватывает все основные направления деятельности: геологоразведку, геологию, обустройство месторождений, бурение, разработку, добычу.

Резюмируя вышесказанное, отмечу, что будущее нефтегазовой отрасли зависит от того, насколько активно компании будут развивать инновационное направление.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter