Кейс «Сохрановки»: к каким последствиям могут привести ограничения на транзит российского газа в ЕС через Украину?

Кейс «Сохрановки»: к каким последствиям могут привести ограничения на транзит российского газа в ЕС через Украину?
Мнение

16 мая, 14:42
Алексей Громов
кандидат географических наук, главный директор по энергетическому направлению, руководитель Энергетического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов»
Практическая реализация кейса «Сохрановки» является очередным шагом по подрыву российско-европейских газовых отношений со стороны Украины

10 мая Украина официально уведомила ПАО «Газпром» о том, что она прекращает принимать российский газ на газоизмерительной станции (ГИС) «Сохрановка» (точка входа на Украину из России газопровода «Союз»). Таким образом, для российского газа, по сути, остался один транзитный маршрут поставок в ЕС через ГИС «Суджа» в Курской области.

На этом фоне через два дня Россия ввела блокирующие санкции против ряда зарубежных компаний, в частности в отношении компании EuRoPol GAZ, владеющей частью газопровода «Ямал-Европа», что сделало для «Газпрома» невозможным использование этого газопровода для поставок российского газа в ЕС.

Таким образом, за три дня у «Газпрома» резко сократилось число возможных маршрутов для поставки российского трубопроводного газа в страны ЕС. По сути, сегодня российский газ в ЕС можно поставлять либо по «Северному потоку-1», либо через газопровод «Уренгой-Помары-Ужгород», проходящий по территории Украины с единственной точкой входа на ГИС «Суджа», либо по второй ветке «Турецкого потока».

Такое изменение возможной конфигурации поставок российского газа в ЕС может иметь самые серьезные последствия для дальнейшего газоснабжения европейских стран. Давайте разберемся почему.

Во-первых, политически мотивированное решение Украины об отказе от использования южной ветки транзита российского газа в ЕС через ГИС «Сохрановка» создает проблемы для газоснабжения ряда стран Центральной и Южной Европы (Венгрия, Словакия, Италия) и Республики Молдова. Причем последней получать газ из России по другим маршрутам технически невозможно. Более того, от данного решения Украины пострадала и Германия, поставки газа в которую упали 11 мая на 25% в суточном выражении. Таким образом, хотя в общем объеме поставок российского газа в ЕС через Украину на долю ГИС «Сохрановка» приходится не более 30% (примерно 12 из 40 млрд куб. м), целая группа стран-покупателей российского газа оказалась в сложном положении.

Во-вторых, в сложном положении оказался и «Газпром», у которого, с одной стороны, есть жесткие контрактные обязательства (условие «качай или плати») по транзиту газа через Украину (в т. ч. по поставкам газа на конкретные ГИС, включая «Сохрановку»), а с другой стороны — долгосрочные контракты с европейскими покупателями газа, часть из которых уже начала рассчитываться рублями за российские поставки (или собирается это сделать). Возможности по перенаправлению выпадающих объемов украинского транзита резко сузились за счет отказа России от использования газопровода «Ямал-Европа», который, по сути, играл балансирующую роль в обеспечении гибкости поставок российского газа европейским потребителям.

В результате Россия может либо пойти на требования Украины и перевести весь объем своего транзита на ГИС «Суджа» (но это сделает газоснабжение Молдовы и ряда европейских стран значительно дороже за счет удлинения маршрута поставок газа по территории Украины), либо попытаться дозагрузить мощности «Северного потока-1» и второй ветки «Турецкого потока» (но они и так практически заполнены). Есть и еще один почти фантастический сценарий: вновь попытаться реанимировать замороженный Германией проект «Северный поток-2» для обеспечения необходимой гибкости в поставках российского газа в страны ЕС на фоне нарастающих рисков прерывания украинского газового транзита…

Однако в первом случае «Газпром», очевидно, должен перенастроить свои потоки газа внутри России таким образом, чтобы синхронизировать подачу газа внутри страны с новой конфигурацией транзитных поставок через Украину, что потребует определенного времени. При этом остаются юридические вопросы к выполнению условий транзитного контракта, поскольку «Газпром» не признал решение Украины о приостановке транзита через ГИС «Сохрановка» форс-мажором. Кроме того, по информации «Оператора ГТС Украины», ГИС «Суджа» по техническим причинам в настоящее время может принять в сутки максимум 77 млн куб. м (сейчас через нее поставляется до 72 млн куб. м в сутки). Таким образом, ГИС «Суджа» сегодня объективно не может принять весь объем перенаправляемого транзита (а это дополнительные 30-32 млн куб. м в сутки). Получается своего рода патовая ситуация…

Во втором случае все зависит от возможностей «Газпрома» дозагрузить газом альтернативные маршруты: «Северный поток-1» и вторую ветку «Турецкого потока», но и они не в состоянии сегодня принять все объемы, шедшие через ГИС «Сохрановка».

В третьем случае все зависит от политического решения Германии и ЕС в отношении условий запуска в эксплуатацию «Северного потока-2». И положительное решение этого вопроса в условиях экономического противостояния России и ЕС близко к нулю.

Таким образом, следует признать вероятность дальнейшего ухудшения российско-европейских газовых отношений и приближения сторон к введению эмбарго на поставки российского газа. В этом сценарии именно Украина может стать катализатором процесса, поскольку именно она фактически нарушает условия транзитного договора с «Газпромом». И в случае отсутствия прогресса в решении вопроса с перенаправлением поставок российского газа с ГИС «Сохрановка» на ГИС «Суджа» — а «Газпром» по-прежнему настаивает на выполнении текущих транзитных обязательств — Украина может как инициировать разбирательства по данному вопросу в Стокгольмском Арбитраже (но это, как правило, долгий процесс), так и вообще поставить вопрос о разрыве транзитного контракта с Россией (в случае если «Газпром» откажется выполнять условие «качай или плати», что более чем вероятно в текущей ситуации с поставками российского газа через Украину).

Другими словами, практическая реализация кейса «Сохрановки» является очередным шагом по подрыву российско-европейских газовых отношений. И не со стороны ЕС или России, а со стороны Украины, которая в своем стремлении лишить Россию доходов от экспорта нефти и газа в ЕС рискует потерять не только свой кусок «транзитного пирога», но и саму возможность быть транзитером российского газа.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter