Сланец сильнее прогнозов
Аналитика

Сланец сильнее прогнозов

31 октября 2019, 11:45Екатерина Вадимова
Американская сланцевая добыча — это удачный пример политической воли для импортозамещения и рычаг давления на нефтяной рынок, поэтому не стоит ждать, что власти США дадут ей умереть

Финансовые структуры вдруг поверили в светлое будущее нефтяного рынка на фоне возможных проблем у сланцевого сектора. По данным инвестиционного банка Goldman Sachs, темпы роста добычи нефти из низкопроницаемых коллекторов в США замедлились, поэтому через год можно ожидать достижения баланса спроса и предложения на рынке черного золота. В дальнейшем, как считают аналитики, должен сказаться фактор недостаточного инвестирования нефтедобывающих проектов, который наблюдается с 2014 года. Именно он поможет сокращению предложения и установлению «бычьих» настроений. Кроме того, не стоит забывать, что в мире активно начала разыгрываться климатическая карта, которая также может повлиять на мировой нефтегазовый сектор.

Эксперты Goldman Sachs значительно понизили прогноз роста добычи в США в 2020 году — с 1 млн б/с до 0,7 млн б/с.

Пересмотр в сторону понижения произошел не только из-за сокращения количества действующих буровых установок в США, но и из-за снижения продуктивности новых скважин.

Управление энергетической информации Минэнерго США (EIA US) также понизило прогноз добычи нефти в стране в 2019 году на 30 тыс. б/с, до 12,24 млн б/с. Крупнейшие сервисные компании Halliburton и Schlumberger сообщают, что сокращение объемов буровых работ в США привело к превышению предложения над спросом на рынке бурового оборудования. Согласно данным ФРС Далласа, в Техасе количество рабочих мест в нефтегазовой отрасли за первое полугодие уменьшилось почти на 2%, а заявки на новое бурение сократились на 21% по сравнению с прошлым годом.

При этом в Goldman Sachs все же не исключают временного роста добычи в 2020 году, но за ним должен последовать спад. Международное энергетическое агентство (МЭА) предполагает, что пик добычи сланцевой нефти будет достигнут во второй половине 2020-х годов.

Вносит неопределенность и внезапная озабоченность мировых финансовых структур проблемами сохранения климата. В частности, 130 международных банков с активами на сумму свыше $47 трлн перешли на новые принципы работы, соответствующие Парижскому соглашению по климату 2015 года. К инициативе присоединились Deutsche Bank, Citigroup, Barclays, ABN Amro, BNP Paribas, Commerzbank, Lloyds Banking Group и Societe Generale.

По идее, это должно сократить возможности для привлечения кредитов в сланцевый сектор, поскольку, согласно подсчетам норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, в сланцевом бассейне Permian сжигают попутного газа вдвое больше, чем добывают на самой мощной скважине в Мексиканском заливе производительностью до 7,5 млн куб. м в день. Та же ситуация на месторождении Баккен в Северной Дакоте, где сжигают до 14 млн куб. м газа в сутки. Аналитики Rystad Energy отмечают, что если к этим данным добавить Пермский бассейн, то получится, что сланцевая добыча нефти приводит к сжиганию большего количества метана, чем его потребляют такие страны, как Венгрия, Израиль, Азербайджан, Колумбия или Румыния. Американское Агентство по охране окружающей среды утверждает, что выброс метана в результате сжигания попутного газа в Пермском бассейне сравним с выхлопом двух миллионов автомобилей.

Из-за данных по экологическому вреду сланцевые компании являются главными кандидатами на прекращение кредитования.

Инвестиционные аналитики считают, что понижение сланцевой добычи может привести к стремительному скачку нефтяных цен и усилению роли ОПЕК+. Однако не стоит забывать, что и сейчас традиционные экспортеры имеют весьма серьезное влияние, в том числе и на внутренний рынок нефти Соединенных Штатов. Напомним, что, несмотря на все достижения сланцевых месторождений и их рекорды, внутренний рынок США до сих пор сильно зависит от импорта. По данным Bloomberg, Соединенные Штаты импортируют более 7 млн баррелей сырой нефти в сутки со всего мира для своих нефтеперерабатывающих заводов, которые потребляют более 17 млн баррелей ежедневно. Кроме того, надо понимать, что Минэнерго США не оперирует узкой категорией «сырой нефти», в американскую статистику по добыче входит сырая нефть, жидкий газ (NGPL) и другие жидкости.

Тем не менее около 20% мирового потребления нефти приходится на США, поэтому любые проблемы у сланцевиков тут же скажутся на глобальном углеводородном рынке.

В Goldman Sachs предполагают, что в случае подтверждения прогноза о достижении точки разворота на рынке нефти через год период низких цен на нефть закончится.

Российские отраслевые эксперты придерживаются несколько иной точки зрения. Они пока не видят серьезных угроз для американской сланцевой добычи и считают, что власти США сумеют ее защитить. Им ближе оценка норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, согласно которой добыча сланцевой нефти достигнет пика на уровне 14,5 млн б/с около 2030 года.

Руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев в интервью «НиК» отметил, что кредитно-финансовая политика заемщикам выгодна, цены на нефть достаточно комфортные. «Я бы сланец не хоронил», — заявил эксперт.

По его словам, инвестиционные банки вообще любят предсказывать различного рода кризисы.

«По моей версии, инвестиционные банки традиционно близки к Демократической партии США. Нефтяников, в том числе и сланцевиков, относят к республиканцам. Поэтому данные прогнозы появляются на фоне всей этой внутренней свары вокруг Трампа»,

— пояснил Разуваев.

Он также не видит угроз сланцевой добыче и от присоединения финансовых структур к соглашению по климату. «Реальные деньги не ведутся на весь этот экологический бред. Традиционным поставщикам, конечно, выгодно, если бы сланцевый сектор начал уходить с рынка, но я бы так оптимистично не оценивал ситуацию», — резюмировал аналитик.

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов напомнил, что первое базовое условие, необходимое для сланцевой революции, — это наличие в стране огромного количества буровых.

«Американская нефтегазовая отрасль старейшая в мире, и буровых там накоплено больше, чем где-либо. Поэтому, когда добыча традиционной нефти в США стала снижаться, очевидно, что с этими буровыми пришлось что-то делать. Это реальный промышленный ресурс. Плюс огромный финансовый сектор США, у которого столько денег, что проблема стоит в нехватке проектов для вложения. Эти два фактора сошлись. При этом рентабельность сланцевых проектов очень мала или отрицательная. Поэтому для развития этих проектов потребовалась массированная пиар-подготовка по всему миру. Дальше же все происходит по известной схеме: компания получает лицензию, нанимает буровую, получает кредит, потом размещает акции на рынке, а инвесторы со всего мира покупают эти ценные бумаги. Дальше прибыли у компании нет, но никто не виноват. Инвесторы получили убытки. Потом другие компании получают новые лицензии, схема повторяется», — рассказал эксперт в интервью «НиК».

Он заметил, что участники данных проектов быстро обогащаются за счет продажи своих акций и быстро уходят в тень. Как долго это будет продолжаться — неизвестно. «Тем не менее сланцевый сектор работает уже несколько лет.

С одной стороны, на рынке появляется информация, что задолженность сланцевых компаний уже больше $200 млрд и что желающих инвестировать в этот сектор становится все меньше. С другой — в США постоянно производятся новые электронные деньги, которые надо во что-то вкладывать.

Рано или поздно инвестиционный сланцевый пузырь лопнет и начнут добывать только на тех участках, где это будет приносить деньги», — считает Правосудов.

При этом эксперт указал, что многое будет зависеть и от цены на нефть. «При нынешних ценах сланцевые проекты более и менее могут работать, но как это повлияет на рост добычи — неизвестно», — подчеркнул он.

Отвечая на вопрос о том, может ли измениться отношение американских властей к сланцевому сектору после выборов президента США, если к власти, например, придут демократы, эксперт отметил, что сланцевая нефть и возобновляемая энергетика, которые нравятся политикам, зависят от льгот и не очень рентабельны. «Самый „зеленый“ президент США от Демократической партии Барак Обама в свое время хотел пересадить всю Америку на электромобили и застроить ветряками. Однако по прошествии восьми лет его правления выяснилось, что именно при нем произошел бурный расцвет сланцевой отрасли. Поэтому предсказать, как развернется политическая ситуация, невозможно. Наверное, найдутся банки, которые перестанут вкладывать деньги в нефтегазовые проекты, отдавая предпочтение „зеленой“ энергетике. Однако пример правления Обамы показал, что слова и дела демократов расходятся очень сильно», — напомнил Правосудов.

Руководитель рабочей группы по ценообразованию и рынкам при Министерстве энергетики РФ Вячеслав Мищенко обратил внимание, что нефть, которая добывается в США, — это очень разнородное по составу и качественным характеристикам сырье. «Где-то это легкая нефть, где-то она ближе к газоконденсату. Скептиков у сланцевой отрасли всегда было много, но, к счастью для американской индустрии, она доказала свою жизнеспособность. Ее много раз критиковали и хоронили за высокую себестоимость и отсутствие экологических стандартов, но она очень интенсивно в США развивалась. И сейчас страна в нефтяном эквиваленте добывает порядка 12 млн баррелей в сутки», — заявил эксперт в интервью «НиК».

Касаясь прогноза Goldman Sachs, он отметил, что любой прогноз несовершенен, так как в какой-то степени ангажирован.

«Много раз эта критика звучала: высокая себестоимость, закредитованность, растут долги. Однако ей можно ответить тем, что США обладают одним из самых мощных фондовых рынков в мире. Соответственно, имеется в наличии много инструментов по хеджированию финансовых рисков, а также большое количество участников рынка.

Сама сланцевая отрасль не классическая в российском и даже европейском понимании, там нет доминирующих компаний, всего же насчитывается порядка 8 тыс. игроков. У них разная экономика и разные задачи. Сланцевая революция заключается в том, что были не только подтверждены и развиты новые технологии добычи, но и успешно применены экономические рычаги поддержки: рефинансирование, использование долговых инструментов. Поэтому я не согласен с теорией наступающего кредитного или долгового кризиса в сланцевом секторе. Ситуация не так однородна и проста, как в российском ТЭК, где можно агрегировать данные и понять, какова экономика работы тех или иных проектов», — рассказал Мищенко.

Он не согласен с прогнозами замедления роста добычи сланцевой нефти. «Я не соглашусь с тем, что будет идти падение добычи. Скорее, она будет расти. На последнем нефтегазовом форуме в Хьюстоне министр энергетики США озвучил перспективы роста добычи нефти в США к 2024 году до 15 млн баррелей в сутки. Это рекордный объем для мировой добычи. И судя по тем данным, которые мы видим сейчас, они идут к этому рекорду. Ведь в Соединенных Штатах, кроме финансовой поддержки, существует еще и поддержка государства налоговыми схемами, дотациями.

Идеология Трампа и его администрации — это поддержка реального производителя и нефтяного бизнеса. Я не верю, что администрация американского президента будет спокойно смотреть на то, что у них падает добыча.

Расчет сделан еще и на то, что США должны стать доминирующей силой на рынке производства и поставок нефти. Под это вложены серьезные деньги, идет развитие трубопроводной и экспортной инфраструктуры», — пояснил Мищенко.

Эксперт указал также, что американский импорт нефти связан с особенностями НПЗ и он останется. «Исторически сложилось, что американские НПЗ перерабатывают более тяжелую нефть. Большая часть добытого в США сырья может пойти на экспорт, но страна все равно останется импортером тех сортов, от которых зависит местная нефтепереработка», — отметил Мищенко.

Резюмируя, стоит заметить, что сланцевая добыча — это удачный пример политической воли для реализации проекта импортозамещения. Экономический эффект от него получила вся американская экономика, пусть и не напрямую. Благодаря развитию данного сектора США успешно аккумулировали собственные промышленные и финансовые ресурсы для борьбы с мировым нефтяным картелем ОПЕК. Сланцевый сектор стал новым рычагом давления на весь нефтяной рынок. Кроме того, страна изменила свой энергобаланс, новый толчок для развития получила американская нефтегазохимия. Поэтому ждать того, что власти США дадут сланцевой добыче умереть, не приходится.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter