Куда торопится Евросоюз?

Куда торопится Евросоюз?
Мнение

8 июня, 12:28
Александр Фролов
Заместитель генерального директора Института национальной энергетики
Почему ЕС попытается ввести ограничения на импорт российского газа

Впереди полгода до введения Евросоюзом частичного эмбарго на поставки нефти из России. А грядущее уже сейчас тревожит многих аналитиков. Кто-то, как Клиффорд Краусс из NYT, полагает, что в сложившейся ситуации выигрывает Индия. Кто-то, как вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун, считает, что Россия может добывать меньше, а получать денег больше. Кто-то и вовсе видит шанс для возобновляемых источников энергии и электромобилей. Мы же обсудим, почему Европа не подготовилась к собственному эмбарго на российскую нефть. И будет ли принят запрет на импорт газа.

Зачем европейским политикам ждать шесть месяцев, прежде чем вводить частичный запрет на покупку российской нефти? Это не праздный вопрос. Хотя ответ на него может показаться более чем очевидным: европейским компаниям необходимо адаптироваться к условиям, в которых уже не будет доступа к российской нефти и нефтепродуктам. Сейчас они не могут отказаться от нефтяного импорта из РФ, так как зависят от него на 28-30%.

Но ведь основной смысл накладываемых Евросоюзом санкций, если верить руководству ЕС, заключается в том, чтобы лишить нашу страну доходов, которые можно направить на военные цели. И в этом смысле ситуация выглядит странно: ведь продолжительный период времени Россия продолжит получать доходы от нефтяного экспорта на европейском направлении. Ситуация радикально не прояснится, даже если добавить сюда более чем спорную идеологему, будто Россия перестала быть надёжным поставщиком, поэтому от её углеводородов надо всеми силами избавиться.

Да, можно воспринимать принятие шестого пакета санкций просто как чёткий и недвусмысленный сигнал европейским компаниям: пора отказываться от закупок нефти в РФ. И для того, чтобы подчеркнуть серьёзность намерений, даже введены временные ориентиры. Импорт российского чёрного золота необходимо остановить уже через полгода, а нефтепродуктов — через восемь месяцев. Если только вы не Болгария и Хорватия, которым даны послабления. И если поставки из России не идут к вам по нефтепроводной системе «Дружба». Тогда продолжайте импортировать российские углеводороды до особых распоряжений.

Тонкость складывающейся ситуации заключается в том, что страны, зависящие от поставок по «Дружбе», не будут иметь права перепродавать в третьи страны ни российскую нефть, ни российские нефтепродукты. Зато, полагаем, они смогут продавать нефтепродукты, которая изготовят из российского чёрного золота.

Таким образом, складываются предпосылки к формированию в Евросоюзе неравных конкурентных условий между производителями бензина, дизельного топлива, авиакеросина и т. п.

Мы писали об этом ранее.

Власти Евросоюза пошли по весьма рискованному для них пути, огласив чёткие сроки введения эмбарго без твёрдых гарантий со стороны поставщиков, которые хотели бы и могли бы заместить российскую нефть. Ведь к концу мая никакие переговоры с экспортёрами не дали желаемого результата. Да, впереди ещё несколько месяцев, и ситуация на мировом рынке может измениться. Но разумно было бы сначала защитить свой рынок, а потом уже наносить удар по российской экономике. То есть разумно было бы отложить включение «нефтяной опции» в санкционные пакеты. К чему торопиться?

К сожалению, ответить на этот вопрос, исходя из экономических факторов, нельзя. Поэтому позволим себе зайти на хрупкий лёд политологии и предположить, что, торопясь с оглашением параметров эмбарго, лидеры Европейского союза решали две задачи.

Первая заключается простом принципе «не можешь победить — возглавь». Мировой энергетический кризис начался в 2021 году. Тогда же возникли проблемы и у европейской экономики. Предпринимаемые лидерами Евросоюза шаги оказались абсолютно неэффективными перед лицом энергетических трудностей. Высокие цены начали давить на уровень потребления нефти и газа в ЕС. Так, по предварительным оценкам, в первом квартале спрос на газ сократился на 7%.

Интересно, что большинство рекомендаций, как сократить зависимость Европы от энергоносителей из России, касаются режима экономии: не надо ездить на машине, не надо включать кондиционер, не надо включать отопление. Значительная часть этих рекомендаций уже без всяких подсказок реализуется гражданами ЕС под давлением экономических факторов. Но европейским лидерам куда выгоднее представить по итогам года ситуацию таким образом, будто граждане (и промышленность?) экономят не из-за трудностей, а от высокой сознательности. И в этом контексте конфликт с Россией играет на руку Брюсселю, так как любые проблемы с поставками можно объяснить злокозненным поведением нашей страны, а не ошибками лидеров Евросоюза, проявивших высочайший непрофессионализм в борьбе с мировым энергетическим кризисом на рубеже 2021 и 2022 годов.

Вторая задача, которую решает европейское руководство, — это сохранение лица. Разумеется, в этом вопросе не может быть полной уверенности, но, судя по текущему состоянию дел, члены Еврокомиссии действительно надеялись на экономический блицкриг против России. Можно скептически относиться к стабильности отечественной экономики, но фактом на данный момент является её вполне заметная устойчивость. Вводятся новые пакеты санкций, а ожидаемого быстрого результата они не дают. Поэтому перед принятием шестого пакета европейские лидеры заговорили о необходимости соблюдать баланс между давлением на Россию и неминуемыми последствиями для Европы. Никто не пытается делать вид, что последствий не будет. Да и как их может не быть, если в мире вот уже год царит энергетический кризис?

Если прочитать заявления, сопровождающие каждый санкционный пакет, то нельзя отделаться от мысли, что европейские лидеры на полном серьёзе считают, будто они находятся в состоянии войны с Россией. Это подтверждает и их публичная риторика. Им не удалось добиться быстрого результата экономическим давлением, но в текущих условиях уже невозможно остановить санкционную машину. Приходится повышать ставки, даже подвергая неоправданному риску энергетику и промышленность своих стран.

Опять же повторим наш вопрос: если вы хотите лишить Россию доходов, то куда вам торопиться? Работайте в этом направлении, ищите альтернативных поставщиков, заманивайте их более привлекательными ценами. А когда ваши тылы будут прикрыты — наносите удар. Но в рамках политической игры в санкционную войну, в которую загнали себя лидеры ЕС, любая остановка может трактоваться как слабость или даже поражение. Потому никаких остановок быть не может. Невзирая на последствия.

Из вышесказанного можно сделать одно предположение, крайне важное для нашей экономики.

Лидерам Евросоюза придётся вновь повысить ставки и попытаться ввести какую-то форму ограничений на импорт российского газа.

В принципе, выход из этой ситуации один, и он очевиден: надо поверить, что наши энергоносители в Европе не нужны, и расширять деятельность на рынках за пределами Европы. Учитывая возросший российский экспорт нефти в Китай и Индию, работы в нужном направлении ведутся. С газом в силу особенностей его транспортировки сложнее. Восточные потребители с точки зрения объёмов смогут в первом приближении заменить рынок ЕС не раньше конца 2020-х годов.

Всё это, кстати, не означает, что надо самостоятельно отказываться от рынка Евросоюза. Надо готовиться к тому, что он будет потерян, но руку «Дружбы» стоит оставить протянутой.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter