Алексей Калачев: До конца года Москва и Киев не успеют заключить новое соглашение

Алексей Калачев: До конца года Москва и Киев не успеют заключить новое соглашение
Мнение

5 августа, 13:45
Алексей Калачёв
Эксперт-аналитик АО «ФИНАМ»
Москва и Киев до конца года не успеют заключить новое соглашение о газовом транзите

Я полагаю, вероятность заключения Москвой и Киевом до конца 2019 г. нового полноценного соглашения о газовом транзите взамен истекающего контракта крайне невысока. Слишком большое несовпадение позиций и малая готовность (в том числе организационная — со стороны Украины), чтобы за оставшееся время успеть согласовать принципы и положения нового договора. Скорее, можно рассчитывать на вынужденное временное продление действующего контракта как минимум на год.

Для «Газпрома», в принципе, это был бы вполне приемлемый вариант. Даже если оба новых газопровода («Северный поток — 2» и вторую нитку «Турецкого потока») удастся достроить в срок, эксплуатировать их на полную мощность с начала 2020 г. будет невозможно, поскольку они нуждаются в продолжении, а его пока нет. Строительство EUGAL (Европейского соединительного газопровода, который должен пройти из Грайфсвальда по территории Германии до границы с Чехией) будет закончено хорошо если к концу 2020 г.; работы в Болгарии, Сербии и Венгрии еще и не начинались. И «газовая директива» ЕС не позволит заполнить «Северный поток — 2» на 100%.

Для Украины временное продление контракта, не дающее гарантий загрузки ГТС в будущем, невыгодно.

Но, скорее всего, Украине придется согласиться, поскольку к заключению нового долгосрочного соглашения стороны не готовы, а потерять репутацию надежного транзитера газа перед лицом европейских партнеров нельзя.

Потеря репутации даст лишние аргументы в пользу обходящих Украину газовых маршрутов и отпугнет потенциальных инвесторов в модернизацию украинской ГТС.

До конца года еще есть время. В сентябре состоятся трехсторонние переговоры с участием представителей ЕС по газовому транзиту. Но ощущение готовности сторон к этой встрече отсутствует напрочь.

«Газпром» оговаривает возможность заключения нового соглашения отказом «Нафтогаза» от претензий на $2,65 млрд, подтвержденных Стокгольмским арбитражем. Украинская сторона не пойдет на это: глупо отказываться от уже выигранного дела, тем более что стороны заранее договаривались считать решение суда окончательным. Будь «Газпром» самостоятельным в своей стратегии, он бы, пожалуй, и согласился, но вряд ли Кремль это позволит.

Но не это главная проблема.

По сути, украинская сторона не определилась с субъектом переговоров со своей стороны, и у «Газпрома» нет полномочного контрагента для будущего контракта.

По действующему до конца года контракту таковым является «Нафтогаз». В качестве будущего оператора украинской ГТС создано ПАО «Магистральные газопроводы Украины» (МГУ). Но до сих пор непонятно, будут ли украинские газопроводы принадлежать МГУ или оператор будет управлять ими в качестве концессионера, а также в каком виде сохранится «Нафтогаз». И если «Газпрому» необходимо временное продление действующего транзитного договора, чтобы запустить новые газопроводные проекты в обход Украины, то Украине нужен переходный период для завершения реорганизации управления своей ГТС.

С содержанием нового соглашения также пока ничего непонятно. Принципы, заложенные в прежний контракт, противоречат принципам энергетической политики Евросоюза, которым стремится следовать Украина.

Вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович предлагает заключить долгосрочный, как минимум на 10 лет, контракт с «Газпромом», гарантирующий прокачку не менее 60 млрд куб. м в год. Это, конечно, предмет для того, чтобы начать переговоры, но они будут заведомо долгими и трудными. Сомневаюсь, что «Газпром» пойдет на такие условия. Предстоит как минимум длительный торг по объемам и тарифам.

Обсуждается и альтернативный вариант, в соответствии с которым «Газпром» вообще может не быть непосредственным участником украинского транзита российского газа в Европу.

Обсуждаемая схема предполагает, что бронирование мощностей украинской ГТС будет проводиться оператором ГТС по конкурсу. Контракт по итогам аукциона может быть заключен не обязательно с «Газпромом», но и с какой-то из европейских компаний, которая будет покупать газ у «Газпрома» на границе России с Украиной. Насколько проработана в деталях схема, имеются ли потенциальные европейские партнеры и как к ней может отнестись «Газпром», пока неизвестно. И вряд ли все будет готово к началу нового раунда переговоров.

Газовый транзит — это не только один из источников доходов украинского бюджета, он является еще и гарантией обеспечения собственных потребностей страны в газе.

Даже чтобы покупать газ в Европе по реверсу, сначала нужно, чтобы газ просто был.

Для прохождения через зиму Украине нужно около 20 млрд куб. м. Киев может вернуться к прямым закупкам российского газа у «Газпрома», по большей части это вопрос выгодной цены, но не только. Если предложение «Газпрома» будет включать дополнительные условия, которые Украина сочтет неприемлемыми, она предпочтет покупать газ у третьих сторон по спотовым ценам.

Кто бы это ни отрицал, ссылаясь на чисто коммерческую сторону вопроса, но в проблеме украинского газового транзита слишком много политики. Не будь между нашими странами неразрешенных политических противоречий, газовые монополии давно нашли бы общий язык к взаимной выгоде.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter