Алексей Белогорьев: Непритязательная программа реформ газовой отрасли

Алексей Белогорьев: Непритязательная программа реформ газовой отрасли
Мнение

30 августа 2018, 10:17
Алексей Белогорьев
Заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов
Самая дискуссионная часть новой «дорожной карты», как обычно, – предложения по либерализации государственного регулирования газовых цен

«Дорожную карту» по развитию конкуренции (утв. Распоряжением Правительства РФ от 16.08.2018 №1697-р) в части газовой отрасли трудно заподозрить в новизне или тем более в революционности. Хотя предложенные в ней меры в целом актуальны, пусть и не особо амбициозны.

Лучшее, что есть в документе, – это очередное обещание утвердить Правила недискриминационного доступа к системе магистральных газопроводов (первая версия правил была готова еще в 2005 году!) и усовершенствовать раскрытие информации в части услуг по транспортировке газа по трубопроводам (всех интересует, прежде всего, структура текущих и капитальных затрат на транспортировку). А также, что для документа такого уровня чуть новее, установить единый тариф на транспортировку газа по магистральным газопроводам для всех поставщиков газа (чтобы независимые не осуществляли перекрестное субсидирование дочерних обществ «Газпрома»).

Если представить, что все эти меры будут реализованы – что по опыту предыдущих лет пока не самоочевидно, – то это довольно весомый шаг к уравниванию себестоимости поставки газа в рамках ЕСГ для «Газпрома» и независимых производителей.

«Газпрому» в этих условиях будет сложнее демпинговать на внутреннем рынке, даже несмотря на переизбыток мощностей и экспортную маржу.

В этом контексте увеличение квоты продаж «Газпрома» на СПбМТСБ выглядит как часть вполне разумного компромисса. Здесь стоит напомнить, что «Газпром» на самом деле хотел значительно большего – права предоставлять скидку до 15% ко всему объему продаваемого на внутреннем рынке газа. Получил же он не так много – его годовые объемы продаж на бирже могут вырасти на 7,5 млрд куб. м в этом году и, может быть, на 12,5-15 млрд куб. м в 2019-2020 гг. Общий же объем продаж «Газпрома» на внутреннем рынке в 2017 г. составлял 231,3 млрд куб. м в год.

При этом саму необходимость увеличения квоты «Газпрома» трудно оспорить.

В условиях, когда независимые объективно не готовы наращивать поставки газа на биржу, только «Газпром» может обеспечить поступательное развитие биржевой торговли, основным индикатором которого остается объем торгов (что, может быть, и неверно).

Само по себе это не является шагом в сторону рыночного ценообразования: при доминировании регулируемых цен на рынке сколько газа ни продавай на бирже, адекватнее биржевой индикатор не станет. Но это важно для развития самого института биржевых торгов. Не стоит забывать, что в России он совсем еще юн (всего неполные 4 года) и своей зрелости достигнет только лет через десять.

Идея утвердить минимальную величину продаваемого на бирже газа для «Роснефти» и «НОВАТЭКа» также не нова. ФАС аргументирует ее коллективным доминированием, и в теории она права. Но весь вопрос в объеме обязательств (1 млрд куб. м в год или, например, 10 млрд). Как их рассчитать, кто и по какой методике это будет делать?

«Газпром» дает газ на биржу от избытка, независимые же будут вынуждены забирать газ из долгосрочных контрактов, снижая свою маржу. Это явно неравные исходные позиции.

А поскольку и текущий, и перспективный внутренний спрос на газ относительно постоянен, здесь опять встает вечный вопрос о целевой модели рынка. Увеличение биржевых торгов может происходить только за счет сокращения долгосрочных обязательств либо за счет активных перепродаж. В той же «дорожной карте» предусмотрены мероприятия по развитию новых инструментов организованной торговли природным газом (фьючерсы, вторичная перепродажа, поставка «на текущие сутки» и др.). Но каково целевое соотношение долгосрочных и краткосрочных обязательств на рынке, да еще и в условиях доминирования регулируемых внебиржевых цен?

Собственно, наиболее туманной и дискуссионной частью «дорожной карты» выглядит, как обычно, подготовка предложений по либерализации государственного регулирования цен на газ. Для ФАС, как она неоднократно декларировала, это является основной целью всего реформирования рынка. Хотя по существу это лишь средство, причем средство сильнодействующее и с существенными побочными эффектами. Стоит ли его применять в текущей модели рынка, даже с учетом предложенных частных улучшений, – основной и наиболее сложный вопрос.

Сюжеты:
Газпром
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter