Ситуация вокруг Ирана: неопределенность нарастает – Алексей Громов

Ситуация вокруг Ирана: неопределенность нарастает – Алексей Громов
Мнение

14 июня 2018, 15:06
Алексей Громов
Главный директор по энергетическому направлению Фонда «Институт энергетики и финансов»
Ключевой вопрос для Ирана – сохранение уже достигнутых договоренностей с зарубежными компаниями

В последние недели ситуация вокруг Ирана в связи с выходом США из ядерной сделки и введением американских санкций в отношении этой страны стала еще более запутанной и неопределенной.

С одной стороны, руководство Ирана в условиях непредсказуемости политики США пытается продемонстрировать мировому сообществу свою неуязвимость перед лицом американских санкций и их возможного расширения и ведет со своими «незападными» партнерами, такими как Китай и Индия, активные переговоры, которые уже дали первые результаты.

Так, китайская CNPC в начале мая заявила, что готова выкупить долю французской Total в проекте по освоению гигантского месторождения «Южный Парс». Напомню, что сейчас китайцы владеют 30% в данном проекте, а на долю Total приходится 50%. А Индия заявила, в свою очередь, что будет соблюдать в отношении Ирана только санкции ООН, а не каких-либо стран.

С другой стороны, иранские официальные лица «троллят» своих западных партнеров периодическими заявлениями о бесперспективности соблюдения условий ядерной сделки в условиях, когда она не приносит выгоды иранской экономике, стремясь тем самым заставить европейские страны и компании, работающие в Иране, занять ясную позицию в отношении продолжения взаимодействия с Ираном.

Ключевой вопрос для Ирана – сохранение уже достигнутых договоренностей с зарубежными компаниями об инвестициях в нефтегазовую промышленность страны.

Невыполнение заявленных ранее финансовых обязательств зарубежных компаний может привести к серьезному дефициту ресурсов для развития отрасли уже в среднесрочной перспективе. Масштаб бедствия – $5–6 млрд ежегодно, которые Ирану нужно будет где-то изыскать в случае массового исхода западных компаний из нефтегазовых проектов.

Это и порождает растущую неопределенность в отношении будущих перспектив развития иранской нефтегазовой индустрии и оценок изменения роли Ирана в международной торговле углеводородами.

В этих условиях у России тоже есть выбор.

Либо минимизировать риски работы в этой стране из-за угрозы санкций, как это уже делает ЛУКОЙЛ, либо, наоборот, активнее входить в иранские нефтегазовые проекты по примеру китайцев, которые видят в иранских активах долгосрочную перспективу. Выбор за нами. Окно возможностей пока еще открыто…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter